На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ

Эффективное еврейское воспитание


(Продолжение. Начало в № 536.)

РАЗВИТИЕ ОТНОШЕНИЙ, ОСНОВАННЫХ НА ПОНИМАНИИ

Разбирая заповедь "Люби ближнего, как самого себя" (Ваикра, 19:18), Рамбам пишет: "Все, что вы хотите, чтобы для вас делали другие люди, делайте вашему брату по Торе и заповедям" (Рамбам, Мишнэ Тора, Гилхот Авель, 1451). Этот принцип имеет особое отношение к воспитанию детей.
На глубинном уровне это, конечно, физическая забота о детях: мы заботимся о том, чтобы им было где жить, что есть, чтобы они были здоровы. Но мы также выражаем им эмоциональное участие — улыбкой, дружеским словом, или более глубоко, — сочувствуя. Сочувствие возникает, когда мы ставим себя на место другого человека, представляя себе, как это выглядит с его точки зрения, в его положении, и давая ему знать, что мы его понимаем. Это ценно для всех людей, и в особенности для растущих детей, зависящих от поддержки и руководства других. Это одна из высших форм хесед (милосердия и добрых дел), один и краеугольных камней жизни по Торе (Йерушалми, Недарим, 9:4; см. также Теилим, 89:3).
Кроме сочувствия и понимания дети хотят, чтобы их желания и мнения уважали. Обычно они могут терпеть несогласие с ними до тех пор, пока чувствуют, что их идеи все же принимают всерьез.
Дети лучше растут и достигают успеха, если мы проявляем к ним сочувствие, понимание и уважение.

Учиться сочувствовать

Мы спешим что-то посоветовать детям, когда они приходят к нам со своими проблемами. Мы склонны не считаться с их переживаниями, не принимать их всерьез или же говорить, что они должны чувствовать. Вместо этого мы должны остановиться и спросить себя: "А что бы я сам почувствовал, если бы кто-то другой мне так ответил, будь я ребенком?".
Один из хороших способов научиться сопереживать — это помнить, насколько нам неприятно безразличие, когда мы сами ищем понимания у другого человека. Например, представьте себя домохозяйкой с четырьмя детьми. До Песаха осталось только две недели, и вы весь день тяжело работали. Когда ваш муж приходит домой, вы приветствуете его жалкой улыбкой, как бы говоря: "Я совершенно выдохлась". А он отвечает: "Я же говорил тебе, ты слишком много работаешь. Половина работы, которую ты делаешь, вовсе не нужна". Что вы почувствуете? Что вас не понимают. Вы расстроитесь. Конечно, вы хотели бы услышать что-то вроде: "Я вижу, ты очень устала. Видно, ты действительно тяжело поработала. Почему бы тебе немного не отдохнуть, а я уложу детей спать". Может быть, в другое время вы хотели бы услышать продиктованный добрыми намерениями совет поменьше заниматься работой, без которой можно было бы обойтись, но не в этот момент.
Чтобы научиться сочувствовать своим детям, требуется практика. Прежде чем давать совет, покажите им, что вы их понимаете. Сдержите первый импульс сказать, что им следует делать и как они должны себя чувствовать. Лучше сначала дать им время на то, чтобы они высказались, и просто их выслушать. Это может потребовать усилий, но, как показывают эти истории, результаты оправдают ваши затраты:
Раньше, когда дети приходили ко мне со своей проблемой, я на самом деле их не слушала — не особо вникала, не сочувствовала. Часто даже недооценивала их переживания, не обращала внимания. Теперь я учусь умению выслушивать детей и сочувствовать им. Конечно, иногда забываюсь и продолжаю говорить им, что делать и чего не делать, и как они должны себя чувствовать (то есть, как я чувствую!). Обычно я ничего не достигаю такими наставлениями: проблема как была, так и остается. Но если я вспоминаю о сочувствии, вопрос, как правило, разрешается сам собой.
Например, на прошлой неделе мой сын вернулся с урока музыки расстроенный, в слезах. Он всхлипывал: "Мама, это так трудно! Я больше не могу учиться играть на электрооргане!". (Недавно я попросила учителя добавить ему больше песен для упражнений, потому что мне показалось, что материал для него слишком легкий.) Раньше я бы сказала: "Я думаю, это не так уж трудно. Чего ты ноешь и скулишь?". А он бы продолжал: "Я больше так не могу!". А я бы ответила: "Но разве это так трудно?". И так далее. Но на этот раз я попыталась проявить сочувствие. Я сказала: "Сегодня вечером тебе пришлось нелегко". Он ответил: "Да". Я продолжала: "Это был тяжелый урок, правда?".
И он только ответил: "Да". Было видно, что он доволен тем, что я его понимаю, и перестал жаловаться и всхлипывать. Вот и все.

* * *
У нас постоянная проблема с нашим одиннадцатилетним сыном, который не хочет ходить в группу по изучению Пиркей Авот. Он бесконечно жалуется: "Мне нечего делать". Пятнадцатиминутный спор обычно заканчивается словами: "Йонатан, тебе нужно идти!" — "Почему я должен идти, мы там ничего не делаем?" — "Просто пойди — ты хорошо проведешь время". — "Нет, я не хочу". — "Йонатан!" (тон моего голоса повышается на октаву). Наконец он выходит за дверь, и мы оба чувствуем себя плохо.
В этот раз, когда он пришел ко мне со словами "Сегодня я не хочу идти", я повернулась к нему и сказала: "Йонатан, я знаю, что ты не хочешь идти на Пиркей Авот, но тебе гораздо лучше пойти туда, чем остаться здесь и скучать".
Он встал и вышел из комнаты. Я была уверена, что он просто пошел в свою комнату почитать, но через минуту я услышала, как хлопнула входная дверь, — он пошел учиться.

Мирьям ЛЕВИ.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.