На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 63: КАК ФОРМИРОВАЛСЯ ПАЛЕ-РОЯЛЬ?


(Продолжение. Начало в № 577.)

ШЕСТЬ ИМЕН ПАЛЕ-РОЯЛЯ

Все эти имена параллельно фигурируют в разнообразных исторических документах и материалах. Из архивных данных видно, что в ходе сооружения этот элитарный торговый комплекс, по сути, не имел однозначного наименования. Более того, на первых порах название "Пале-Рояль" вообще не встречается в официальных бумагах, хотя явственно присутствует на устах одесского бомонда. Резюмируя умонастроения горожан на этот счет, популярный впоследствии литератор, а тогда молодой еще человек, выпускник Ришельевского лицея Болеслав Маркевич писал (публикация в "Одесском вестнике" от 14 августа 1843 года): "Видевшие парижский Пале-Рояль полагают дать ему это название, по некоторому сходству, разумеется, в самой крошечной миниатюре, со знаменитым творением великого кардинала, но оно не может быть допущено ни в каком отношении; другие именуют его то Гостиным двором, то Театральной площадью, но все это как-то не приходится; кажется, всего удачнее назвал его кто-то Театральной галереею...". К четырем упомянутым Маркевичем именам, как мы помним, следует приплюсовать еще два: "Красные лавки" и "Гостиный ряд", зафиксированные в архивных документах.
В третьем выпуске "Трудов Одесского статистического комитета" (с. 72) по этому поводу вообще покуражились:
"В 1842 году окончена постройка здания лавочных галерей на Театральной площади, названных в шутку кем-то Пале-роялем, и это имя сохранилось ему доселе, а в средине его разведен сад, сделавшийся любимым местом гулянья одесской публики; теперь (1870) место это посещается гораздо менее".
Как бы то ни было, но в ту пору катавасия вокруг Пале-Рояля далеко еще не закончилась. После кончины Торичелли надзор за его дальнейшим обустройством ввиду командировки городского архитектора Луиджи Камбиаджио в Санкт-Петербург был возложен на Гаэтано (Ивана Осиповича) Даллаква, исполнявшего обязанности городского землемера и архитектора 1-й и 4-й частей Одессы. Даллаква известен как мостостроитель. В частности, им спроектированы и построены мосты на Водяной балке, Большом Фонтане и в селении Дальник. Строил он и многочисленные "хлебные магазины", то есть вместительные амбары для сортирования, просушки и хранения зерна, экспортируемого через одесский порт. Причем строил их так, что приезжие не могли отличить их от соседствующих роскошных особняков. Впоследствии, когда складские места сосредоточились на городских окраинах и надобность в подобных "магазинах" отпала, они без особых проблем были переоборудованы под жилье. Некоторые из этих строений сохранились до сих пор — на улицах Почтовой (Жуковского), Нежинской, Еврейской, как и возведенные им собственно жилые дома: по Надеждинской (Гоголя), №№ 11 и 13, Военному спуску, № 22. Кроме того, Даллаква руководил перестройкой и перепланировкой старого Городского театра, а также Экзерциргауза (сооружения, предназначенного для обучения нижних чинов, располагавшегося по улице Херсонской, ниже Конной, по нечетной стороне), составлял планы дренажных сооружений, подземных выработок, в том числе — так называемых катакомб и т. д.
По сути дела, Даллаква "принял в производство" в целом готовый комплекс. Все 44 лавки были к тому времени уже сооружены. На собранные владельцами средства построили две лестницы, ведущие с улицы Екатерининской к двум входам во внутренний двор, а пространство перед лавками, как и было предписано, вымостили. Сохранился реестр точного расхода строительных материалов: "1760 штук триестского камня, 1065 пудов асфальта и 133 пуда и пять фунтов горной смолы, для устроения из первого материала наружных и из последнего внутренних тротуаров пред лавками". При Торичелли же снивелировали обширный двор Гостиного ряда и разбили сад, очень скоро сделавшийся излюбленным местом прогулок горожан.
