На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

НЕ СОГЛАСНАЯ Я!


Илья РЕЙДЕРМАН "Тиква"

Момент истины — все равно как фотовспышка: полутемно, очертания предметов и лиц смутны, а на снимке все четко и ясно. Но фотограф знает, сколько кадров нужно сделать, чтобы выбрать лучший, а все остальные отправить в корзину. Непременно в корзину, ибо примета истины — в ее единственности.

Но сказав это, сразу больно натыкаюсь на некий довольно крупный камень. На камне написано загадочное магическое слово: плюрализм! Впервые мы услышали это слово как раз в канун так называемой перестройки. И звучало оно тогда как пароль свободомыслия. В самом деле: идеологическое единомыслие отменяется, на любой предмет можно смотреть по-разному, возможно огромное множество точек зрения, по каждому поводу можно спорить… И это нормально, это — основа того, что мы теперь называем "либеральной демократией". Казалось бы, как хорошо, как славно! Но сегодня мы чувствуем в том, что лет двадцать назад казалось так сладко, привкус горечи. Отчего?
В древности одним из главных, фундаментальных понятий было понятие меры. Оно есть у всякого народа, отражено в его поговорках. Любовь к "вкусной и здоровой пище" — хорошо. Обжорство — плохо. Так называемая либеральная демократия, которая становится на наших глазах очередной добровольно-принудительной идеологией, — есть обжорство, злоупотребление свободой.
Приметы этого злоупотребления я вижу на каждом шагу. Говоришь молодым людям то, что тебе представляется истинным, и вдруг подходит к тебе юное прекрасное существо и говорит невинным таким голосом: а откуда вы знаете, что правильно и что неправильно? Сейчас свирепствует какой-то странный грипп — и нельзя сказать, чтоб очень тяжелый, но прилипчивый, никак выздороветь от него нельзя. Только вылечился — и вот снова… Непобедимый какой-то вирус! Вот и тут я сразу понимаю: вирус! Где его юное существо подхватило — сказать трудно, потому что он уже везде… Попробуй я ответить, что я свое знание и понимание выстрадал, что у меня борода седая, что я много чего перечитал и передумал… И услышу задиристое: "Не согласная я!".
Не один раз пытался спровоцировать на высказывание: думаешь иначе — скажи, мотивируй свое несогласие, объясни свою позицию! И либо слышал что-то невнятное, либо… собеседник просто уклонялся от разговора. Наконец я понял: он на самом деле не думает иначе. Он, может быть, еще и подумать как следует не успел. Для него важно, прежде всего, заявить о себе, так сказать, застолбить место, на котором можно будет вкопать столб и на щите написать огромную букву Я.
И не нужно думать, что так обстоит дело только с молодыми. Порой и солидный образованный собеседник (может быть, даже философ) аргументировано излагает свое "а я так думаю", и слушая его, я в какой-то момент вдруг теряю всякий интерес к его словам. Потому что уже понял главный мотив, подспудно стоящий за сказанным: да ведь тебя, братец, истина совсем не интересует! Тебя интересует твое я, то, как ты выглядишь, как округло говоришь, насколько выигрышно воспринимаешься окружающими. И ведь это демонстрирующее себя, любующееся собой, утверждающее себя "я" стоит не только за словами, но и за делами, поступками, приобретаемыми вещами, за всем, что наполняет повседневную жизнь, в которой истина утратила свое значение.
По примеру монарха, сказавшего "государство — это я", следовало бы сказать: "истина — это я", и никакой другой истины быть не может. Правда, для этого надо бы быть достаточно циничным и последовательным. Люди в большинстве своем стесняются осознавать свои подлинные мотивы. Но если бы осознали, мы бы ахнули: индивидуализм победил везде и всюду, так сказать, на всех фронтах. Несмотря на некогда идеологически утверждавшийся коллективизм.
Прежде была "одна истина", но она была авторитарной, насильственно вдалбливаемой в головы, за ней стоял авторитет если не некой личности в чине литературного, философского или идеологического генерала, то авторитет "науки вообще", "общества", государства. А сегодня сколько голов — столько и мнений. Жизнь как всемирный дискуссионный клуб. Никому ничего нельзя доказать — можно только "прийти к консенсусу", то есть договориться, что именно на данный момент мы согласны признать относительной истиной. (Интересно, почему нет разнобоя мнений по поводу того, сколько будет дважды два? Почему бы не договориться об устраивающей большинство цифре?)
Задаю вопрос на засыпку: как сочетаются истина и свобода? Свобода (понятая в нашем разухабистом стиле) есть свобода любых "мнений"! Но мнений много, а истина все же одна. И в этой единственности истины есть элемент несвободы, принуждения: если ты не знаешь истины — ты должен, обязан ее искать. От этого такого немодного "должен" нас коробит. Но если мы, вместо того чтобы думать, изобретаем удобное для себя "мнение", если мы отказываемся искать истину — то мы, по существу, не желаем мыслить и обрекаем себя на некий, простите, "добровольный идиотизм", в котором и пребываем. Сомневающиеся в жестокой правоте сказанного — включите телевизор или просто посмотрите на самих себя, что бы то ни было обсуждающих.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.