На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Памяти художника и друга


12 ноября 2007 г. в Берлине умер Леонид Межерицкий, прекрасный одесский художник, живописец от Б-га.
Родился Леонид в семье известного одесского архитектора Якова Межерицкого, который умер в молодом возрасте; два старших брата погибли в возрасте 18-19 лет во время войны. Работами Лёни Межерицкого, его пейзажами, портретами, натюрмортами восхищались такие мастера южнорусской школы живописи, как Владимир Синицкий, Николай Шелюто, Николай Зайцев, Дина Фрумина.
После службы в армии в 1951 г. Леня вернулся в одесское художественное училище, где продолжал учебу в одной группе с талантливыми молодыми художниками — Александром Басанцом, Геннадием Малышевым, Львом Межбергом, Иосифом Островским, которые оставались его друзьями на протяжении всей жизни.
Межерицкий говорил, что не относит себя ни к ведущим художникам, ни к ведомым — он был "сам по себе". В то же время так называемое "самовыражение" никогда не было самоцелью его творчества. Леня отличался острым неприятием фальши — как в жизни, так и в живописи. Многие считали его "неудобным" человеком. Он был заядлым спорщиком — в любом диалоге ухитрялся найти тему для острой дискуссии. Межерицкий никогда не заискивал перед "сильными мира сего", будь то художники "с положением" или педагоги в училище.
Среди художников было не много людей, которых Леня называл своими товарищами, и которые также считали его преданным другом, искренним и бескорыстным, готовым прийти на помощь в трудную минуту. К числу таких близких друзей Леня относил Ваню Логвина, Мишу Черешню, а также членов нашей семьи Сашу Шелюто, Володю Литвиненко. Жена Ивана Логвина Галина вспоминает трогательные эпизоды, когда Леня, покупая диетические продукты для матери, половину оставлял Ване, который слег с инсультом. Когда заболел наш внук, годовалый Глеб, Леня ночью объездил многие больницы, чтобы достать дефицитное лекарство — спасти жизнь ребенка.
На нашем курсе Леня лучше всех знал анатомию, начертательную геометрию, черчение и нередко выручал товарищей, выполняя за них задания.
Еще в ученические годы Межерицкий проявил себя как мастер пейзажа. Его дипломная работа "Рыбаки" была признана лучшей в 1955 г. В 70-80-е гг. на всесоюзных и республиканских выставках большим успехом пользовались портретные работы Межерицкого: "Автопортрет с собакой", "Портрет М. Матусевича", "Портрет жены с дочерью Юлей", "Олег" и др.
С большой любовью и проникновением написаны пейзажные произведения, особенно одесские пейзажи. В произведениях Межерицкого Одесса узнаваема не за счет известных улиц и архитектурных памятников. Одесса Межерицкого — серебристые кусты маслины на склонах Большого Фонтана, цветущие акации и каштаны на тихих улочках, живописные окрестности Молдаванки и Пересыпи, райские уголки на берегу моря.
Леня был патриотом своей исторической родины: на Земле Обетованной он надеялся найти гармонию и справедливость — то, чего ему недоставало в родной Одессе. И наконец в 1998 г. он решился осуществить мечту: вместе с братом Эдиком Морозовым он приступил к упаковке единственного богатства, которое накопил за жизнь, — он увозил в Израиль свою блистательную живопись, в которую вложил весь талант. В. Литвиненко и А. Шелюто, помогавшие упаковывать багаж, получили возможность еще раз увидеть талантливые работы своих товарищей.
Нашел ли Леня на далекой родине то, что искал, — на этот вопрос уже никто не ответит. Известно, что он восхищался красотой библейской страны и прибавлял, что только Одесса может сравниться с ней колоритом. Сейчас в Москве живет сын Яша, в Берлине — его преданная дочь Юля, которая в течение 2-х лет боролась за жизнь отца.
В Израиле. где остались работы Межерицкого, живет брат Эдик.
В Одессе продолжает жить душа этого незаурядного художника и человека.

Тамара ЛИТВИНЕНКО.

Полоса газеты полностью.