На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

РЕЦЕНЗИЯ

О БЕДНОМ ТРИСТАНЕ И НЕ ТОЛЬКО…


Семь лет назад, будучи в нашем городе на гастролях, Сергей Юрский дал весьма интересную пресс-конференцию, в частности, заметив: "Практика Анатолия Васильева — это не театр. Это другое. Это лаборатория, которая имеет мировое значение. Как бриллиант, выставленный в музее, лежит в отдельной коробке, там температура определенная должна быть, влажность, все проверяется — я думаю, это такое дело, раритетное. Я — человек театра более демократического. При любой температуре, при любой влажности ежедневно идет спектакль. Я считаю Васильева человеком не просто талантливым, а более чем талантливым. Его спектакли "Васса Железнова", "Серсо", "Взрослая дочь молодого человека", "Шесть персонажей в поисках автора" — это всё замечательные произведения. Ученики его, которых очень много, — это величайший вред для российского театра и для народа, они сводят с ума несчастных провинциалов, толкуя им, что все надо на голову поставить. Сами они не живые люди, они не актеры, не чувствуют театр. Васильев тоже не актер, но его Б-г наградил большим талантом, организаторским и режиссерским. Он мыслитель. Но его продолжение… Я часто сталкивался с этими людьми, которые шарлатанят, прикрываясь его именем".
Справедливости ради стоит заметить, что Юрский как раз и приехал тогда в Одессу со спектаклем ученика Анатолия Васильева, Николая Чиндяйкина. И добавил: "Коля изменил здесь, мне кажется, своему Васильеву, он не занимался никакими экспериментами. Это спектакль для большой публики. И я очень это ценю — спектакль понятен, внятен…"
Все, кто помнит привезенный тогда спектакль по пьесе Альдо Николаи "Железный класс" с Ольгой Волковой, Сергеем Юрским, ныне покойным Николаем Волковым, наверняка согласятся с такой оценкой. А вот после двух премьерных спектаклей, поставленных в разных одесских театрах учениками Васильева нынешней весной, зрители выходили, пожимая плечами. Увы, вопросов возникало больше, чем ответов.
Сперва театр музыкальной комедии имени Михаила Водяного представил рок-оперу "Тристан и Изольда" в постановке Владимира Савинова. Сюжет старинной легенды, описанной в знаменитом рыцарском романе, вдохновил и Голливуд, как раз в эти дни выпустивший на мировой экран одноименный фильм. С XII столетия и до наших дней воображение интеллектуалов волнует история роковых взаимоотношений героев, полная таинственной символики и сюжетных хитросплетений. Голливудскую версию ведущие критики упрекают как раз за прямолинейность и примитивность по сравнению с литературным первоисточником. К одесскому спектаклю, увы, это тоже относится.
Начать рассказ о наших "Тристане и Изольде" следует с того, что никакая это не рок-опера, афиша лукавит. Либретто спектакля, написанное николаевским автором Сергеем Пискуревым, представляет собой обычную драму с прозаическими, хотя и выспренними диалогами, чередующимися с музыкальными номерами. Говорить о музыкальной драматургии, лейтмотивах, развернутых ариях и ансамблях не приходится — музыка Александра Нежигая проста и незатейлива, как хоровые песни пионерского детства (это невозможное в рамках рок-культуры обстоятельство отмечается многими рецензентами). А возвращаясь к либретто, нельзя не удивиться тому, что ряд ключевых событий сюжета происходит за рамками сценического действия, более того, о них даже не упоминается как о чем-то свершившемся. Зрители постоянно имеют дело с результатом, а не с процессом. Отсюда непонимание происходящего.