Вот как описывает его современник: "Внутренняя площадь пересекается перекрестными, от угла в угол, дорожками, обсаженными разного рода деревьями, кустарниками, а в продолговатых клумбах — усеянными резедою и другими цветами. Когда деревья разрастутся и дадут тень, переходы эти будут весьма приятны. Экипажи не въезжают туда; для посетителей устроены четыре входа, два с Екатерининской улицы, третий от театра, четвертый — с улицы, ведущей к бирже, мимо домов гг. Фонтона и Маюрова. Все они с простенькими красивыми решетчатыми воротами, запирающимися на ночь на замок, так что охотники до чужой собственности не имеют здесь никакого приюта. Приставленный швейцар смотрит тщательно за исправностью затвора".
Два из четырех входов, со стороны Екатерининской, сохранились по сию пору почти в неизменном виде, хотя и неоднократно перестраивались. Что до двух других, надо внести ясность. Входы эти располагались по обе стороны так называемого караульного домика, обращенного фасадом к театру. То есть получалось так, что периметр Пале-Рояля как бы замыкался и с этой стороны означенным строением, забором и двумя железными воротами. "Проект кондиций" и смета по сооружению этого домика, "между углом лавок купца Отона и театральным зданием", были составлены Торичелли еще 20 января 1842 года. Строился он опять-таки в складчину всеми хозяевами "красных лавок".
Последнее обстоятельство весьма существенно в нашей истории, поскольку впоследствии объявилось немало охотников застроить и этот "торец" Пале-Рояля, впритирку к самому театру. Уже в октябре 1844 года в докладной записке на имя генерал-губернатора М.С. Воронцова авторитетные одесские купцы Михаил Бернштейн и Абрам Трахтенберг толкуют о том, что "Театральная площадь застроена из трех сторон, на четвертой же стороне находятся: по левой стороне театра — будка для сторожа, ворота для поездов к театру, калитка для входа к лавкам, а промежутки тех предметов заделаны железными решетками" и что пространство сие может быть застроено к обоюдной для них и города пользе и выгоде. Тогда военный губернатор Ахлестышев небезосновательно отказал просителям, тем более что они рапортовали, так сказать, через его голову, рассчитывая на содействие "сиятельного графа".
На этом сюжет не оканчивается: на сей счет в разные инстанции следовали все более и более заманчивые предложения. В 1850-е годы застройщики буквально атаковали Одесскую городскую думу. Последовали прошения мещанина Вульфа Гольбарга и купца первой гильдии Михаила Шапира, затем — купца Гурфинкеля, а далее его же, но в тандеме с другим купцом, Фридманом, и наконец, — купца Фолетти. Наиболее приемлемым Дума признала меморандум Гольбарга и Шапира, каковые обязывались: построить новую сторожку в другом месте, в течение десяти лет выплачивать в доход города по 150 рублей серебром ежегодно, а затем передать этот магазин "для мануфактурной торговли", построенный по общему для всех лавок Пале-Рояля плану, во владение городу.
Главным арбитром этого многообещающего предприятия, естественно, явился городской архитектор Даллаква, который решительно отказал просителям. Мотивация его сводилась к следующему. Во-первых, он не считал возможным вносить коррективы в общий проект "умершего архитектора Торичелли", а во-вторых, то место, на котором предлагалось построить новую "будку для жительства сторожа", предназначалось под "здание для склада и хранения сценических и других принадлежностей одесского Театра". Когда же просители принялись апеллировать к генерал-губернатору графу А.Г. Строганову, владельцы "красных лавок" нашли блестящий контраргумент, грамотно изложенный в прошении, подписанном небезызвестными Л. Отоном (сыном ресторатора, известным архитектором), Ш. Эгизом, Б. Мангуби, Я. Леви, С. Страцем, А. Верелем и др. (все — известнейшие граждане Одессы, предприниматели). Все дело в том, что снос "караульного домика", а равно чугунных решеток, забора, ворот становился прецедентом посягательства на их коллективную собственность — поскольку все это, как было сказано, строилось ими в складчину. И этот юридический казус надежно прикрыл их от новых посягательств темпераментных застройщиков.

Олег ГУБАРЬ.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.