На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

БАБУШКИНО КОЛЬЦО


"Г-споди, Ты умилосердился к земле Твоей, возвратил плен Иакова".
Среди всех моих детей ты, сынок, один — еврей.
Изенька, ты помнишь колечко, которое я подарил нашей мамочке в день твоего рождения? Сейчас оно называется у них "бабушкино". Его носит жена твоего сына. Когда у тебя там родился внук, твоя жена подарила колечко своей невестке, жене твоего сына. Это наше четвертое поколение, если начинать с меня. Да, мой мальчик, всегда начинают с нас: "...за вину отцов наказывающий детей до третьего и четвертого родов...". У нас с тобой в четвертом поколении уже двое: мальчик и девочка, слава Б-гу! А бабушкино колечко — одно. И его носит жена твоего сына, мамочка нашего с тобой четвертого поколения. По нашей Галахе: наши олим для Него уже не идн. Но это наши с тобой олим, это их Исход, это Исход нашего четвертого поколения... Слава Б-гу, двое: мальчик и девочка; а бабушкино колечко — одно; и Он — един: Слушай, Израиль, слушай. Храни нас Г-сподь, Данюша.
Хава, Ева, Анна, Анна... Почему имена, будто раны?
Боль впитала папина рана. Спаси Анну, мама Оксана!
Слушай, Израиль, слушай... Храни нас Г-сподь, Данюша.
Даниил — суд Б-жий. Изенька, это наши с тобой олим, это их Исход и их выбор. Прощение получили и мы с тобой, мое второе поколение. Вот и вся наша избранность, мой мальчик, мой Исаак — сын смеха...
Все люди захотели нашей избранности, но без заповедей... Люди пересекли тонкую грань между добром и злом не в ту сторону. Люди захотели перехитрить Создателя... А получили снова мы с тобой. Мы с тобой, мой мальчик, уже знаем, за что: за свою избранность! И без вопросов.
Дай силы, Г-споди, нам веру сохранить.
Дай силы во спасение, не мстить.
Дай веру видеть в Слове — свет Лица.
Благослови любовью славящих Творца.
Твое прощение стало щитом Давида для наших олим. Щит и меч. Нам меч ни к чему, мы не чекисты (хотя в семье не без урода). Мы со своей избранностью, как бельмо на глазу. Помнишь — тогда, в Котовске, в 1950-м? Товарищи прокуроры Сабуренко и Трусилов долго меня не мучили. Я заведовал аптекой ж/д. Меня арестовали в феврале... и без предъявления обвинения через день выдали маме для предания земле. И тут выручила избранность: я ничего не успел подписать, поэтому не тронули ни тебя, ни маму, ни моего брата (Саша потом заведовал аптекой Лермонтовского санатория). Даже разрешили похоронить в Одессе, где я открывал первую гомеопатическую аптеку после революции. Приблизительно тогда я и надел бабушкино кольцо на руку твоей мамы, моей жены, провизора аптеки Гаевского... Бабушкино кольцо в день твоего рождения, я назвал тебя Исаак — сын смеха...
Как я просил за тебя у Него, мой мальчик, после взрыва котла на ТЭЦ в степлаге МВД в Казахстане в 1954-м! После окончания политеха ты по распределению оказался именно тем начальником смены, возле которого взорвался старый котел. Ты остался с ними, поднялся после инвалидности... Да, я воспользовался избранностью (это совсем не то, что "служебное положение"). Он услышал, тогда ты остался... Но во второй раз, в августе 1994-го, Он сделал все, что смог: кому больше дано, с того и спрос больше... Когда 7 июня 1994 года твой сын купил себе маленький серебряный магендовид, ты получил медицинский диагноз — вдруг, сразу, окончательно: четвертая стадия. Но почему сразу четвертая? За что нам все сразу?
Мы уже знаем, за что: за свою избранность, мой мальчик. Ты всегда и везде для меня "мой мальчик", мой "сыночек смеха"... За что? За человеческие ошибки на тонкой грани между добром и злом...
Тот, кто любит, часто плачет, а душа поет.
Где-то под дождем и ветром этот мальчик ждет.
Он стоит, к стене прижатый и на вид чуть-чуть горбатый,
Как умеет, любит и живет.
Ты задал своему ребенку вопрос: что будет завтра? И ушел... А дети остались отвечать перед Ним там...
Наше завтра — это наше с тобой четвертое поколение, наши маленькие олим. Поэтому твоя жена подарила бабушкино колечко своей невестке, жене твоего сына. Колечко одно, а малышей двое: мальчик и девочка, слава Б-гу. Наши дети стараются, хотя по нашей Галахе, наши олим уже не идн. Они добрые и смелые человечки и помнят, что если мы не в силах научить любить, мы должны заставить хотя бы уважать.
Ты снова улыбаешься, мой мальчик. Необязательно все помнить, важнее вовремя вспоминать.
В моем послевоенном блокноте дети нашли записи "хабад". И у них появились вопросы. За что? Это не детские вопросы, нашим детям хватает.
За что? За избранность. За право просить у Него за детей Его. Мир на Израиль! Омейн.
"...Правда пойдет пред Ним и поставит на путь стопы свои" Нееврейских детей — еврейский отец.
Вот тебе и Галаха.

