На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Еврейская мистика


Многие мои добрые знакомые, соблюдающие посильно заповеди Торы, спрашивают меня: неужели, реб Реувен, в еврейской традиции нет такой важной составляющей как мистика?
Отвечаю: конечно, есть, но не считаю для себя возможным именно через мистику приближать евреев к нашему традиционному наследию. Мистика есть, но не на ней Тора стоит! А стоит она именно на практике соблюдения. Для всех вер, религий и верований на Земле важен вопрос: во что веришь, человече? А уже потом: и как эта твоя вера воплощается в конкретных делах? И только у евреев первый вопрос: что ты делаешь, какие заповеди и в какой степени исполняешь? Только после этого можно спросить: зачем? А можно и не спрашивать. Ибо и так очевидно, что без глубинной веры и убежденности вряд ли кто станет заниматься такими рутинными делами как молитва, накладывание тфилин, кошерование кухни и прочее.
Еврей конкретен, а мистика отвлеченна! И я предпочитаю заниматься конкретными евреями, а не отвлеченными предметами.
Но чтобы не обострять отношения с любителями оккультизма и эзотерических знаний — а среди образованных и соблюдающих заповеди, интеллигентных евреев таких пруд пруди, — решил я опубликовать статью с чисто мистическим содержанием. Причем не как шутку (чего уж тут смешного), а как вполне серьезную вещь, в которую я сам верю в полную силу своей души.
Возьмем главу под названием "Хаей-Сара" ("Жизнь Сары") — хотя, начинаясь с сообщения о смерти жены Авраама, она ни слова не говорит о ее жизни. Тогда почему у нее такое название? Кстати, тот же вопрос можно задать по поводу последнего недельного раздела книги "Берешит" — "Ваехи" ("И жил Яаков"), в котором рассказано о смерти нашего праотца Яакова. Ответ: в обоих случаях мы видим намек на высказывание мудрецов: "Праведники живы и в смерти".
О первых словах нашего раздела — "И было жизни Сары (столько-то лет)" — сказали мудрецы Талмуда следующее.
Читаем в книге "Коэлет" ("Екклесиаст", 1:5): "Восходит солнце, и заходит солнце". Но разве мы не знаем, что оно восходит и заходит? Оказывается, здесь говорится о том, что Всевышний, прежде чем взять душу одного праведника (прежде чем "закатить" его солнце), дает родиться его преемнику (дает взойти новому светилу). Прежде чем закатилось солнце Моше, взошло солнце Йегошуа бин Нуна (Иисуса Навина).
Не успело зайти солнце Сары — поднялось солнце Ривки. Сначала сказан("Берешит",22:23): "...Родилась Ривка". А затем (23:2): "...И умерла Сара в Кирьят-Арбе, он же Хеврон".
Приведенный Мидраш говорит о том, что Всевышний проявляет особую заботу о Своем народе: еще до того, как приходит время уйти праведнику, руководившему своим поколением, появляется новый праведник. (В скобках приведу общее правило: прежде чем наступят тяжелые времена, придет тот, кто встанет во главе народа, чтобы вывести его к свету. Или даже так: прежде чем грянет болезнь-удар, будет дано евреям лекарство. Недаром Эстер попадает в царский дворец раньше, чем злобный Аман начинает карьерное продвижение на самый верх.)
Но вернемся к словам: "Праведники живы и в своей смерти". В них, как во всем, что сказали наши мудрецы, можно обнаружить глубокие мысли, актуальные и поныне.
Понятно, что поступки праведников живы в наших сердцах и что мы учимся по их высказываниям и делам. Собственно, в этом и заключается смысл изучения событий из жизни праотцов, о которых рассказывает Тора. Но есть в приведенном высказывании еще одно неожиданное значение — прямое, без намеков. Праведники живы и после смерти. По крайней мере, тлен не берет их умершие тела. И эта "метафизика" подтверждена фактами. Вот одна из историй.
Когда известный мудрец и учитель, основатель движения "Мусар" (этическое учение иудаизма) рабби Исраэль Липкин (1810 — 1883) из литовского города Салант посетил синагогу Виленского Гаона, он еще застал в ней евреев, помнивших рассказы очевидцев о событиях из жизни Виленского Гаона (сокращенно — Агра, 1720 — 1797). Удивительные вещи рассказывались о Гаоне. Но один в буквальном смысле исторический рассказ настолько запомнился рабби Исраэлю Салантеру, что он занес его в свою книгу. Правда, то, что поведал ему ветхий старик, скорее, касалось не жизни Агра, а его смерти.
Произошло это в 1812 году, в самый разгар русско-французской кампании. Войска Наполеона вошли в пределы Российской империи и захватили Литву. Приближалась зима, войсковые квартирьеры начали готовиться к холодам, зная, что весной наступление будет продолжено. Спешно требовалось отыскать в черте Вильны прямой, широкий участок с хорошими подъездами для устройства штаба кавалерийских полков. После долгих поисков такой участок нашли. Им оказалось старое еврейское кладбище, на котором, в частности, был похоронен Агра. Издали приказ о спешном перезахоронении — недопустимом с точки зрения еврейских законов. Вся община погрузилась в траур. Руководители общины предприняли отчаянные попытки добиться отмены решения, вели переговоры с генералами и маршалами, посылали петиции самому Наполеону, пытались подкупить кого надо. Ничего не помогало.
"И что делает Всевышний?" — спросил рассказчик, слова которого пересказывает в своей книге рабби Салантер. Вдруг прибывает гонец из ставки императора и сообщает, что решено изменить план военных действий и до наступления холодов спешно идти на Москву. В один день все кирасиры оставили Вильну. Толпы радостных евреев заполнили синагоги, многие отправились на кладбище, чтобы произнести соответствующие молитвы у могил праведников.
(Не могу не позволить себе маленькое замечание. Некоторые историки отмечают в своих исследованиях, что это была крупная стратегическая ошибка Наполеона — вступать в Москву накануне суровой зимы, а не весной. Словно Само Провидение толкнуло никогда ранее не ошибавшегося корсиканца на странный шаг: он нарушил законы ведения войны!)
В этом месте следует запись рабби Салантера: "На это я сказал, что уверен — если бы тогда вскрыли могилу Гаона, то обнаружили бы, что его тело осталось таким же, каким было в час похорон. Ибо так Творец поступает с праведниками". На этом запись обрывается, но история имеет продолжение.
Почти полтора века спустя, когда Литву присоединили к коммунистической империи, новые городские власти Вильны все-таки решили перенести еврейское кладбище на другое место. При вскрытии могилы Агра обнаружили, что его тело и в самом деле выглядело так, будто похороны прошли только вчера. Об этом сохранились подлинные документы. Для современных ученых — загадка. А евреи знают об этом феномене вот уже более тридцати трех столетий. Такова еврейская мистика!

Реувен ПЯТИГОРСКИЙ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.