На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

МНЕНИЕ

ЕСТЬ ЛИ У ИЗРАИЛЯ ПАРТНЕР ПО ПЕРЕГОВОРАМ?


Этот вопрос российская газета "Еврейские новости" адресовала ряду экспертов, журналистов, специалистов по Ближнему Востоку. Их мнения и оценки мы предлагаем вашему вниманию.

Павел АМНУЭЛЬ,
израильский журналист:
— Если переговоры ведутся, значит, есть с кем. Теоретически всегда можно найти кого-нибудь, с кем вести переговоры о чем угодно. Главное — говорить... А если серьезно, то, конечно, сейчас Израилю нет смысла вести с палестинцами переговоры, поскольку партнера для таких переговоров таки нет, и пока не предвидится. С кем говорить и о чем? С Махмудом Аббасом (Абу Мазеном)? Вроде бы логично, он же "президент" и глава ООП. Но о чем бы с ним ни говорили, ясно, что выполнять договоренности он не будет, — не потому даже, что не захочет (а он не захочет), а потому что власть в автономии у Аббаса весьма ограничена. Может он справиться с собственными боевиками, когда те устраивают теракты? Не может (да и не хочет, скорее всего). А это — первое требование к палестинцам, предъявляемое "Дорожной картой". Махмуд Аббас считается прагматичным политиком только потому, что произносит порой слова о необходимости мира с Израилем.
Кроме Аббаса есть Исмаил Хания, глава ХАМАСа в секторе Газа. Он действительно обладает властью — но в Газе, а не во всей автономии. Хания — тоже не партнер по переговорам, поскольку ХАМАС ни к каким переговорам с Израилем не готов и желания такого не имеет. Не готов к переговорам с ХАМАСом и Израиль, и в ближайшее время готов не будет. Третьей силы, обладающей достаточным влиянием в автономии, у палестинцев нет. Вывод понятен: с Аббасом говорить бесполезно, с Ханией — бессмысленно. Больше говорить не с кем.
Так что нет у нас сейчас партнера, с которым можно говорить о мире всерьез. Ах да! Есть еще Джордж Буш, президент США. Вот с ним вполне можно вести переговоры о мире с палестинцами. По крайней мере, он этого очень хочет...

Валерий ВОРОБЬЕВ,
доктор юридических наук, профессор, проректор МГИМО (Россия):
— Сегодня ситуация сложилась таким образом, что есть две "Палестины" — Западный берег, который контролируется ФАТХом, и сектор Газа, который контролируется ХАМАСом. Мне кажется, что Израиль должен и, собственно, он ведет переговоры с ФАТХом. Результатом этого явилась конференция в Аннаполисе в Соединенных Штатах (впервые оказавшаяся такой представительной), решения которой, в конечном итоге, приведут к созданию палестинского государства. А что касается ХАМАСа, то, по определению, переговоры Израиля с ним невозможны, потому что ХАМАС занимает известные позиции, противоречащие мирным переговорам с Израилем. Конечно, это крайне непростой вопрос — как заставить ХАМАС принять участие в мирных переговорах. Но другого пути нет. Если ХАМАС не согласится, то следует принять конкретные санкции против этого движения на уровне международного сообщества.

Виталий ДЫМАРСКИЙ,
вице-президент Компании развития общественных связей (КРОС), ведущий на радио "Эхо Москвы" (Россия):
— Если судить по официальной хронике, то вроде бы такой партнер появился. Речь идет, естественно, о главе Палестинской автономии Махмуде Аббасе (Абу Мазене). С другой стороны, этот партнер не возник сам по себе. И вообще, возникшая перспектива переговоров — плод усилий посредников, в первую очередь, Соединенных Штатов. Так что если говорить о переговорах по ближневосточному урегулированию, то для Израиля партнером, безусловно, не может быть ХАМАС (в силу взаимного неприятия обеих сторон). Хотя и Аббас, как мы помним по опыту контактов с Арафатом, может быть партнером с весьма переменчивыми настроениями. Думаю, тем не менее, что Израилю надо максимально использовать открывшиеся (или полуоткрывшиеся) возможности, поскольку ему необходимо учитывать и другие факторы, — в первую очередь, иранскую проблему.
Что же касается переговоров по другим мировым проблемам, то партнером Израиля может быть более или менее здравомыслящее руководство любой страны. Глобальных проблем и глобальных вызовов так много, что в поисках ответов на них возможна любая конфигурация переговоров. Поэтому здесь есть только один выход — многовекторная прагматическая внешнеполитическая линия.
И последнее: Израилю, со своей стороны, так же необходимо демонстрировать "договороспособность".

