На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 65: КАК ФАСОВАЛИ РЕТРОСПЕКТИВНЫЕ ДУХИ-ОДЕКОЛОНЫ?


В книжке "Second hand" я уже рассказывал о том, что весь ретроспективный быт как бы "силикатизирован", то есть словно бы обрамлен стеклом. Ни одна бытовая операция без стекла не обходилась, будь то домашнее чаепитие, кабацкий разгул, светский раут. Однако стекло воплотилось отнюдь не только в рюмки, стаканы, штофы, фужеры и кружки. Давайте вспомним, к примеру, об аптечной и парфюмерной стеклотаре — не менее значимом декоративном отряде всевозможных емкостей.
Едва ли кто сегодня не слышал о знаменитой фирме "Брокар", но мало кто знает, что ее продукцию, по крайней мере, лет 125 тому назад, весьма почитали в Одессе. В моем доме живет несколько версий стеклянной упаковки брокаровских духов, одеколонов, туалетных вод: цилиндрической, овальной (типа карманных часов), призматической форм. Одна из них — в виде небольшой плоской фляжки с двуглавым имперским орлом и надписью "Товарищество Брокаръ и Ко в Москве" — используется моей супругой в качестве изящной вазочки для цветов.
Потомственный парфюмер Генрих Афанасьевич Брокар (1836-1900) обосновался в Москве в 1862-м. Как пишут его биографы, он вскоре съездил в Париж, "чтобы продать там свое изобретение — способ изготовления консервированных духов". На вырученные деньги в 1864 году открыл маленькую мастерскую, в которой рядом с ним трудились мыловар и рабочий, изготовлявшие не более сотни брусков мыла в день. Постоянно внедряя французские инновации, Брокар вскоре создал солидное предприятие, добился феноменальных успехов: недорогие и качественные сорта его фирменного мыла — "Детское", "Народное", "Огурец" — пользовались огромным спросом по всей стране. Впоследствии он освоил производство разнообразных помад и одеколонов, получил медали высшей пробы в Антверпене, Бостоне, Париже и др.
В Одессе прейскуранты парфюмерной торговли Брокар можно было получить уже в начале 1872 года. В 1880-х одесситы пользовались брокаровским дезодорантом "сосновым, с бальзамическим запахом леса", "артистическими духами с портретами артистов", "электрическим мылом от ревматизма и ломоты". В конце позапрошлого столетия в нашем городе функционировало уже "Одесское отделение оптового склада товарищества Брокар и Ко". Располагалось оно на углу Ришельевской и Греческой улиц, в доме Аглицкого. Отделение предлагало в продажу: одеколон "Цветочный" (в 1882-м Брокар распылял этот популярный одеколон посредством фонтана на Всероссийской выставке), пудру "Глицериновую", усовершенствованное глицериновое мыло, духи "Персидская сирень" и "душистые чернила".
Другая, в свое время не менее известная столичная парфюмерная фирма, "Ралле и Ко", тоже поднаторела в производстве славной стеклотары с рельефной атрибутикой. Флаконы этой серии, как правило, традиционны, в виде фляжки с несколько непропорциональным широким горлом, однако встречаются и замысловатые формы. Так, в моем серванте лениво возлежит тонкостенная бутылочка из-под одеколона "Ландыш" фирмы Ралле размером с маленькую лампочку. Занимательно, что Ралле — искаженная греческая фамилия Ралли, хорошо известная в Одессе с начала XIX века.
Не поддаются исчислению феноменальных форм и расцветок — от золотистой до темно-бирюзовой — бутылочки французских духов, одеколонов, помад. Судя по пропорции флаконов, извлекаемых из строительных котлованов, в старой Одессе явно первенствовала импортная косметика. Один из изумительнейших ее образчиков — найденный мною когда-то флакон темно-фиолетового стекла с литой маркировкой "Paris". Но чемпион — несомненно, подаренный мне библиографом Елизаветой Савельевой блистательный образец парфюмерной стеклотары: довольно стандартный по форме (цилиндр), он, тем не менее, оформлен блистательной росписью с золочением, изображающей порхающих пчелок, одна из которых украшает собой и пробочку. Нередко обнаруживаются и затейливые стеклянные баночки для косметических средств, тоже преимущественно западноевропейские: они напоминают пудреницы и складываются из двух почти одинаковых по величине частей. Занимательно, что с этой экзотической стеклотарой соперничают в изяществе склянки из-под тривиальных аптечных препаратов, чернил и вообще бытовой химии. Очень хороши сами по себе, скажем, флакончики с машинным маслом, которые продавались в комплекте со швейными машинками "Зингер".
