На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ИЗ ПОЧТЫ РЕДАКЦИИ

Майя Яворовская и ее Новосибирск


Новосибирск. 1960 год. Я с большущим фанерным чемоданом иду в центральную гостиницу. Мест нет. Но сердобольная женщина рекомендует сойти вниз к реке — там на дебаркадере должны быть. И правда. Спасибо ей. Ибо первые впечатления на всю оставшуюся жизнь: огромная река, огромная луна (как у нас над морем в августе), свежесть… Б-же, как это было давно и прекрасно!

Потом, потом… завод "Сиблитмаш", КБ, все обитатели которого уехали на сельхозработы. Нет, не все. Ко мне, не знавшему, куда приткнуться, подходит девушка: "Меня зовут Майей. Пока вернутся главные силы, познакомься вот с этой документацией — видимо, она будет твоей работой. Как Одесса?".
А Одесса мне надоела до чертиков. Пыльная Дерибасовская. Жалкий Городской сад. Красным суриком покрашенные окна Центрального гастронома. Молдаванка, где можно снимать кино о 1905 годе с казаками, разгоняющими рабочую демонстрацию, ничего не меняя.
Жизнь требовала перемен, и я их в Новосибирске получил сполна. Вот интересно: общежитие стало лучше родного дома (это сейчас, проходя мимо какой-нибудь общаги, думаешь — ну как в ней можно жить при общем туалете, с кухней, заставленной грязными плитами?..). Друзья по комнате, по работе, по отдыху — все только что из-за студенческой парты. Вот что было главное.
КБ было молодое. Наши начальники — большие и маленькие — максимум на пять лет старше нас, остальных, только что из объятий высших учебных заведений (в моем случае — южнопальмирского политехнического, у других — московских, омских, барнаульских, бакинских...). Из всех южнопальмирских ближе всех, добрее
всех, заинтересованнее всех в нас была Майя Яворовская. То, что ее творческое никак не совпадало с сидением за доской, выявилось сразу же, за первый год нашего общения. А тут еще Оттепель. На одну ночь "Один день Ивана Денисовича", песни Галича, барды, альплагеря, экспедиции к Тунгусскому метеориту, литобъединение в газете "Молодая Сибирь". Майя организует нашу художественно-политическую жизнь: во-первых, начали выпускать литературный журнал "Начало" (машинописный, в переплете); во-вторых…
Нет, здесь надо с новой строчки. Известно, как в оные времена избирали профком: список спускался с высот партбюро, и все голосовали, как правило, одностайно. Но не тут то было. Майя способствовала организации инициативной группы, которая поговорила со всеми ста обитателями КБ, составила свой список и к великому удивлению партайгеноссе, КБ выбрало свой профком. Где ты, польская "Солидарность"? Но времена были против нас. Нас уже заметили.
В-третьих. Тут как раз подоспело переименование Сталинграда в Волгоград. Мы на молодом задоре пишем письмо в ЦК: переименуйте, если уж так решили, в Царицын, а вообще лучше оставить — ведь все равно будут говорить и писать "Сталинградская", а не "Волгоградская битва"; в Париже улица Сталинграда не в честь Сталина.
Это уж был перебор. Грянула расправа.
Сначала была комиссия из ЦК с первым секретарем горкома партии. Беседа не получилась. Тогда — безотказно работающий классический вариант: рабочие против этих молодых чистоплюев, выпускающих идеологически вредный журнал, в одном из номеров которого, например, соседствуют две цитаты — из Ницше и Маркса. Выступает мастер: "Я воевал против Гитлера, а Ницше — фашист. Так что же, я должен терпеть его под боком?". Запахло врагами народа. Возражений не слышали, да и опыта работы с большим залом идеологически подогретой массы у нас не было. В общем, полный разгром.
И как-то сразу изменилась обстановка. Исчез коллектив. Уже тогда, когда мы собирали подписи под письмом в ЦК, раскрывались характеры: ясно было, что подпись — серьезное дело. И вот… извините, я за вас, но не подпишу, потому что меня не возьмут в Академгородок, а обещали. И т. п. Это все на третьем году, по истечении которого вольно было покинуть славный город и работу, на которую уже не хотелось ходить.
Майе, конечно, досталось больше всех: она была редактором, организатором.
Разъехались в 1963 году.
Я — на одесский завод прессов. Совсем другая обстановка. Тихая такая мешпуха. Какие выступления? Вы шо?.. пламенные речи на кухне? Да. Анекдоты про генсека? Да. Потрясающий прием Жванецкого в клубе какого-нибудь проектного института? Да. В общем, дуля в кармане…
Ну, ладно. Майя была у нас после Новосибирска два раза. Один — принимала нас в доме на Пастера, другой — мы ее на Королева. Мы… уже другие. Но воспоминания грели.
Я раскрыл газету "Тиква"-"Ор Самеах" за 28 ноября.
Б-же мой, Майка! И ее стихи… Как хорошо, что ты не забыта друзьями.
Спасибо Вам, Михаил Гаузнер. Спасибо.

Бронислав Б.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.