На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 64: ГДЕ И КАК СТРАХОВАЛИСЬ НАШИ ПРЕДШЕСТВЕННИКИ?


(Окончание. Начало в № 590.)

Другие частные кредитные учреждения

Общество спасения на водах (Одесский округ Российского общества спасения на водах). Основано 14 апреля 1885 года. Курьезных историй здесь не будет: об утопленниках местная периодика сообщает буквально еженедельно. Другое дело, что страхование от несчастных случаев предусматривало и такие.
Черноморский яхт-клуб. Учрежден в 1875 году. Привилегированный. Находился под покровительством генерал-адмирала великого князя Алексея Александровича. Обладал значительной флотилией, состоявшей из частных яхт, катеров и гребных судов. Имел собственную гавань и летнее помещение вблизи порта.
В теплый сезон устраивал гонки, а также всевозможные увеселительные прогулки.
Екатерининский яхт-клуб. Основан в 1897 году. Гораздо более демократичный, нежели предыдущий. Находился под покровительством великого князя Александра Михайловича. Помимо прочего занимался развитием парусного, парового и гребного спорта, а также содействовал предотвращению несчастий на море, спасению терпящих бедствие, утопающих и т. п. Также имел помещение и гавань в порту.
Яхты, катера и прочие судоходные средства страховались - как и крупные пароходы. Показательно в этом смысле крушение яхты "София", принадлежавшей известному в Одессе и на Юге семейству Фальц-Фейн. Известны и другие страховые выплаты в подобных же ситуациях.
Железнодорожное сообщение Одессы с внешним миром, точнее, открытие линии Одесса - Балта, последовало 3 ноября 1865 года. Пассажирский вокзал открыт в 1884 году. Страхование на железной дороге в первые эпохи ее существования было далеко не шуточным делом: аварии следовали одна за другой, достаточно вспомнить, скажем, скандальную Тилигульскую катастрофу. По свидетельству С.Ю. Витте, тогда начальника движения дороги (1875-1876 гг.), число жертв превышало сотню.

Курьезы. Когда в 1863 году барон Унгерн-Штернберг надумал строить железную дорогу, используя впервые оштрафованных солдат, он, конечно, хотел сэкономить. А получилось, как всегда, - вдвое дороже. "Барона Унгерна-Штернберга с острова Эзель, - пишет современник, - одесские остряки звали Эзелем с острова Унгерна... Как немец барон имел, конечно, слабость к остзейцам, и последних наехало к нему на службу так много, что вместо Одесско-Балтской одесские остряки называли дорогу Одесско-Балтийской..."

