На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 63: КАК ФОРМИРОВАЛСЯ ПАЛЕ-РОЯЛЬ?


(Продолжение. Начало в № 577.)

ПЕРВЫЕ ВПЕЧАТЛЕНИЯ

Итак, долгожданный элитарный Гостиный двор начал поэтапно вступать в строй летом 1843 года. Как обычно, Южная Пальмира была переполнена вояжерами, прибывшими из остзейских и польских губерний, обеих столиц, не говоря уже о мелкокалиберных городах России, "для морских ванн", а также для дальнейшего следования морем в Константинополь, Смирну, Самсун, Александрию, Триест, Пирей, Марсель, далее везде. Пале-Рояль был главной новостью, шлягером, или, как теперь говорят, "фишкой" середины 1840-х и оставил о себе как любопытнейшие тексты, так и разнообразную иконографию.
Что же тогда увидели, как оценили новомодный городской центр учтивой торговли и светских утех?.. П-образное в плане сооружение, обращенное внутренним двором к Городскому театру, выходило на три улицы — Биржевую, Екатерининскую и Ланжероновскую. Складывалось оно фактически из трех этажей. Нижний, цокольный, большею частью подземный, предназначался под кухни, склады товаров, причем под ним нередко помещались и погреба для хранения провизии, дров и угля. Освещался нижний этаж посредством так называемых приямков, устланных стандартными металлическими решетками, вмонтированными в широкие асфальтовые отмостки — технологическая инновация в те годы. "С первого взгляда, — свидетельствует современник, — казалось бы такое освещение недостаточным, но, по тщательном осмотре, оказывается его довольно". Вот вам один из сюрпризов изобретательного Торичелли! Здесь же помещались и разнообразные ремесленные мастерские, причем посетители отмечают отсутствие сырости зимой и отрадную свежесть летом, "столь необходимую для работающего в них класса людей". Заметим, что со стороны Театрального переулка (Биржевой улицы) цокольный этаж оказывался наземным, поскольку рельеф местности здесь шел под уклон.
Второй этаж, а по существу, первый наземный, предназначался под главное торговое помещение — магазин или иное предприятие сферы обслуживания. Этаж этот был несколько приподнят над тротуаром и предполагал наличие одной или нескольких мраморных ступеней. Третий этаж в принципе предназначался под жилье владельцев и их семейств, однако мог использоваться по эксклюзивному усмотрению, то есть служить и для торговли.
"Здание красивое, — констатируется в "Одесском вестнике", — и когда все нумера окончены будут отделкою и заняты, представит собою если не совсем изящный вид в отношении архитектуры, то нечто целое, легкое и веселое. Умерший городовой архитектор Торичелли был с познаниями в своей науке и со вкусом, но, не тем будь помянут, сделал, кажется, большую ошибку, о которой сам сожалел впоследствии, построив это здание немного узко и низко; сделай он двумя или полутора аршинами выше и шире, отчего внутренняя площадь нимало бы не потеряла, здание бы выиграло несомненно — как в наружных фасадах, так и во внутреннем расположении; но как оно ни есть, это строение составляет украшение города и центрального местоположения. Наименования положительно оно еще не имеет".
Что до перечня названий, об этом говорено выше, а вот претензии по поводу размеров представляются весьма сомнительными. В самом деле, перед архитектором стояла непростая задача вписать функциональный строительный комплекс в жестко ограниченную площадь. Нельзя не брать в расчет и другое обстоятельство: "красные лавки" надо было вмонтировать в уже сложившийся архитектурный ансамбль, и они не должны были подавлять и, если хотите, унижать близлежащие домостроения. То есть сооружение заведомо проектировалось как камерное. Сокращение же и без того незначительных размеров двора-сада едва ли отвечало бы назначению комплекса как места светских развлечений и отдыха.
