На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

РЕПОРТАЖ

ВСЕ ТЕ ЖЕ ЛИЦА...


Сразу пять выставок в рамках одной экспозиции объединились в дни фестиваля "Радуга еврейской диаспоры" в стенах Музея истории евреев Одессы "Мигдаль Шорашим". Выставки эти очень разные, каждая сама по себе — насыщенна и интересна. Тем не менее, устроители не просто решили объединить их, но и дали общее название — "Все те же лица". Это лица (понятно, какой национальности!), увиденные и запечатленные группой молодых фотографов, так или иначе связанных с центром "Мигдаль"; изображенные десятки лет тому назад на старинных открытках из коллекций Михаила Пойзнера и Анатолия Дроздовского; воплощенные в куклах одесского скульптора Михаила Коломея и куколках симферопольского автора Елены Андреевой…

Михаил Рашковецкий, директор музея, говорит, что все это разнообразие, в котором представлены не только различные виды и жанры, но и целые эпохи, все-таки — одна праздничная выставка. Каждый найдет на ней то, что покажется самым-самым интересным: кто-то улыбнется милым, очень домашним кукольным персонажам Елены Андреевой (это миниатюры из серии "Сценки еврейского быта"); кому-то придется по душе резьба по дереву крымчанина Евгения Мельниченко, лауреата премии Крымского фонда культуры; кто-то не откажется "запечатлеться" в очень неплохой компании — рядом с самим Исааком Бабелем, Семеном Буденным и Мишкой Япончиком…
"Муки творчества" — так назвал представленную на выставке композицию ее автор — Михаил Коломей. Он говорит, что к куклам своим относится, как к живым людям: приходится считаться и с характерами персонажей, и с их настроениями, которые бывают очень разными. Работа над каждой такой скульптурой длится не одну неделю, ведь дело не только в технологии — нужно точно "попасть" в образ, чтобы кукла была не просто куклой, но художественным воплощением представления автора о его герое. Что ж до исходной идеи "бабелевской" композиции, то, как говорит Михаил Коломей, родилась она очень просто:
— Когда я посмотрел, как в нашем городе ставят памятники (всем буквально!), то почувствовал, что Бабелю в ближайшее время (а то и никогда!) не поставят. Вот и захотелось увековечить его. Но как-то один Бабель, без своих персонажей — это не совсем то... Поэтому появились Буденный (командарм Первой конной, которую Бабель живописал в "Конармии") и Мишка Япончик (в честь "Одесских рассказов"). Но еще чего-то не хватало, и тогда я вспомнил Паустовского, рассказавшего о мальчике, который мешал писать Бабелю. Вот он, этот вредный мальчик — выглядывает из-за спины писателя…
Еще одна работа Михаила Коломея в это время по-шагаловски парит над Бабелем, Буденным, Япончиком, над сегодняшними гостями выставки, над ее экспонатами. Это Сашка-музыкант из "Гамбринуса" времен Александра Куприна, тех времен, в которые можно было вернуться прямо здесь, в Музее истории евреев Одессы "Мигдаль Шорашим". Неслучайно самой ценной (с музейной точки зрения) частью выставки "Все те же лица" Михаил Рашковецкий называет старинные открытки из частных собраний двух замечательных одесских коллекционеров — Михаила Пойзнера и Анатолия Дроздовского.
— Должен вам сказать, что коллекционеры — это совершенно отдельный народ, — рассказывает Анатолий Александрович. — Мы общаемся вне зависимости от национальности, вероисповедания, местожительства, политических взглядов, при Советской власти не было даже особой зависимости и от финансового положения человека. Это особая общность! И сегодня, допустим, когда приезжают люди из Москвы, мы не ведем политических дебатов, что Россия сделала Украине или наоборот, у нас свои интересы. И эти интересы настолько человечны, что не возникает практически никаких коллизий за исключением профессиональных — искусствоведческих, исторических и так далее.
Всего в экспозиции представлено более 250 открыток. Действительно — глаза разбегаются! А если попросить Михаила Пойзнера или Анатолия Дроздовского рассказать поподробнее хотя бы об одной открытке, выбранной просто наугад, понимаешь: впору устраивать выставку именно этой одной открытки, столько интересного видит, знает, чувствует за ней настоящий собиратель. И так — практически с каждой, будь то изображения синагог, молитвенных домов, еврейских больниц или жанровые сценки из жизни еврейских общин разных стран — во Франции, Марокко, Йемене, Палестине; будь то репродукции картин художников, писавших жизнь евреев, — Крестина, Пастернака…
Кстати, с одной из самых знаменитых работ Леонида Пастернака — "Музыканты", которую художник выполнил по заказу Высоцкого, крупнейшего в Российской империи поставщика чая, связана отдельная история. Михаил Пойзнер, много лет занимающийся не только коллекционированием, но и глубокими и серьезными историческими исследованиями, — один из лучших знатоков истории семьи Пастернаков, прежде всего — ее одесских страниц. "Музыканты" давно были известны собирателям лишь в виде репродукции на открытке. А подлинник разыскал и атрибутировал именно Пойзнер: картина долгое время находилась в запасниках Киевского музея этнографии, никем не опознанная, безымянная… Здесь же, в "пойзнеровской" части экспозиции — уникальное фото 1905 года, времен еврейских погромов; не менее уникальные "фото из гетто": по ним, рассказывает коллекционер, нацисты учились "отличать еврейские лица"…
— Действительно, о каждой открытке можно рассказывать целую историю, — говорит Анатолий Дроздовский. — И каждый может найти то, что ему интересно. Так, все, кто был в Израиле, обращают внимание на открытку начала
20 века, на которой изображена Стена Плача — абсолютно не такая, как сегодня. Кто интересуется музыкой, не пройдет мимо открытки с клезмерами. Даже тот, кто склонен думать "об выпить рюмку водки", тоже найдет свое! Вот, пожалуйста: вод-
ка "Пейсаховка", выпущенная в Любомле. Это малюсенький городок, который сейчас находится на территории Украины. Во времена, когда выпускалась эта открытка, в нем русских было человека три — четыре: градоначальник и еще парочка высших в масштабах города чинов. Остальные были просто евреи…
В экспозиции "Все те же лица" — при всем ее ярком разнообразии — действительно есть то, что все это разнообразие объединяет. Это и некая нотка ностальгической печали, ощущение уходящей (если уже не ушедшей!) натуры. Впрочем, далеко не все готовы согласиться с тем, что все эти лица ушли так уж безвозвратно. Известный одесский журналист, главный редактор альманаха "Дерибасовская угол Ришельевской" Феликс Кохрихт сам себя гордо называет… экспонатом Музея истории евреев Одессы: его семья живет в нашем городе уже пять поколений.
— Как только речь заходит о еврейской тематике, все время кажется, что говорим о прошлом — о лицах ушедшей Одессы, ушедшего Иерусалима, ушедшего Баку, ушедшей Москвы... Одесса, конечно, потеряла значительную часть этих фрагментов своей многонациональной физиономии. Известно, что это было лицо с "необщим выраженьем", достаточно вспомнить и пушкинские строки о том, кто ходил по улицам Одессы… А на самом деле так длится уже несколько тысячелетий: всегда кажется, что "все те же лица" уходят. Но ведь есть и те, кто приходит! Конечно, все меньше и меньше семитской, южной крови, все меньше речи, может быть, даже присутствия, но тем ценнее каждый оставшийся из нас, и тем ценнее этот музей, и тема этой выставки!

Елена АЙЗИНА.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.