На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

НЕДЕЛЬНАЯ ГЛАВА

КИ ТЕЦЕ


Глава называется по первому слову первой фразы: "Когда выйдешь на войну на врагов своих". "Когда выйдешь" на иврите — ки теце. В конце предыдущей главы говорилось о том, что война — это и есть человеческая жизнь. Война между двумя человеческими склонностями: к добру и злу, которое маскируется под добро. Победа йецер а-тов над йецер а-ра — так эти склонности называются на иврите — один из главных стержней, цель жизни.
В глобальном смысле победа добра над злом в мире в условиях свободы выбора — цель всего Творения (для этого Творец и наделил человека свободой). Сказано в Торе: "Если выйдешь на войну над твоими врагами (стрелы йецер а-ра), и Всевышний даст его тебе в руки, и ты возьмешь его в плен".
Обратим внимание на некое, казалось бы, грамматическое несоответствие в этом предложении. "Выйдешь на врагов" — слово враг употреблено во множественном числе; а возьмешь его в плен — в единственном. То есть возьмешь в плен кого-то одного. Тора подчеркивает этим, что сразу победить всех врагов (йецер а-ра) невозможно. Нельзя вдруг "стать ангелом". Тора этого и не требует. Она требует, чтобы человек последовательно, шаг за шагом, духовно возвышался. И этот духовный рост должен реализовываться в его практической повседневной жизни. В этом и состоит процесс движения к победе над йецер а-ра.
Тора описывает механизм внутренней духовной борьбы, предлагая необычную модель. Пленником в единственном числе оказывается красивая женщина. Ты ее "победил" и хочешь привести в дом. И эта победа, как тебе кажется, может стать частью твоей жизни, твоего "дома". Но — предупреждает Тора, — не торопись с выводами. Ты не имеешь права "овладеть" ею. Пока она не забудет своих отца и мать...
В том слое, в котором мы обсуждаем нашу главу, это означает — ты думаешь, что победил одно из проявлений, одну из граней йецер а-ра. Но говорить о победе над каким-либо дурным проявлением рано. Следует подождать, пока не образуется окончательный, бесповоротный разрыв между отдельной гранью зла и общим его корнем в мире. Отец и мать в нашем контексте — генераторы духовной энергии, питающие злые намерения и действия. Только после того как "взятая в плен" грань зла утратит связь со своим генератором, можно будет считать, что ты "овладел" ею…
Недельную главу "Ки Теце" всегда читают в первой половине месяца элул. Перед Рош а-Шана и Йом Кипуром. Это период, когда в небесных духовных слоях создаются самые благоприятные условия для принятия правильных решений, и оказывается максимальная помощь в их реализации. Процесс реализации таких решений называется тшувой. Какие индикаторы существуют на этом пути? Что определяет здесь успех или неудачу? В Талмуде (трактат Йома), в Кодексе еврейских законов Рамбама приводится формулировка: тшува считается завершенной (по каждой отдельно взятой проблеме), когда человек, вновь попадая в ситуацию, которая провоцирует его на ошибку, способен противостоять обстоятельствам и ошибку не повторить.
Приведем конкретный пример. Еврей ел некошерную пищу. Потом он совершил тшуву и узнал, что определенные виды рыбы, мясо не по правилам зарезанного животного и т. п. евреям есть запрещается. Он начал есть только то, что разрешено Торой. Потом он поехал, например, в Испанию. Ему
и в голову не придет есть там что попало — только потому, что в этой стране нет кошерных ресторанов, а в магазинах не продают кошерное мясо...
О таком человеке можно сказать, что он совершил в этой жизненной сфере тшуву.
Далее (21:15-17) говорится о двух женах: любимой и ненавистной. Слово любовь в контексте языковой системы Торы означает взаимное притяжение, единение. А ненависть — это отталкивание, создание некой дистанции. Старшинство среди всех детей, — учит Тора, — принадлежит первому сыну, не зависимо от того, которая из этих двух жен его родила.
О чем здесь идет речь? Мы уже понимаем, что вся глава посвящена Великой мировой войне, которая ведется в сердце человека. Две жены — это две заповеди. Выполнять одну из них легко, другую — трудно. Скажем, кашрут и Шаббат. В Торе сказано: нельзя "реформировать" еврейские законы, нельзя отбрасывать заповедь, если сегодня к ее исполнению ты не стремишься. Результат исполнения заповеди (в нашей главе — сын) — духовный объект, созданный в высших мирах.
И ценность его не зависит от того, "любимую" или "нелюбимую" заповедь ты исполняешь.
Далее в главе речь идет о сыне, который стал пьяницей и обжорой. Если он не прислушивается к словам отца и матери, не хочет ничего менять в своей жизни — нет ему места на земле (21:18-21). То есть его приговаривают к смерти. Устная Тора свидетельствует, что в реальной жизни не было ни одного такого случая. Если так, то о чем мы тогда говорим? Обсудив предыдущие моменты, мы вполне готовы ответить на этот вопрос. Сын, о котором здесь говорится, символизирует грубые материалистические объекты, порожденные поведением человека. Иначе говоря, созданное им зло. Отец и мать, как и в начале главы, — генераторы духовной энергии, в данном случае "вырабатывающие" основу для совершения добра.
Если идеи добра искажаются человеком, принимая грубые, материализованные формы, значит, в его душе — серьезная "поломка", и он нуждается в тшуве. То есть, как сказано в Торе, он не может оставаться в живых. Но что делать с ним "после смерти" (в контексте нашего обсуждения — после тшувы)? Читаем в тексте Торы: "Если приговоренного к смерти и забитого камнями повесили, нельзя оставлять его повешенным, его надо предать земле в тот же день" (21:22). Эта фраза учит нас: нельзя откладывать преодоление ошибки на завтра. Нужно как можно скорее "предать эту ошибку земле", чтобы "живая память" о ней не стала частью твоего удела.
