На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

От Жирофле до Жирофля


Открытие сезона в Одесском театре музыкальной комедии имени Михаила Водяного прошло на редкость мирно. Публика явно стосковалась по непритязательной, веселой, хорошо и ярко исполненной оперетте. Жаль, что быстро сошла со сцены оффенбаховская "Жюстина Фавар", так, кажется, толком и не "обкатавшись"… И пусть на первом спектакле, как говорится, не все произошло (материал сырой, актерам и оркестрантам понадобится время, чтобы достичь подлинно французской легкости, а также нужного темпа), оперетта Шарля Лекока "Жирофле-Жирофля" в постановке Владимира Подгородинского наверняка надолго станет украшением репертуара. Забавная история о том, как выходили замуж сестрички-близняшки Жирофле и Жирофля (обеих играет любимица публики заслуженная артистка Украины Ольга Оганезова), и какие невероятные события и недоразумения случились на их двойной свадьбе, не предполагает никаких "подтекстов", "ассоциативных ходов" и так далее. Но тем и лучше…
Сегодня ведущие театральные критики России, устав полемизировать на тему "Как нам реорганизовать оперетту?", все чаще приходят к единому мнению: ничего с опереттой делать не нужно, ибо это не вид музыкального искусства, а чистой воды жанр с яркой и самодостаточной позицией. Оперетта является жанром народного самовыражения, здоровой психологии, своеобразным учебником для тех, кто сознает, что сам не идеален, и готов выстраивать гармоничные отношения с такими же неидеальными людьми. Посмотрите, как герои оперетты умеют в финале прощать друг другу любые каверзы! Разнообразие интерпретаций тут невозможно, для режиссерских исканий и метаний существует опера.
Неловкое впечатление произвел спектакль Юрия Александрова "Синяя Борода" на музыку Оффенбаха в Санкт-Петербургском театре музкомедии на тех, кто его видел, так как стало ясно: речь идет не о какой-то новой интерпретации Оффенбаха, а о самопрезентации режиссера с помощью классика. Оффенбах (равно как Лекок, Кальман или Легар) не нуждается ни в каких "интерпретациях", "осмыслениях", "острой социализации" либо "усиленной иронии"… Оперетта и так иронично высмеивает все, что пребывает "в важной позе".
И замечательно, что Владимир Подгородинский, кстати, прибывший из того же Петербурга, подошел к постановке "Жирофле-Жирофля" с мудрой позиции режиссера, не желающего никаких нарочитых "изысков" для этой прелестной оперетты. Чуть-чуть музейный (а кто сказал, будто музей — это непременно плохо и скучно?), этот спектакль радует и бодрит публику. Образ его ярок и декоративен благодаря усилиям сценографа, заслуженного художника Украины Станислава Зайцева, и художника по костюмам Елены Лесниковой. Написанная Лекоком в 1874 году "Жирофле-Жирофля" и должна блистать всеми красками живописи, фарфора, изысканного быта того времени. Обилие оборок на одеяниях персонажей, кудрявых париков, наивной роскоши — все это оправдано. А о том, что старинную историю мы смотрим все-таки сегодня, напоминает шаловливая реплика хозяйки дома Авроры: "Америка еще не открыта!" — и демонстрирующая технику восточного единоборства свита одного из женихов сестер, Мурзака… Необходимо и достаточно.
Удивило, что увертюра звучит в записи, музыканты при этом активно машут смычками. Начинается действие — идет живой звук. И тот же трюк повторяется перед вторым действием: увертюра в записи, остальное вживую… Разница в звучании режет слух, а также наводит на печальные размышления о том, что вот уже оркестру лень лишний (на самом деле совсем ведь не лишний) десяток тактов сыграть… Только разве о том хочется размышлять, слушая оперетту? Это в мюзиклах сочетается живой звук с фонограммой, а в старой доброй оперетте — отнюдь нет. Здесь все должно быть натуральным, рукотворным, как то диктует жанр.
Если говорить о музыке, то по красоте мелодизма Лекок все же заметно уступает своему прижизненному сопернику Оффенбаху, однако и в партитуре "Жирофле-Жирофля" имеются свои "изюминки", которые, будем надеяться, в процессе существования спектакля приобретут достойное прочтение и звучание. Впрочем, исполнители главных партий уже сегодня поют весьма прилично, особенно Ольга Оганезова. Пара комических родителей Жирофле и Жирофля, Аврора и Болеро (заслуженные артисты Украины Наталья и Николай Завгородние), вызывает своими препирательствами очень живую реакцию зала. Радует весьма прибавивший в вокальном отношении Владимир Кондратьев, исполняющий роль Мараскина, жениха Жирофле. Сугубо драматическая, лишенная вокальных номеров роль Адмирала исполняется заслуженным артистом Украины Юрием Невгамонным гротескно — миниатюрный флотоводец выклянчивает в родителей изрядную сумму денег, чтобы пуститься в погоню за пиратами и маврами, похитившими Жирофля прямо перед свадьбой ("Деньги на бочку — получите дочку!"), а затем торжественно скрывается в люке, словно погружаясь вместе с подлодкой (которой, конечно, во времена Лекока еще не было, но тем забавнее).
После всех перипетий, связанных с отчаянными поисками Жирофля, наступает счастливый финал. А другого в оперетте и не бывает, иначе не была бы она столь любимым народом жанром. Уезжая из родной Одессы в Санкт-Петербург, где он давно и успешно работает, Владимир Подгородинский поделился своими планами возможного восстановления в Одессе рок-оперы "Девушка и смерть", своей первой совместной работы с композитором Евгением Лапейко. А в целом, по мнению режиссера, в музыкальном театре должны идти спектакли различных жанров, но главенство — все же за опереттой…

Мария ГУДЫМА.
Фото Олега Владимирского.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.