Как центр притяжения именитых гостей города Пале-Рояль рельефно обозначился буквально тем же летом 1843-го. Об этом пишет, в частности, пребывавший в то время в Одессе знаменитый романист, "польский Вальтер Скотт" Юзеф Игнаций Крашевский, также лечившийся прописанными ему морскими купаниями. "...Движение царит в так называемом Пале-Рояле. Это застроенный непосредственно за Театром четырехугольник разнообразных лавок, вроде изящного базара, около которого выстлан асфальтовый тротуар, освещенный лампами. Середину занимают газоны с цветами и молодыми еще деревцами..." Наблюдательный Крашевский очень точно подмечает это специфически изысканное движение перед витринами модных магазинчиков, "светящихся стеклянными, бронзовыми, фарфоровыми игрушками для молодых, игрушками для старых". Посещение Пале-Рояля по дороге на бульвар или с бульвара живо становится поистине ритуальным.
Летом 1845 года в Одессу приехала другая популярная в свое время писательница — Олимпиада Петровна Шишкина, воспитанница Смольного института и бывшая фрейлина великой княгини Екатерины Павловны. Как и Крашевский, остроумная и наблюдательная, однако довольно оголтелая славянофилка, она порой со скептической иронией описывает лихо распропагандированные местными патриотами одесские достопримечательности. "В двух модных магазинах в гостином дворе, у француженок или, по крайней мере, у иностранок, называющихся француженками, — иронизирует она, — чепчики и шляпки хуже и дороже, нежели у русских купцов в петербургском гостином дворе, с которым здешний только одно имеет сходство, что также построен четвероугольником. Внутри его, откуда вход в лавки, посажены белые акации и другие деревья, и со временем будет здесь прекрасный сад. Теперь более гуляют вокруг лавок, по асфальтовой мостовой; она очень гладка и по ней легче ходить, нежели по камню". Как видим, асфальт в диковинку даже для столичной аристократки!
"Здесь два раза в неделю играет музыка, — продолжает Олимпиада Петровна, — и тогда особенно много гуляющих: под деревьями расставляют столы, за которыми пьют чай, едят мороженое и конфекты, что все под рукою. Лавки кругом освещены, и под ногами светится огонь из отверстий с железными решетками, в которых видно, что там живут. (Вот и еще один феномен Торичелли: днем освещаемый со двора, цокольный этаж как бы отражает полученный свет ночью! — О. Г.). Я встретила здесь многих петербургских знакомых, приехавших из любопытства или для поправки здоровья морскими ваннами, между прочим, Филиппа Филипповича Вигеля... Здесь множество иностранцев; приезжие отличаются своими белыми и серыми безобразными блузами, и когда на несколько минут умолкает музыка, со всех сторон слышны различные языки, восточные и западные. Иногда казалось мне, что я в чужой земле..." У Крашевского: "Разговоры их подобны разговорам у подножия башни вавилонской".
В литературных воспоминаниях еще одного популярного когда-то писателя, Г.П. Данилевского, также встречаем свежее впечатление от посещения одесского гостиного двора в 1850 году: "Пообедал в Пале-Рояле у описанного Пушкиным Отона (ресторан "Au petit gourmand") где на карте кушаньев пестрели незнакомые имена местных морских рыб, — скумбрия, кефаль, камбала, баламут, калканы, бычки и проч., — зашел в погреб под вывеской "Текущая река", где выпил за шесть копеек, как теперь помню, стакан превосходного беспошлинного хиосского вина (Одесса тогда еще была porto franco) и пустился пешком осматривать город".
Посетивший Одессу в конце 1850-х литератор М.Б. Чистяков, относившийся к "нерусской Одессе" с некоторой прохладцей, не слишком высоко оценивает архитектурные достоинства Пале-Рояля, однако вынужден признать уровень здешних торговых заведений, достойных любого заметного европейского города.
Что же реально представлял собой Пале-Рояль в архитектурном отношении? Историк архитектуры В.И. Тимофеенко говорит о нем как о весьма интересном ансамбле, хотя и имеющем мало общего со своим французским прототипом. "Фасады лавок, обращенные к улицам Екатерининской и Ланжероновской, — продолжает он, — решались в виде непрерывной ордерной аркады. Это П-образное каре лавок..." Можно констатировать, что лишенное напыщенности, помпезности, функциональное, уютное, исторически значимое, это творение Торичелли по-своему уникально.
Перейдем же к виртуальному осмотру слагающих его торговых заведений, а по возможности, и к характеристикам их хозяев.

Олег ГУБАРЬ.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.