Из аптечной стеклотары у нас наиболее представительны, конечно, флаконы ряда размерностей аптеки Гаевского и Поповского. Все они практически стандартны: в виде маленькой коньячной фляжки, прозрачные либо темно-коричневые, с рифлением по "бортам" либо без него — в зависимости от назначения заключенных в них медикаментов. Значительно реже встречаются бутылочки с фирменной атрибутикой другого известного в старой Одессе аптекаря — В.Л. Пискорского. Этот провизор — наследник выдающегося аптекаря и парфюмера Кохлера, заведение которого помещалось в доме Крамарева, на месте коего построен "Пассаж". В свою очередь, Гаевский и Поповский наследовали ему самому, а Пискорский перебрался в другое место (Гулевая, № 2). Затем они сами переехали на соседний угол (Садовая, № 21), где и обосновались на целое столетие. Флаконы Пискорского традиционной бутылочной формы, но литая надпись расположена не параллельно плоскости донышка, а перпендикулярно, вдоль стенки.
Более изысканны бутылочки "Товарищества И.Б. Сегаль, Одесса" (Гаванная, № 11), ибо предназначались не только для аптечных, но и для парфюмерных изделий. Надо заметить, что во время оно провизоры, аптекари довольно часто производили и реализовывали духи, одеколоны, мази и помады для ращения волос, лосьоны и проч. Разумеется, в городе, где барышни накрашивали грубы, прежде чем поговорить с кавалером по телефону, означенная продукция пользовалась немалым спросом. Переместившийся в Одессу торговый дом Исаака Борисовича Сегаля был основан в Вильнюсе в 1868 году, и имел огромный опыт производства аптечной и парфюмерной продукции.
К раритетам можно отнести бутылочки, флакончики и капельницы местных аптекарских магазинов Одесского Ганеманова общества, Одесской бактериологической станции, аптеки О.О. Кулеша и др. Бутылочки из-под чернил не так часто снабжены литой маркировкой — обычно этикетка опоясывала корпус. Однако встречаются исключения: братья Мах, Иоганн и Франц, содержатели крупнейших писчебумажных магазинов в Одессе и Киеве, позволили себе заказать фирменные пирамидальные бутылочки с литой надписью "I. Mach".
Но и чернильная стеклотара без маркировки бывает очень впечатляющей: например, мне попался потрясающий флакон, в верхней части которого специально отлиты пазы для укладывания ручки. Другими словами, такие бутылочки могли использоваться в качестве чернильниц. Разумеется, изготовлялись и стеклянные чернильницы: у меня такие есть, причем невероятно сочных расцветок — голубовато-бирюзовые, изумрудно-зеленые и др.
Особым изяществом отличаются стеклянные емкости, предназначенные для кондитерских изделий. Если говорить об одесских, первенство тут, пожалуй, разделяют известные производители восточных сластей: кондитерские Л.Х. Дуварджоглу и К.Ф. Амбразаки. Рельефные стеклянные стаканчики для пахлавы первого из них — настоящие произведения искусства. У второго стеклотара попроще и попрактичнее: большие, с широким горлом флаконы, или скорее банки, сделаны по образцу фирменной упаковки для драже знаменитого "Товарищества Эйнем в Москве". Единственное отличие — отсутствие на одесских образцах настороженного российского орла.
И все же питейная тара гораздо необозримее и разнообразнее. Чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на шеренгу одних только ретроспективных пивных бутылок. В их числе довольно много образцов из одесских пивоваренных заводов. Наиболее часто встречается стеклотара от Ф. Енни и В. Санценбахера, причем последняя обычно относится уже к тому периоду, когда это было предприятие ТОПЗ (Товарищество одесских пивоваренных заводов). Несколько реже попадаются бутылки акционерного общества "Одесская Бавария" — весьма живописные, коричневого стекла, в форме булавы, завода Матильды Кемпе, пивоваренного производства В.И. Дивишена — с рельефной розеткой на стенке и др.
В Одессе потребляли много московского "Трехгорного" и питерского "Калинкин" — бутылок дошло изрядно.
Говоря об этой стеклянной таре, разумеется, нельзя не коснуться истории местного пивоварения, но это крайне обширная тема, ибо пиво и мед производились буквально с самого основания города. Здесь отмечу только, что к пивным раритетам конца XIX — начала XX веков можно отнести, например, граненые пивные бутылки АО "Одесская Бавария" — так сказать, архаичный вариант этого предприятия. Однако настоящие редкости — пивные, водочные, винные бутылки старше описанных лет на сто и более. Но об этом грандиозном разделе стеклотары мы сообщим нашему читателю при другом удобном случае.

Олег ГУБАРЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.