На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

КАК ЖЕ НАМ ТЕБЯ ЗАБЫТЬ!


Шесть лет минуло с того дня, когда пришло печальное известие из США о смерти актера одесской оперетты Юрия Дынова. В нынешнем году он мог бы отметить сразу две даты. Первая: ровно шестьдесят лет назад, в 1947 году, он вышел на театральные подмостки в роли Эдвина в оперетте И. Кальмана "Сильва". Вторая: ровно двадцать пять лет назад, в 1982 году, он отыграл последний спектакль — по странному совпадению, тоже в оперетте И. Кальмана. Он исполнил роль Пали Рача в спектакле "Король скрипачей".
Для одесситов Юрий Дынов был королем оперетты. Рассказать о нем лучше всех может Валентин Максименко, историк культуры, профессор политехнического университета, академик ИФЕТ. Ему неловко упоминать о том, что Дынов считал его близким человеком. Но о том говорят дарственные надписи на фотографиях, их частые встречи и бесконечные беседы. Свидетельством долгой дружбы стала вышедшая в прошлом году книга "Я просто раньше вас родился". Автором ее назван Юрий Дынов, составителем и автором нескольких статей является В. Максименко.
— Валентин Семенович, вы любитель и знаток оперы. Почему вы посвятили две книги (первая — "Имя: Михаил Водяной". — В. К.) артистам театра музыкальной комедии?
— Именно Юрий Дынов привел меня в этот театр, познакомил с великолепными актерами, и я стал завсегдатаем оперетты. Он был уникальной личностью, о которой с восторгом и уважением говорили знавшие его. Наступили иные времена, имена Михаила Водяного и Юрия Дынова забываются, и я счел своим моральным долгом отдать им дань уважения.
— В книге собраны воспоминания о Юрии Зиновьевиче его коллег, поклонников его таланта, театральных критиков, литераторов. Каким он остался в их памяти?
— Он был разносторонне талантлив. Но прежде всего, Дынов для одесситов — блистательный актер. Природа наградила его артистизмом, благородной внешностью и манерами, легко воспламеняющимся темпераментом, обаянием, баритоном редкой красоты и наполненности. Его выход в спектаклях сразу вызывал овации публики. Помню, в середине восьмидесятых годов шли мы с Юрием по улице. Нас догнала незнакомая женщина и преподнесла ему розы. Он чуть ли не отшатнулся: "За что? Я ведь давно не играю!" — "За всё", — у нее в глазах светился восторг.
— Какими ролями он прославился?
— Более тридцати лет Дынов выходил на сцену. В списке, который я составил, — 69 ролей. Зрителей пленяли образы, которые он создавал, — Янко в "Вольном ветре", граф Данило в "Веселой вдове", Генрих в "Летучей мыши", Роман Волгин в "Морском узле", Геннадий в "Четверо с улицы Жанны" и другие. Интересно, что в отзывах о его актерских работах упоминаются разные спектакли. Значит, он был ярок в каждой роли, потому что отдавал ей всего себя. Чиприана Порумбеску в спектакле "Дайте волю песне" он сыграл так выразительно, с таким неожиданным трагизмом, что эта роль принесла ему звания лауреата всесоюзного фестиваля и заслуженного артиста Украины.
— Многие воспоминания перемежаются стихами или отрывками из стихов Дынова. Они составляют отдельный раздел вашей книги...
— Моей задачей было собрать, что возможно, из его наследия. Было трудно в том смысле, что Юрий буквально рассыпал свои стихи: они рождались экспромтом, он писал их для спектаклей, как приветствия коллегам к юбилеям, дарил как автографы.
Думаю, каждая строчка талантливого человека дорога его почитателям, поэтому я по крупицам собирал их. Кроме стихов Дынов писал русские варианты зарубежных пьес, сценарии бенефисов и обозрений для театра, филармонических программ.
— Для меня подлинным открытием была драматическая поэма Юрия Дынова "Всего тринадцать месяцев" — о Пушкине в период его пребывания в Одессе.
— Ему близка была поэтическая натура Пушкина. Мне даже кажется, Юрий как талантливый актер так вошел в образ Александра Сергеевича, что уже думал и чувствовал, как он. В то же время в уста поэта он вложил собственные переживания. Надо сказать, к этому эксперименту было недоверие: писать о Пушкине, да еще стихами! Но на читке пьесы он буквально сразил всех нас — столько в ней было свежести, искренности, легкости. Причем интересно вот что: другие авторы строили пьесы о Пушкине, компилируя его стихи, а в пьесе Юрия не использовано ни одной пушкинской строфы! Пьеса выдержала более тысячи представлений в разных театрах.
— Вы много пишете о Юрии Зиновьевиче как о творческой личности, но не меньше — о его человеческих качествах. Каким вы его запомнили?
— Внешне он был открытым, но ощущалась непрерывная работа мысли, нервная напряженность, ранимость. Он не знал душевного покоя, не умел расслабляться, отдыхать. Был чутким благодарным зрителем. Умел в каждом человеке, даже самом плохом "в общем мнении", найти ценное, хорошее. Был чуток к чужому горю. Его обошла стороной "звездная болезнь". Он делал ошибки, но главное — он ничего не прощал себе, был главным судией своих поступков.
— Насколько я знаю, за всю историю Одессы не написано ни одной книги, посвященной персонально какому-то актеру, кроме двух ваших, упомянутых выше. Что побуждает вас к этим исследованиям?
— "Не говори с тоской: "их нет", а с благодарностию: "были". Эти слова можно отнести не только к Юрию Дынову, но ко многим деятелям культуры Одессы. Танцовщик Владислав Лесневский, заведующий кафедрой сольного пения консерватории (второй по счету из четырех — столько их было до сегодняшнего времени) Виктор Селявин, выдающиеся драматические актрисы Лия Бугова и Лидия Мациевская, певица Раиса Сергиенко — список можно продолжать. Каждый из них достоин отдельной книги, жаль, что никто их не пишет. Я хочу противостоять забвению, в течение многих лет делаю, что в моих силах. Вот это чувство и движет мной.

Вероника КОВАЛЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.