Городской транспорт

Индивидуальный вид ГТ - разумеется, извозчики. "Одесские извозчики - пребессовестный народ: сколько им ни заплати, всё недовольны, всё им мало. Одесские дрожки очень неудобны для двоих; на них только одному довольно места; запряжены они, по большей части, парой, но есть и в одну лошадь - это самые щегольские. Ездят извозчики отлично, и редко случается какое-нибудь приключение; работы им очень много..."
Так охарактеризовал одесских извозчиков литератор М.Б. Чистяков, посетивший Одессу в середине ХIХ века. Все как бы и верно, за исключением "редкости приключений". Местные газеты то и дело повествуют о неприятных происшествиях, наиболее многочисленными из которых были наезды на игравших на проезжей части детишек, нередко - со смертельным исходом. Другой сюжет из букета неприятностей - участие извозчиков в ограблении как седоков, так и жилых домов и торгово-промышленных заведений. Так, однажды средь бела дня из расположенного на Театральной площади дома Беллино чуть ли не на глазах у всех была вынесена "английская железная касса весом в 15 пудов" с ценными бумагами на 20 тысяч и наличной тысячью рублей серебром. Сейф этот погрузили на извозчика и отчалили в неизвестном направлении. "Касса" обнаружилась на третий день в канаве за Ботаническим садом. Естественно, разбитой и пустой. Не помогли ни хитроумные замки, ни вершковые стенки ("Одесский вестник", 1867, № 231). Другое дело, что она была застрахована...
Самый первый вид городского общественного транспорта - омнибус. Омнибусные маршруты появились в начале июля 1844 года и соединяли город с дачей графини Ланжерон, Ботаническим садом, Люстдорфом, Фонтанами и лиманами. В 1880 году появились первые линии конно-железной дороги, "конки", в пределах центральной части города. Параллельно с "конкой" на пригородных маршрутах функционировал и так называемый паровой трамвай, т. е. паровозик-"паровичок". С 1910 года "конку" поэтапно сменял уже электрический трамвай, однако продолжительное время они мирно сосуществовали. (Травм на "конке" было чрезвычайно много, как и выплат по этому поводу страховых премий. Но это не слишком веселые истории.) Первый автомобиль в России проехал как раз по одесским улицам, и это было еще в 1891 году.
Прошло не так много времени, и уже в начале века двадцатого в Одессе появилось такси. Вот текст объявления 1910 года: "Автомобили с таксометрами, вполне удобные и изящные, можно иметь по цене 30 коп. за 1 версту с уплатой по 10 коп. сверх того за каждое занятое в автомобиле место (всего там 4 места); за простой взимается по 10 коп. за каждые 4 мин.". Вот вам и "Эх, прокачу!", ремарка к объявлению гласит: "Покуда удовольствие это еще слишком дорогое".

Курьезы. Текст почтовой открытки, отправленной из Одессы в начале века: "Прибыли в Одессу благополучно, если не считать того, что почти под Одессой кто-то стрелял по автомобилю".
В конце 1860-х годов в одесском окружном суде рассматривалось дело "истребителя клопов и тараканов Аарона Марковича", который обвинялся в том, что неумышленно отравил одного помещика. Дело в том, что приказчик покойного приобрел у Марковича тараканью отраву, имевшую внешний облик сладкой пастилы. "Сладость" сия была положена на подоконник, где ее и обнаружил помянутый землевладелец, - и съел. Трагикомическая эта история кончилась оправданием "клопомора" и выплатой страховой премии вдове потерпевшего.
А вот еще один забавный случай, по которому страхователи отказали потерпевшему. Одесский торговец "колониальными товарами" Николай Моццо потерял в результате ограбления на 600 рублей серебром высокосортного китайского чая. Разумеется, он получил бы страховку, если бы не поместил в газете курьезного объявления, адресованного грабителям. Моццо печатно предлагал означенным мазурикам вернуть уворованный чай, за что они "получат с благодарностью половину стоимости, т. е. триста рублей серебром наличными деньгами" ("Одесский вестник", 1866, № 55).
А вот другой одесский домовладелец, Шпигель, не только получил причитавшуюся ему страховую сумму, но и уморительную записку от ограбивших его дом в праздничную ночь мазуриков: "Поздравляем Вас... и берем на чаек некоторые вещи. Не будьте в претензии" ("Одесский вестник", 1890, № 2).
Еще один жанр страхования от несчастных случаев - обычное пищевое отравление. И однажды предметом исследования сделался "рыбий майонез", изготовленный в одной из рестораций. "Тотчас же майонез был отправлен в местный участок, где, по свидетельству вызванного в суд околоточного надзирателя, присутствовавшие разделились на партии: одни находили майонез совершенно свежим, другие - протухшим. Сам же свидетель не мог дать точного показания в силу того обстоятельства, что во время осмотра страдал насморком".
И еще подобный сюжетец: "Вчера выписалась из Городской больницы совершенно оправившаяся Щербинина, которая вместе со своей... знакомой объелась в "Ардагане" (популярное в Одессе заведение. - О. Г.) блинами" ("Одесский вестник", 1891, № 62).
В обоих случаях страховая премия, как вы понимаете, не выплачивалась.
А вот совершенно нетипичный случай морального увечья, при котором "таки да" была выплачена страховка. В гримерную надменной оперной примадонны перед самым выходом на сцену "вошла модистка из одного модного заведения с роскошной бонбоньеркой, которую при письме вручила названной артистке, госпоже Д. Развернув бонбоньерку, г-жа Д. увидела в ней дохлую кошку, отчего с ней сделалось дурно. Письмо было следующего содержания: "Г-жа Д.! Ваш голос чрезвычайно похож на тот голос, каким пела посылаемая вам при сем покойница" ("Одесский вестник", 1870, № 170).
И еще - маленький сюжет из области "мошеннизации Одессы". Местные шулера додумались до того, что сформировали "Общество страхования от проигрышей на скачках" (лошадиные бега проводились здесь, по крайней мере, со времен Ланжерона!).
И скольких простодушных обывателей эти господа благополучно облапошили!..

