На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

НИКОГДА НЕ ЗАБУДЕМ. НИКОГДА НЕ ПРОСТИМ…

На минувшей неделе в Одессе отметили горькую дату: 66 лет тому назад началась оккупация города. Одесская область оказалась во власти оккупантов раньше — уже летом. Одесса еще сражалась, а в городах и местечках украинского Юга уже начались акции уничтожения. Первый зафиксированный в документах расстрел евреев в регионе отрядом зондеркоманды 10-а под руководством гауптштурмфюрера СС Праста произошел уже 1 августа 1941 года — в Кодыме. Только в августе, по свидетельству исследователей, в Одесской области погибли более 5 тысяч евреев.
С 16 октября 1941-го началась Катастрофа евреев Одессы. Началась, чтобы продолжится в Доманевке, Богдановке, Мостовом — местах, которые называют "Майданек над Бугом". Тюрьмы, гетто, Дорога смерти, гибель — такой был маршрут Шоа для одесских евреев.
"Никогда не забудем, никогда не простим", — так сегодня говорят о том времени люди, которые помнят. В Прохоровском сквере возле мемориала жертвам Катастрофы собрались больше 200 человек: и — совсем молодые люди, для которых война — история города, народа, страны; и — ветераны Великой Отечественной, бывшие узники гетто и концлагерей, для которых война — живая боль собственной жизни. Здесь вспоминали защитников Одессы, тех, кто сражался на последнем рубеже обороны, вспоминали одесситов, уничтоженных немецкими и румынскими оккупантами, вспоминали о тех, кого называют сегодня Праведниками народов мира, тех, чья жизнь продолжилась в жизни растущих здесь берез. Эти деревья посажены в благодарность людям, которые в годы войны, рискуя жизнью, спасали обреченных на смерть евреев.
"Святыми" называет украинских женщин (а именно их очень много среди Праведников) почетный гражданин Одессы глава организации "Израиль — Одесса" Яков Маниович. Он напоминает о том, что в годы Великой Отечественной на территории Украины было свыше 250 лагерей, где уничтожали людей, — больше, чем во всей Европе, о 225 украинских селах, которые были сожжены вместе с жителями, украинских Лидице и Орадурах…
Здесь говорили о том, что забыть о пережитом — значит допустить повторение, говорили об опасности возрождения нацизма и о том, что Аллея Праведников объединяет людей разных национальностей.
Одессит Семен Штаркман, 12-летним мальчиком в ноябре 41-го попавший в Доманевский концлагерь, на этом митинге был вместе со своей спасительницей — Праведницей мира Надеждой Коломийченко. В лагерь он попал вместе с мамой, бабушкой, тремя братьями и сестрами. Рассказывает, как однажды к заключенным подошел полицай, у которого жена заболела сыпным тифом, искал, кто бы согласился за ней ухаживать. Это было делом очень рискованным — легко было заразиться самим. Но мать Семена Марковича вызвалась — при условии, что с ней будет вся семья. Какое-то время так и жили: мама ухаживала за больной, дети помогали по хозяйству. Семен таскал воду из колодца. Там, у колодца, и познакомился с девочкой Надей.
Ее отец с начала войны был на фронте. Мама осталась с огромной семьей (восемь детей) на руках. Надежда Ивановна вспоминает, что уже 17-го сентября 41-го были убиты местные, доманевские евреи, — соседи, одноклассники. Рассказывает о том, как людей сгоняли к виселицам — когда устраивались показательные казни. И — о встрече на улице Кирова. Эта встреча с Надей стала спасением для Штаркманов, когда двух женщин и четверых детей выдали начальнику полиции, отдавшему приказ расстрелять. Жандармы уже вели их к месту казни, по дороге нещадно били, но, на счастье обреченных, конвоирам захотелось выпить. Они вошли в какую-то хату, этим и воспользовались Надя с сестрой. "Мы подбежали, — рассказывает Надежда Коломийченко, — я говорю: "Тетя Бетя, бегом за нами, не бойтесь, у нас уже люди прятались!" Маленьких схватили на руки, побежали через сад, огород, прямо в наш подвал. Там мы их спрятали, завалили снопами — кукурузой, подсолнухом, что там было во дворе.
А потом сказали маме"…
Вот такая простая история. О подвиге, человечности и — жизни, которой могло не быть. В годы оккупации на украинском Юге погибли около 300 тысяч евреев, в том числе до 120 тысяч одесситов. Точные цифры до сих пор доподлинно неизвестны. Евреев убивали в любом месте, по любому поводу, в любое время. Их убивали планомерно и методично. Их убивали пули палачей, голод, холод, болезни. Или — огонь. Неподалеку от нынешней площади Толбухина тогда, в начале оккупации, находились 9 бараков артиллерийских складов — одесситы называли их пороховыми. Здесь в октябре 41-го были уничтожены свыше 25-ти тысяч человек. Их сожгли. Заживо. Сегодня на этом месте мемориал, где собираются люди, — в память о тех, кого здесь убили.
В память о них — поминальные огни, цветы, скорбное молчание, слова еврейской молитвы. И обещание — не забывать…

Елена ЛИТВАК.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.