Константин КАПИТОНОВ,
журналист-международник:
— Если не иметь в виду Ближний Восток, конечно, есть потенциальные партнеры. Соединенные Штаты — самый надежный партнер. Европейские страны, особенно Германия, где имеется большая еврейская община... Ну и, наконец, Россия, которая, может быть, относится к числу не простых, а даже сложных партнеров. Но взаимопонимание между Россией и Израилем всегда было, есть и будет. На Ближнем Востоке можно найти потенциальных партнеров. Прежде всего, я имею в виду те страны, у которых с Израилем уже есть дипломатические отношения. Думаю, что партнерами Израиля вполне могут быть и Египет, Иордания, Тунис, Марокко.
Возникает вопрос: а что же палестинцы? Они тоже, в принципе, могут быть партнерами. Вопрос — какие? Я думаю, и даже уверен, что с ХАМАСом Израилю будет трудно найти взаимопонимание, поскольку ни та, ни другая сторона друг друга не признают. Что касается ФАТХа и, в первую очередь, Махмуда Аббаса, то это, на мой взгляд, наиболее вероятный партнер среди палестинцев. Поэтому Израилю, если он в этом заинтересован, нужно искать пути для взаимопонимания именно с ним. Разумеется, это для Израиля непросто, хотя бы потому что у Махмуда Аббаса (читай — ФАТХ) позиции слабоваты, а ХАМАС пользуется заметным влиянием.

Светлана ГАСРАТЯН,
старший научный сотрудник Института востоковедения РАН:
— Конечно. Партнер по переговорам — это Палестинская автономия, это арабские страны. Другое дело, что среди партнеров существуют различные точки зрения на ближневосточное урегулирование. Даже внутри ХАМАСа, наверное, наиболее радикальной организации, со временем могут найтись такие люди, которые признают Государство Израиль и пойдут с ним на переговоры. Другой вопрос, насколько все это быстро произойдет, — это во-первых. Во-вторых, многое зависит от израильской стороны, — до каких границ уступок пойдет Израиль в переговорах с Палестинской автономией.

Яков КЕДМИ,
экс-глава израильского Бюро по связям с евреями Восточной Европы "Натив":
— Основной партнер по переговорам у Израиля есть, это Соединенные Штаты. Есть арабские партнеры, но насколько они будут эффективны в этом качестве, мы не знаем. С кем мы можем вести переговоры, причем в сколь угодно хорошей обстановке, — это Махмуд Аббас, но сомнительно, что он сможет воплотить результаты этих переговоров в жизнь. А вот кто может что-то сделать, — это ХАМАС, но с ним мы можем вести переговоры только на тактическом уровне, а об урегулировании — нет, так как его позиция — это ликвидация Израиля.

Марк ГОРИН,
главный редактор сети муниципальных израильских газет "Спутник":
— Разумеется, у Израиля есть партнер по переговорам в мировых державах — в Соединенных Штатах, России, Германии, Франции и других, а также в мусульманских странах — Турции, Азербайджане, Казахстане, в том числе и в арабских странах — Египте, Иордании… Что же касается Палестины (а видимо, в подтексте вопрос подразумевает именно это болезненное направление дипломатии), то теоретически есть партнер и здесь, — контакты между руководителями Израиля и Палестинской автономии происходят постоянно и регулярно.
Проблема заключается в том, есть ли этот партнер практически. И это уже зависит не от Израиля, а от того, насколько Махмуд Аббас, лидер Палестинской автономии, де-факто контролирует то пространство, которым он де-юре руководит. Сегодня в силу известных обстоятельств Палестинская автономия фактически разделена на два регио-на — если на Западном берегу руководство Аббаса сохраняется хоть в известной степени допустимости, то в Газе безраздельно властвует ХАМАС, который не признает ни Израиля, ни условий, предъявляемых ему "квартетом" международных посредников.
С территории Газы постоянно обстреливаются израильские города, происходят и иные провокации. Да и боевики ФАТХа, непосредственно подведомственные Аббасу, тоже время от времени продолжают совершать террористические атаки на израильтян. Приведу характерный пример. На одной из встреч израильских русскоязычных журналистов с представителями политического руководства Палестинской автономии один из моих коллег задал нашим собеседникам вопрос: "В свое время, — сказал он, — Бен-Гурион расстрелял мятежное судно "Альталена", которое отказалось подчиниться военно-политическому руководству Израиля. Может ли сегодня Махмуд Аббас так же жестко остановить боевиков ХАМАСа?". В ответ прозвучало: "У Бен-Гуриона уже было государство. И с позиций государственного руководства он остановил своих мятежников. Дайте нам государство, и вы увидите, как мы себя поведем".
Звучит красиво. Но можно ли верить этим словам, даже если они были сказаны из лучших побуждений? Из вышесказанного видно, что Аббас и подведомственные ему политические и силовые структуры не только не контролируют Газу и происходящее в ней, но и не всегда справляются на Западном берегу. Можно ли в такой ситуации расценивать его как партнера по переговорам? Думаю, что израильское общество как вчера, так и сегодня все еще ищет ответ на этот, может быть, самый сложный вопрос в своих отношениях с автономией. И ответ на этот вопрос будет зависеть от того, насколько Махмуд Аббас и возглавляемое им правительство автономии смогут продемонстрировать политическую и государственную волю.

"Еврейские новости".

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.