На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

«ОСТАВЛЯЮ ТЕБЕ МОЮ САШЕНЬКУ»…


Одесский литературный музей, Золотой зал, 110-летие Ильи Ильфа. Татьяна Липтуга, директор музея, говорит, что для музейщиков день рождения Ильфа — семейное торжество, уже традиция. Елена Каракина, ученый секретарь Литмузея, вспоминает, как лет 20 тому назад, забежав в один из кабинетов, увидела вдруг знакомое лицо — Ильи Ильфа (причем повторенное дважды — в женском и мужском варианте): "Это был момент остолбенения! Я спросила: "Это вы?" — и мне ответили: "Да, это мы"… Это были дочь писателя Александра Ильф и его внук Илья Кричевский"…
Впрочем, тесные отношения с семьей Ильфа начались еще раньше: практически вся музейная экспозиция, ему посвященная, выстроена на семейных реликвиях (это фото, документы, рукописи, личные вещи), переданных музею вдовой писателя Марией Николаевной Тарасенко-Ильф, а затем — и его дочерью. Так что, для Александры Ильиничны Ильф это тоже уже традиция — в день рождения отца быть в Одессе, на "нашей далекой родине", как называл Илья Ильф родной город. Она вспоминает, как именно в Одессе отмечали 100-летие со дня рождения писателя. Тогда на доме 137 по улице Старопортофранковской, где он родился, была открыта мемориальная доска, об Ильфе и Петрове (а как их разделить?) говорили их читатели и почитатели, выступали Михаил Жванецкий, Резо Габриадзе… Александра Ильф рассказывает, что именно тогда, 10 лет назад, очень многое изменилось и в ее жизни.
— Свою литературную деятельность я действительно начала только после 100-летия отца, когда увидела, как тут все произошло, — необыкновенно трогательно и хорошо. Мы приехали к месту действия на трамвае, был духовой оркестр, дом какой-то по соседству обвалился, в общем, было очень интересно, необыкновенно…
И потом все мои друзья здешние и те, которые стали моими друзьями, так тепло все это сделали, что я поняла, что и сама должна немедленно что-то делать. Тем более что и время пришло такое, когда это стало возможным. Ведь очень долго Ильф и Петров воспринимались исключительно как писатели, которые должны смешить. А все, что было в них несмешного, грустного, глубокого, философского, просто отметалось…
Сегодня Александру Ильиничну полушутя-полусерьезно называют "институтом Ильфа и Петрова". Валерий Хаит, вице-президент Всемирного клуба одесситов, долго перечислял то, что сделано ею за эти 10 лет. За эти годы вышли: первое полное издание "Записных книжек" Ильи Ильфа с комментариями, "Двенадцать стульев" и "Золотой теленок" в авторской редакции, "Евгений Петров. Мой друг Ильф" (Александра Ильф, по сути, реконструировала эту так и не написанную Петровым книгу, основанную на его черновиках и набросках), "Илья Ильф. Письма о любви", фотоальбом, впервые представивший еще одну грань таланта Ильфа — фотохудожника, и многое-многое другое. Составитель, автор предисловий и комментариев во всех изданиях — дочь писателя. На вопрос "Все ли Вы теперь знаете об Ильфе и Петрове?" она отвечает: "Нет, конечно!". А рассказать еще хочет о Москве в произведениях знаменитых соавторов, об одесских мотивах в их творчестве, о брате Ильфа — художнике Сандро Фазини, погибшем в оккупированной нацистами Франции…
— Есть модное нынче слово "проект", — говорит Елена Каракина. — Но оно совершенно не подходит, когда речь идет о работе Александры Ильф. Мне более подходящим кажется замечательное слово "просвещение". Именно в этом — суть ее постоянной деятельности, деятельности дочери, достойной своего отца. Далеко не каждый потомок способен на то, чтобы продолжать дело родителей. А вот Саша Ильф (она настаивает на том, чтобы ее так называли) делает именно это. И, пожалуй, из всех потомков известных литераторов, вышедших из нашего города, она — одна-единственная, которую влечет в Одессу неведомая сила. Она связывает нынешнюю Москву и нынешнюю Одессу, связывает наше время с тем временем, в котором творил Илья Ильф. Каждый ее приезд в Одессу — это всегда подарок, это всегда новая книга, о чем-то неизвестном нам, необыкновенно интересном, живом и насущном.
В этот день рождения Ильфа тоже была презентована новая книга — двухтомник знаменитых соавторов. Валерий Хаит определил его значимость так: "Этот двухтомник бесценен!". А драматург Георгий Голубенко немедленно добавил: "И это только стартовая цена!"... Александра Ильинична дарит ее одесским библиотекам, дает автографы, рассказывает о новых планах. И искренне удивляется награде — почетному знаку отличия "За заслуги перед городом", которую ей от имени мэра Одессы вручает Роман Бродавко, начальник городского управления культуры. В распоряжении городского головы, которое Р. Бродавко процитировал, речь идет о том, что дочь Ильфа отмечена "за активную плодотворную творческую деятельность, весомый личный вклад в дело популяризации творчества выдающихся писателей Ильи Ильфа и Евгения Петрова".
Дочь писателя благодарят за то, что она делает для Одессы. А сама она говорит, что Одесса дает ей гораздо большее, позволяя более оптимистично смотреть на мир и на жизнь, дает ощущение, что работа ее нужна, что Ильф и Петров не только для нее — живые и настоящие, понятные и родные. Вот и здесь, на этом празднике, казалось, что Илья Ильф — где-то рядом, просто вышел на минуту, оставив на спинке стула свой пиджак…
— Это пиджак, в котором отец был в последний раз в Союзе писателей, где проходило какое-то собрание, и Петров читал их общий фельетон "Писатель должен писать", — рассказывает Александра Ильф. — Это было 6 апреля, и после этого он, по-моему, уже не выходил из дома. 9-го у него пошла кровь горлом, и все кончилось. Тот самый пиджак, музею его отдала мама…
…Илья Ильф прожил неполных сорок лет. Он умер в 1937-м — от туберкулеза. Прошлое не терпит сослагательного наклонения, но вновь и вновь перечитываешь оборвавшиеся на полуслове "Записные книжки" (самое-самое ильфовское из всего написанного им), пытаясь понять, что было бы, если бы... И вдруг наталкиваешься на признание: "Я тоже хочу сидеть на мокрых садовых скамейках и вырезывать перочинным ножом сердца, пробитые аэропланными стрелами". Или на это: "Я умру на пороге счастья, за час до того, как начнут раздавать конфеты". А в бумагах Евгения Петрова осталась запись о последних днях друга: "Утром после осмотра врача сказал жене: "Оставляю тебе мою Сашеньку. В память о себе"…

Елена ЛИТВАК.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.