На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

В глубинах памяти хранимый


На заседаниях Театрального общества Одессы его неизменный многолетний руководитель - профессор ОНПУ, академик, историк культуры, писатель Валентин Максименко знакомит любителей искусства с творчеством музыкантов и актеров нашего города. Его фундаментальный труд о двухвековой истории Городского театра стал значительным вкладом в культурную летопись города.

Героем последней программы стал певец, имя которого ни о чем не говорило даже завсегдатаям театра. Сам Валентин Семенович еще год назад и представить себе не мог, что в его распоряжении окажется обширный материал. Благодаря обнаруженным сведениям стало возможным вернуть в историю культуры имя Арнольда Азрикана, который в течение полувека исполнял ведущие партии на сценах многих оперных театров Союза.
А началось с того, что в книге "Два века одесского Городского театра" Максименко упомянул певца. В двадцатые годы прошлого века тот начинал карьеру в нашем театре, а затем стал ведущим солистом. Его исполнение заглавной партии в опере Дж. Верди "Отелло" в конце 50-х годов произвело незабываемое впечатление на Валентина, тогда молодого любителя оперы.
Прошло немало времени после выхода книги. И однажды Валентин Семенович получил письмо из США. Адресант - Дина Азрикан. Оказывается, дочь певца вместе с братом Дмитрием собирала воспоминания об отце и, прочитав опубликованный фрагмент книги, просила профессора более подробно сообщить о том, что сохранилось в памяти. Так завязалась переписка между пригородом Чикаго и Одессой. Максименко послал туда свою книгу о театре. А недавно Дина презентовала ему изданную в Америке книгу "Арнольд Азрикан. Романс для драматического тенора".
Валентин Семенович любезно предоставил мне возможность на основе воспоминаний детей, коллег и его собственных впечатлений рассказать о выдающемся певце.

В интернетовском вокально-энциклопедическом словаре о герое моего повествования говорится: "Азрикян Арнольд (1906). Певец (тенор). Засл. арт. УССР. Лауреат Гос. премии УССР (1946)".
Оказывается, и в двух строчках можно допустить ошибки. На самом деле певец Арнольд Григорьевич Азрикан (годы жизни 1906-1976) являлся лауреатом Сталинской (Государственной) премии, будучи солистом Свердловского театра оперы и балета. Серьезные неточности говорят о том, что имя его было подернуто дымкой забвения. Не случайно дочь, начиная книгу, хотела назвать ее "Забытый певец". С горечью листала она театральную и музыкальную энциклопедии и не находила даже имени отца в числе солистов Свердловского, ныне Екатеринбургского оперного театра. В дискографии - лишь два украинских романса и озвучивание вокальной партии главного героя (по роли - певца) в фильме "Воздушный извозчик".
Однако главное - начать. Вскоре потянулась цепочка воспоминаний. Удивительная ситуация: уже уйдя из жизни, Азрикан объединил людей разных стран и континентов в едином порыве восхищения его большим талантом. Приведу лишь одно письмо - уж очень сердечно написал об артисте Муслим Магомаев: "Это имя я еще юнцом слышал в нашей семье. Произносилось оно с величайшим почтением и восторгом! Арнольда Григорьевича я слышал только один раз и запомнил его голос как насыщенный и тембрально богатейший драматический тенор".
Творческая жизнь певца была полна побед и одновременно - ущемлена партийно-бюрократическим произволом. Гордый и независимый, он никогда не сдавался, а потому сменил несколько театров, объездил с гастролями всю огромную страну. Рассказать обо всех этапах его певческой карьеры невозможно. Вспомню лишь некоторые, наиболее впечатляющие эпизоды.
В одно воскресное одесское утро 1918 года к двенадцатилетнему хористу, который cпел соло, подошел высокий мужчина аристократической внешности, протянул ему яблоко и спросил:
- Как тебя зовут?
- Арнольд.
- Запомни: ты станешь певцом. У тебя есть голос.
Этим человеком был Александр Вертинский.
Спустя много лет, после Великой Отечественной войны, Вертинский слушал в свердловском театре оперу "Отелло". Исполнитель заглавной роли напомнил ему встречу в Одессе. Два певца стали друзьями.

