На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРОФЕССИЯ: ДИРЕКТОР МУЗЫКАЛЬНОГО ТЕАТРА


Ассоциация музыкальных театров была создана в России в 2004 году, вскоре в нее влились два театра из Казахстана, а год назад - Одесский театр музыкальной комедии имени Михаила Водяного. Театральная общественность постсоветского пространства стремится объединяться, обмениваться идеями. Директор нашей музкомедии Елена Григорьевна Редько выразила уверенность в том, что в результате работы недельного круглого стола "Актуальные правовые вопросы театрального дела" портфель театра пополнится новыми интересными произведениями. Потому что в паузах между докладами, встречами руководителей музыкальных театров из Санкт-Петербурга, Петрозаводска и Новоуральска происходило еще и особое общение - творческое. Свои новые произведения презентовали одесской труппе московский композитор Александр Журбин и петербургский композитор Виктор Плешак. Думается, скоро результатом переговоров с этими мастерами жанра станут новые интересные спектакли.
А еще на отдельном заседании директор Центра правовой защиты интеллектуальной собственности, адвокат, член-корреспондент Международной академии сравнительного права Владимир Львович Энтин ознакомил слушателей с новыми изменениями Гражданского кодекса Российской Федерации в части, касающейся музыкальных театров. Интересно, что отныне любой зритель, пришедший к выводу, что спектакль искажает идею автора пьесы, нанося вред его (автора) доброму имени, чести, достоинству и деловой репутации, может подавать на театр в суд. Директора российских музыкальных театров впали в замешательство: это ведь теперь критики вместо рецензий начнут исковые заявления строчить!.. Но были и такие, кто не испугался перспективы погрязнуть в судебных разбирательствах.
- Я думаю, что профессия директора музыкального театра досталась мне по несчастью, я ведь не рассчитывал им быть, жизнь просто заставила меня, музыканта и актера, заняться административной работой, - говорит президент Ассоциации музыкальных театров, директор и художественный руководитель театра "Санкт-Петербург опера" Юрий Исаакович Александров. - Театр, который я организовал, требовал постоянного контроля, потом реставрации, а во времена массовых хищений денежных средств я просто был вынужден взять все в свои руки. Из-за этого мне даже пришлось уйти из Мариинского театра, поскольку профессия директора подразумевает наличие трудовой книжки в том заведении, которым руководишь.
Сегодня, по-моему, менеджер (это и есть директор) - чрезвычайно важная в театре фигура, потому что стоимость спектакля определяется даже не столько духовными критериями интеллектуальной собственности, о которой мы сегодня говорили, сколько материальной частью. Сломанный занавес нивелирует хорошую или плохую продукцию. Театру сегодня очень сложно находиться в состоянии гордого духовного противостояния миру наживы. Приходится, конечно, подстраиваться, особенно в жанрах, которые относятся к области поп-культуры, зрелищных мероприятий. Директор должен аккумулировать, во-первых, огромную силу убеждения, потому что сегодня надо работать не только с администрацией города и спонсорами, которых практически нет. Надо уметь убеждать и труппу... Необходимо также иметь чутье. Есть директора, которые работают на поле "Золотых масок", выпускают фестивальную продукцию, находятся в зоне видимости.
И потом, понимаете, я все же считаю, что театр - это диктатура. Если нет художника, все равно кто-то должен кормить коллектив и отвечать за все. В китайском театре спектакль делается сообща, там нет понятия режиссуры, на вопрос "Кто поставил спектакль?" отвечают: "Мы все". Нам это не подходит, у нас так быть не может, кто-то должен выносить замысел. В немецком театре существует шоу драматургов, когда какая-то пишущая личность собирает вокруг себя режиссера, композитора, дирижера, певцов и формирует постановку. Наше искусство традиционно комнатное, ночное, во всяком случае, что касается меня, все придумывается по ночам, в диалоге с самим собой. И никому не позволю вмешиваться в мою работу на уровне замысла. Дикая капитализация общества диктует необходимость присутствия кого-то, кто сумеет дать творцу по рукам, спустить его на грешную землю. И мне часто приходится умерять амбиции режиссеров, ставящих у меня спектакли.
У директора должен превалировать здравый смысл! Это касается также экстремальных ситуаций, связанных с судебными процессами.
- А новые требования российского законодательства в какой-то степени облегчают жизнь директора?
- Нисколько! Да, теперь ему потребуется адвокат. Но это только мы по своей дикости не можем привыкнуть к тому, что должны быть семейные врачи, семейные адвокаты. Если на театры начнут подавать в суд разгневанные критики или даже простые зрители - это тоже интересно, это своеобразный пиар. Если это будет не из-за угла, как это часто делают прячущиеся за псевдонимами критики, а в виде столкновения двух прямых позиций, я только обрадуюсь! Это может быть такое шоу... Все, что с позитивом, - на пользу театру...
Вот тут говорилось о нашумевшем спектакле "Евгений Онегин". Я его видел, я дружен с режиссером, и мне не удалось прочесть ни одной критической статьи, положительной или отрицательной, в которой бы анализировался сам спектакль! Ни в одной рецензии не было указано, что спектакль поставлен как антиопера, как драматический спектакль с музыкой! Ни один вокалист ни разу не посмотрел на дирижера, которого даже не видно было из зала. Самые грохочущие моменты спектакля были связаны с поломкой мебели - стульев, столов. Никто не оценил этот прием! Дебатировать на уровне "нравится - не нравится" неинтересно, пускай появляются сумасшедшие, пускай возбуждают общественное мнение. Пускай люди приходят в оперу не спать, а искать повод для судебного разбирательства!
Помните скандал с постановкой "Голубого сала" Владимира Сорокина в Большом театре?
Я видел этот спектакль, там ничего крамольного нет, весь скандал был чистой воды пиаром, для которого и раздули костры, на которых сжигалась книга Сорокина! В противном случае на спектакль могли бы просто не обратить никакого внимания... Так что я готов к судам, готов вести полемику с любой дворняжкой, только бы слушали это умные люди, а не дворняги...

Что ж, поскольку украинские законодатели рано или поздно прибегают к опыту своих российских коллег, через несколько лет можно ожидать и в нашей стране громких театральных событий, плавно перетекающих со сцены в зал суда. Будем надеяться, постановки Одесского театра музыкальной комедии по новым партитурам Александра Журбина и Виктора Плешака принесут труппе долгожданный успех.
А судиться с театрами одесская публика ни в коем случае не будет, для этого у нее слишком развито чувство юмора...

Раиса КРЕЙМЕРМАН.
Фото Олега Владимирского.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.