Больницы

Их было немало - государственных, частных и частных благотворительных. Но в контексте наших интересов первостепенное значение имеют Городская и Еврейская больницы.
Городская больница. Первые архивные сведения о ней относятся к 1801 году. Однако датой основания обычно считают 17 ноября 1806-го: в этот день последовало распоряжение герцога Ришелье об устройстве городского госпиталя. Здание больницы (на нынешней ул. Пастера, в прошлом - Херсонской) строилось на средства, выделяемые из городских доходов. Штатное расписание пациентов (50) включало больных, рожениц, призреваемых нищих. Однако велено было принимать и больше - "сколько позволит место". Центральная часть больницы (госпиталя) возведена в 1807 году, а два больших полукруглых крыла - в 1821-м. Тогда же, в 1821-м, открыто отделение для подкидышей.
Первым "главврачом", а на самом деле единственным врачом, был доктор Капелло - грек с итальянской фамилией. Этот самоотверженный человек погиб во время чумной эпидемии, пытаясь спасти заразившегося коллегу Кирхнера. Ему подчинялись смотритель, служители и др. Фактически же медицинский штат официально утвердили только в 1808 году. В 1845 году число коек (включая лиманное отделение) выросло до 850. Впоследствии (приблизительно с 1875 года) число коек составляло (помимо лиманного отделения) от 770 до 790.
Еврейская больница. Основана еврейской общиной в 1800 году. Под нее нанимались частные дома. Изначально рассчитана всего на 6 коек (поскольку численность общины была не слишком значительна). 1803 год - 20 коек.
В ходе чумной эпидемии 1829 года и ближайших лет Еврейская больница сменила несколько адресов, пока не обосновалась по месту нынешней прописки, на Молдаванке. Еврейская община приобрела под нее дом, число коек составило уже 45. В 1843 году - 60, а в 1865 - 80. В 1888 году Л.А. Клейман пожертвовал смежный с больницей участок земли, на котором выстроили инфекционный барак на 30 коек. В 1890 году при больнице создано детское отделение на 20 коек.
Городская и Еврейская больницы - как раз те, которые постоянно фигурируют в хрониках разного рода городских происшествий: несчастные случаи, утопления, нанесение всевозможных телесных повреждений при грабеже и прочее, то есть во всех случаях, имеющих отношение к страхованию.

Курьез. Бичом Одессы во все времена были бродячие собаки. Страхование предусматривало и случаи "укушения бешеными собаками" или же "травм, нанесенных беспризорными собаками".
В газетных хрониках довольно часто мелькают сообщения о подобных приключениях, в результате каковых горожане оказывались в Городской и Еврейской больницах. Дошло до того, что Дума приняла беспрецедентное решение произвести ПЕРЕПИСЬ СОБАКАМ. Были составлены СПИСКИ СОБАКАМ И ИХ ВЛАДЕЛЬЦАМ, а впоследствии учрежден особый "собачий налог". "Оплаченная" таким образом собака получала особый жетон - с надписью "О. Г. У." (расшифровывалась сия аббревиатура не как Одесский государственный университет, а - Одесская городская управа), с соответствующими номером и годом, - и считалась, так сказать, муниципальной.

Олег ГУБАРЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.