У столяра Григория Азрикана, чей род издавна жил в Ананьевском районе, было семеро детей. Семья бедствовала. В Одессе их дом стоял в Театральном переулке возле оперного театра. Арнольду приходилось подрабатывать где придется, но в девятнадцать лет он стал хористом оперного и вскоре начал исполнять партии компремарио, то есть второго плана. Он брал уроки вокала у одного из лучших профессоров консерватории - Меннер-Каневской, оплачивая их работой в саду на ее даче.
Через год юноша был принят в консерваторию и окончил ее в классе другого прекрасного педагога, Ю. Рейдер. А в Харькове был учеником тенора Карло Барреро. Он снова пришел в оперный театр, уже солистом. Его талант набирал силу. В рецензии на гастроли одесской концертной бригады в Новосибирске говорилось: "Считаем необходимым обратить внимание на Азрикана. Он обладает изумительно мощным и красивым тенором". На стремительном творческом взлете началась его карьера в Киевском оперном театре. Перед самой войной ему было присуждено звание заслуженного артиста Украины.
Шли годы. Арнольд Азрикан стал признанным мастером оперной сцены. Он обладал такой силой голоса, что в афише театра могли через день стоять такие спектакли с его участием, как "Пиковая дама", "Кармен", "Отелло", "Аида" - и опять "Пиковая дама"... Мало кто из теноров способен на такое! Его репертуар быстро пополнялся. Владимир Игоревич ("Князь Игорь" Бородина), Андрей ("Тарас Бульба" Лысенко), Радамес ("Аида" Верди), Каварадосси ("Тоска" Пуччини), Де Грие ("Манон Леско" Пуччини) и много других партий снискали ему славу у публики. Романсы и песни в его исполнении были украшением концерта любого ранга.
Судьба подарила ему встречи с таким звездами оперы, как Иван Паторжинский, Юрий Кипоренко-Доманский, Мария Литвиненко-Вольгемут, Оксана Петрусенко, режиссерами Николаем Смоличем, Иосифом Лапицким, дирижерами Кириллом Кондрашиным, Самуилом Самосудом и многими другими. Театры наперебой стремились заключить с ним контракт. По одному или несколько сезонов Арнольд Григорьевич отработал в харьковском, киевском, куйбышевском, саратовском театрах. Весьма плодотворными были годы в бакинском и свердловском театрах. В Кишиневе солист оперы увлекся обучением молодых вокалистов в консерватории, - правда, выше старшего преподавателя его не подняли.
В середине пятидесятых годов Азрикан вернулся в одесский театр на должность ведущего солиста. Его выступления публика встречала восторженно. Критики отмечали уникальный тембр певца, виртуозное владение музыкальным словом и интонационным рисунком партии. Подчеркивали, что он не только драматический тенор, но и драматический актер.
В октябре 1959 года приехала знаменитая румынская певица Елена Черней - петь Кармен. Обладающая сильным меццо-сопрано и прекрасной внешностью, она знала себе цену и поставила условие, что партнера выберет сама. Администрация предъявила всех теноров, кроме Азрикана. Ни один приму не устроил. Случайно она услышала, как репетирует Арнольд Григорьевич, и воскликнула: "Вот мой Хозе!". Спектакли прошли триумфально. Но они оказались роковыми для избранника звезды. Зависть сделала свое дело. Артиста послали в Измаил "поднимать народное искусство масс". Он провел там два года, работая с безумной одержимостью. Там он поставил "Наталку Полтавку", "Запорожец за Дунаем", сцены из оперетт. Самодеятельные артисты отвечали ему любовью, сохраненной на всю жизнь. С тех пор Азрикан в Одессе не пел.
На сцене киевского театра Арнольд Азрикан еще до войны впервые исполнил партию, которую страстно полюбил, которая стала его судьбой. Партию Отелло. Он пел в этой опере и ставил ее как режиссер в театрах Куйбышева, Саратова, Баку, Кишинева. Спектакль в свердловском театре, премьера которого состоялась 21 апреля 1945 года, имел феноменальный успех и принес артисту звание лауреата Сталинской премии. "Голос певца - драматический тенор - как нельзя более подходит к этой партии, - отозвался в прессе об Азрикане известный музыковед Игорь Бэлза, - перед трудностями которой отступают многие певцы, не выдерживающие огромного напряжения, непрерывно возрастающего на протяжении всех четырех актов оперы, вплоть до ее трагического завершения" (включая великого Карузо. - В. К.).
С этим же спектаклем связаны и неприятные для артиста события. Азрикана, который пел в кишиневском театре, попросили к 400-летию Шекспира поставить оперу "Отелло" и исполнить в ней заглавную партию. Арнольд Григорьевич внес в постановку много нового, неутомимо работал с музыкантами, вокалистами, цехами. Наконец была назначена премьера. В театре нарастало волнение. Но утром в решающий день артиста разбудил телефонный звонок. Администрация театра сообщила, что премьеру будет петь другой исполнитель. Азрикан расстался с этим театром.
А в 1968 году на этой же сцене состоялся бенефис - прощальный для артиста... Публика долго бисировала, не отпускала его после окончания спектакля.
И тогда произошло неожиданное. Азрикан опустился на колени и прижался губами к полу сцены. Затем быстро поднялся, сжал бархатный занавес и закрыл им лицо. Он покинул сцену как воин-победитель - во всем блеске таланта.

Дина и Дмитрий Азриканы подарили книгу об отце театрам, с которыми был связан творческий путь выдающегося певца. Издание всколыхнуло волну воспоминаний. Столетие со дня рождения Арнольда Григорьевича было хоть с опозданием, но отмечено. Вечера его памяти с участием артистов, которые пели с ним в спектаклях, прошли в екатеринбургском и кишиневском оперных театрах. В Одессе о нем рассказал театралам Валентин Максименко.
Но артист заслуживает того, чтобы о нем вспомнил и наш оперный театр. Так и представляется вечер памяти, и участвуют в нем лучшие силы. Чтобы лауреат Государственной премии Арнольд Азрикан в городе своего детства стал НЕ забытым певцом.

Вероника КОВАЛЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.