На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС «ДОРОГОЙ МОЙ ЧЕЛОВЕК»

ДВА ЯКОВА


У моей мамы Ревеки Клисторнер были два брата: родной — Яков Клисторнер, двоюродный — Яков Флигер.
Помню, до войны — а жили мы тогда в городе Кривой Рог, — когда приходили дяди, было шумно и весело. Родной дядя Яков носил усы и все норовил меня поцеловать. Дочерей у него не было — только троих сынов родила ему любимая жена, хохлушка Лидочка. Усы у дяди были колючие, и я пряталась под кровать. Он просил вылезти, а я требовала гарантии: "Обещай, что целоваться не будешь". Беззаботные довоенные годы...
Но грянула война, и с первых дней дяди ушли на фронт.
Сделаю оговорку. Дальнейшие события я описываю со слов мамы, а она уже 36 лет в мире ином.
Родной мамин брат Яков попал в плен (в каком году — не помню). Когда стали сортировать пленных: коммунистов и евреев в одну сторону, а остальных в другую, — какой-то смельчак попытался бежать. Конвоиры ринулись за ним. Дядя быстро сообразил, что можно воспользоваться моментом, и незаметно переметнулся в группу проверенных. Так он стал Яковом Нестеренко. Пленных отправили в Германию, в концлагерь.
Через какое-то время в ла-гере появились немецкие фермеры. Они пришли, чтобы выбрать себе даровых работников. Так мой дядя оказался на немецкой ферме.
Однажды фермер попросил дядю показать, как русские дерутся. Дядя Яша долго отнекивался, а тот все настаивал. Ну, дядя и показал — двинул немца головой в живот. Назавтра Якова отправили в концлагерь. Но это был 1944 год. Вскоре наши войска освободили всех военнопленных и отправили теперь уже в наши лагеря. В Сибирь. Там дядя пробыл много лет. Сколько — уже не помню. Помню только, как он приехал в Одессу — худой, больной. И все сетовал, что помирать придется под чужой фамилией. Вскоре и похоронила его Лидочка, столько лет ожидавшая мужа — сначала из немецкого плена, а потом из сталинских лагерей…
Второй брат мамы попал в окружение, бежал и однажды ночью постучался в родной дом. Женат Яков был на украинской женщине, которую звали Наталья. Прямо с порога она заявила: "Убирайся, жид мне не нужен", — и вышла вон. Вскоре жена привела полицаев, те привязали Якова к хвосту лошади и поволокли через весь город, пока он не скончался.
Но, как говорят, Б-г шельму метит. Как-то после войны Наталья везла награбленные вещи в деревню. Проселочная дорога пролегала вдоль аэродрома, а самолет совершал неудачную посадку, задел телегу, и крылом самолета женщине снесло голову.
Летчика должны были судить, но родной брат Натальи пошел в суд и рассказал о том, как она предала мужа. А ведь Наталья и Яков прожили вместе много лет, и было у них двое детей.
Летчика вроде бы не осудили.
Вот такая судьба моих дядей.
Было у моей мамы два брата, два Якова…

Ида ГРОССМАН.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.