* * *
Говорят, лошади балагулы Моисея понимали команды только на идиш. Это были хорошие одесские лошади, а балагула Моисей жил со своими лошадями, сыновьями, дочерями и всем этим "еврейским счастьем" в доме Рейделя на углу Высокого и Болгарской. Лошади балагулы Моисея понимали команды только на идиш или делали вид, что не владеют другими языками. Хотя какая одесская лошадь в 1900 году не знала хотя бы пять языков? И это не предел образования. Что же вы хотите, если младшая дочка балагулы Моисея поступила в гимназию? Это вам не еврейская лошадь с пятью языками, это еврейская девочка в гимназии…

Автобиография.
Я родилась 7 марта 1900 г. в Одессе, в семье служащего. Отец мой умер в 1914 г. Мать была домашней хозяйкой. Умерла в 1936 г. У меня было два брата и три сестры. Один брат умер в 1921-м. Второй брат погиб в 1942 г. в борьбе с фашистскими захватчиками.
В 1917 г. я окончила одесскую женскую гимназию и поступила в аптеку в качестве аптекарской ученицы. С 1917-го по 1919 г. работала ассистентом в аптеке быв. Фиалковского. Проработав два года, я сдала на звание аптекарского помощника при Новороссийском университете. В 1932 г. поступила в заочный фарминститут и в 1936-м получила звание провизора. С 1920-го по 1931 г. работала ассистентом, затем рецептором в аптеках Одесского аптекоуправления. С 1931-го по 1941 г. работала рецептором в аптеке санчасти НКВД. В 1941 г. эвакуировалась в Башкирию, где работала в Башкирском аптекоуправлении. После возвращения из эвакуации я была послана в Котовскую ж/д аптеку, где проработала с 1945-го до 1950 г. В 1950 г. мой муж умер, и я была переведена в одесскую ж/д аптеку № 9, где и сейчас работаю. Сын мой Исаак Ефимович Тисменец в 1952 г. окончил политехнический институт и был послан на работу в Карагандинскую обл., гор. Кенгур...

Черновик бабушкиной автобиографии мы переписали почти без исправлений... Биография гимназистки с Молдаванки, аптекарской ученицы. Ну чем не персонаж славинской "Интервенции"? Такое вот "еврейское счастье".
Младшую дочку балагулы Моисея в 1965 г. парализовало на долгих пятнадцать лет. Все равно — грех жаловаться.
И мы дописываем нашу биографию за тебя и за нас... Такое вот "еврейское счастье".

Говорят, лошади балагулы Моисея понимали команды только на идиш... Да, еврейские лошади знают много языков, но команды понимают только на идиш...

Е. ТИСМЕНЕЦ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.