Режиссерское решение, по сути, передоверено балетмейстеру Анатолию Бедычеву, хорошо известному своими работами во многих театрах Украины, но на этот раз удивившему каким-то нарочитым однообразием хореографических сцен. Два похожих движения рук, то воздетых, то опущенных, механически повторяются на протяжении всех трех часов. Удивляет и распределение ролей — столь хрупкий Тристан, каким он предстает в исполнении Дениса Фалюты, просто не выжил бы в условиях сурового средневековья, не говоря уже о том, что не победил бы в рукопашном бою дракона. Кстати, о драконе. Либреттист вложил в уста персонажей странные характеристики этого ужасного ящера — говорится о каких-то присосках и щупальцах, словно речь идет о гигантском спруте. Наверное, на поединок с чудовищем следовало бы отправить гораздо более массивную, чем Тристан, Изольду (Викторию Данченко), однако, на такой смелый ход авторы спектакля не решились, и получилось неубедительно…
Другой ученик Анатолия Васильева, экстравагантный Клим, обретающийся то в Москве, то в Петербурге, а то и в Киеве, поставил на сцене Украинского музыкально-драматического театра имени В.Василько "Двенадцатую ночь" Вильяма Шекспира. Впрочем, на афише обозначено иначе: "XII нiч, зiграна акторами далекої вiд Англiї країни, що i не знали нiколи слiв Шекспiра". В качестве автора проекта, постановки и сценографии, а также одного из художников по костюмам обозначен все тот же Клим. В итоге Клима получилось как-то многовато, значительно больше, чем Шекспира, которого, несмотря на текст афиши, васильковцы успешно ставят и играют на протяжении многих десятилетий.
Через три с половиной часа наконец-то наступает финал, и в зале оказывается не более сорока человек. Что неудивительно: как же высидеть два пролога, бесконечные песни-отступления, которые еще и повторяются на бис без особой нужды, паузы, проходки… Самое интересное, что из всего этого можно было бы собрать оригинальный спектакль, предварительно отрезав все лишнее. Но когда же это худсоветы одесских театров ограничивали фантазию режиссеров, да еще и "учеников самого"? И когда режиссеры задумывались о том, что спектакли, поставленные ими в припадке вдохновения, театр должен, грубо говоря, продавать? Как автор текстов, Клим бывает интересен, вводя перешептывания актеров в полутьме перед началом действия. Вот после этих рассуждений о неуместности трагедии, отпугивающей публику, и перейти бы к Шекспиру. Но нет, появляются старый актер, молодая актриса, режиссер-драматург, помощник режиссера, суфлер, костюмер и даже нимфа, а Шекспиром все еще и не пахнет…
Наконец, начинается собственно "Двенадцатая ночь", и вот тут-то и выясняется, что поставлена она с ног на голову (а Юрский предупреждал!), иначе как бы мог самым светлым персонажем оказаться Мальволио, зловещий дворецкий? Игорь Геращенко, исполняющий роль Мальволио, бесконечно трогает зал каждой интонацией, отдельные удачные моменты есть и в ролях Виолы (Ирина Бессараб), Герцога (Александр Довгодько), Оливии (Галина Кобзарь-Слободюк), сэра Тоби и сэра Эндрю (почти эстрадный дуэт Народных артистов Украины Василия Яковца и Анатолия Дриженко). Как всегда, безмерно обаятелен Богдан Паршаков, удачно назначенный на роль шута.
Труппа театра имени Василь-ко весьма профессиональная и сильная — вот, пожалуй, и все, что можно вынести для себя, пережив "проект" "XII нiч". А хотелось большего — как исполнителям, так и зрителям. Стоит напомнить, каким скандалом закончилась деятельность еще одного ученика Анатолия Васильева, Андрея Жолдака, в условиях полной бесконтрольности и вседозволенности. Заставляя веривших в его гениальность артистов чинить на сцене самое настоящее непотребство, он бесконечно отдалился от искусства, которому пытался по-своему служить. Будем надеяться, в Одессе до подобного не дойдет — руководители театров сумеют в каких-то случаях возродить худсоветы, в каких-то, как говорится, "власть употребить". Ибо когда в зале приходится сопротивляться сну, вывод напрашивается сам собой: на сцене происходит что-то явно не то.

Мария ГУДЫМА. Фото Олега Владимирского.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.