Все это — борьба человека с йецер а-ра, которая ведется в его сердце. И тут Тора выдвигает другую проблему: как относиться к тому, что происходит с другим человеком? Сказано в главе: "Если увидишь ты быка брата твоего или овцу его, которые заблудились, (ты) не имеешь права отвернуться от них. Обязательно верни их брату твоему" (22:1). А теперь прочтем фразу в нашем контексте. Если ты увидишь, что брат твой (каждый еврей — твой брат!) потерял желание (энергию; на языке Торы это — бык) исполнять заповеди или перестал их выполнять (исполнение на языке Торы — овца), ты не имеешь права сделать вид, что тебя это не касается. Ты обязан помочь брату вернуться на правильный путь, сделать тшуву.
А если он далек от этого, не хочет возвращаться, не интересуется этим? Тогда приведи их (быка или овцу) к себе домой, — наставляет Тора. Иначе говоря, то, что не делает он, должен делать ты. С еще большей энергией, ибо ты выполняешь заповеди не только за себя, но и за своего брата. Но ведь это все равно — его заповеди. Ты не можешь выполнить их за другого человека! Да, это верно. Но создавая в мире духовные объекты более интенсивной духовной работой, ты изменишь мир. В Торе сказано: "...и будут они в доме твоем, пока не затребует их (именно затребует, захочет вернуть) брат твой, и ты вернешь их ему" (22:2). Если мы будем качественно выполнять заповеди, мы изменим мир, и наши братья вернутся.
Интересно, что Тора и на этом не останавливается. Она идет дальше и после заповедей, определяющих правильное поведение, переходит к разговору о человеческой сущности. Читаем: "И так же сделай с ослом его и с одеждой его и с любой пропажей брата твоего. От всего, что пропадет, и ты найдешь (обнаружишь!) — не имеешь права отвернуться" (22:3). Зачем, сказав о быке и овце, писать об осле и одежде? Что нового мы узнаем?
Осел на иврите — хамор. Это слово означает — материальность, материя. Проявляя заботу о брате, не следует ограничиваться исполнением заповедей (мицвот). Важно помочь ему вернуться в то место, где он сможет жить и поступать правильно. Потому что в материальном мире есть места, возвышающие человека, но есть и другие — принижающие его. Одежда — внешняя "оболочка" человека. В ее элементах человек проявляет себя в быту, она определяет его поведение среди людей. И вот Тора призывает помочь брату вернуть свою "потерянную одежду".
Мы разбирали случай, когда человек "теряет" энергию и знания. Говорили о ситуации, когда брату невозможно помочь, — духовно он отделен от тебя, его сердце "не слышит". Однако бывает и по-другому. Человек близок тебе духовно и ничего не потерял. Он идет дорогой Торы, но ему тяжело. Обратите внимание, как тонко это преподносится в Торе. Если до этого речь шла о том, что потерялись бык и овца, и их надо было "хранить", потом "хранить" также осла и одежду, то теперь Тора говорит: "Не наблюдай равнодушно, как осел или бык брата твоего падают в дороге (от тяжелой ноши), не отворачивайся от этой (картины). Обязательно подними их вместе с братом твоим" (22:4). Здесь фигурируют только бык и осел. Бык — духовная энергия человека, осел — его материальное положение. И брат должен помочь брату поднять быка и осла.
А как же овца (исполнение заповедей)? Вспомним, что речь идет здесь о человеке, который идет дорогами Торы. Если у него хватит духовной энергии и будет у него минимальная материальная "база", он гарантированно сможет выполнять заповеди. Можно было бы предположить, что овца не упоминается потому, что на ней не переносят поклажу. Но тогда можно было бы говорить, скажем, лишь об осле. Или просто добавить любое животное. Сказать, например, о верблюде. Ведь он — весьма распространенное средство передвижения и перевозки поклажи.
Но Тора выделяет только два вида животных. И нам важно понять, почему. Верблюд на иврите — гамаль. Корень этого слова, состоящий из букв гимел, мэм, ламед, образует целую группу слов, связанных с воздаянием, совершением добрых дел. Это — квинтэссенция путей Торы. А в нашем фрагменте речь идет о человеке, который идет путями Торы. То есть упоминание о верблюде было бы излишним. Это рассуждение проясняет заповеди Торы, которые даны вслед за фразами об осле и быке, падающих на дороге.
В нашей главе также сказано: "Не должна носить женщина атрибуты одежды, характерные для мужчин, и не должен мужчина надевать женские одежды, ибо отделяются от Всевышнего те, кто делает это". Роли мужчины и женщины в этом мире во многом совпадают. Но не во всем. Между ними существуют принципиальные отличия, основанные на принципах Сотворения мира. Атрибуты одежды мужчины — это и орудия его деятельности. Здесь, в первую очередь, Тора имеет в виду оружие. Если женщина в мирное время носит оружие, она (пусть, символически) бросает вызов всему Мироустройству. Также бросает вызов Устройству мира и мужчина, надев женские одежды. А ведь перед нами совершенно иная задача — обустроить мир, разрушенный войной между йецер а-ра и йецер а-тов. Есть у нас и другая высокая цель — обустроить страну, где нам предстоит реализовать мудрость Торы.
Но об этом — следующая глава.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.