На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 27: ЗАМОЛВИТЬ ЛИ СЛОВО О «БЕДНОЙ МОДИСТКЕ»?


"Здесь можно увидеть европейца, которому скроили платье по парижскому образцу Лангле и Тамбюте — наимоднейшие портные в Одессе, по воле моды позволяющие себе полгода шить фрак, который дожидающийся заказчик находит тесным и уже немодным". Так прошелся по одесским портняжкам замечательный литератор Юзеф Крашевский, какового величают "польским Вальтером Скоттом". Иронический остроумец Крашевский рисует город первой половины 1840-х, однако, засилье французских модельеров началось гораздо раньше, со времен Ришелье, Ланжерона и особенно — "монарха Одессы" Воронцова.
Тессье, Доре, Верель, Дютфуа, Лекур, Мишель, Оливье, Герэн, Битру, Фази, Лантье — вот далеко не полный реестр портных и модисток, одевавших "чистую публику" в первой половине позапрошлого столетия. Острый спрос на пристойные туалеты явился следствием активизации светской жизни в воронцовскую эпоху. Балы, маскарады, приемы, журфиксы следовали один за другим. И, разумеется, ни одна "светская львица" или, по крайней мере, дама, считавшая себя оной, не желала ударить в грязь лицом по части наряда. "Еще недели за две до назначенного дня все к нему приготовлялись, — свидетельствует мемуарист, — портные и модистки города завалены были шитьем костюмов..." В стремлении перещеголять друг друга светские дамы шли на любые ухищрения, включая подкуп не только лучших модисток, но и их окружения.
Так, первой соперницей графини Воронцовой была графиня Гурьева, которая писала матери: "Я тоже бросаюсь в маскарад. У меня будет очень хороший костюм. Моя кичка (женский головной убор, — О. Г.) — из пурпурного бархата, шитая золотом. Панева (клетчатая юбка, — О. Г.) из синего барежа с серебряными клетками. Большой пояс и бретели — такие же, как кичка. И все это украшено вышивкой из золота и серебра, и муслиновый передник тоже с вышивкою. Говорят, что графиня Воронцова затмит все общество своим великолепным костюмом. Думают, что он будет испанским, со всем золотом мира внизу и с Перу на голове...".
Женские костюмы на великосветском маскараде и в самом деле поражали воображение. Сколько нужно было фантазии, навыка, наконец, материальных средств, чтобы адекватно репрезентовать образы "Прекрасная ночь", "Ночная красавица", "Аврора", "Вечер", "Жрица Солнца", "Сильфида", "Саламандра" или "Ундина"! Но "народные умелицы" отлично справлялись с непростой задачей. Смирнова-Россет рассказывает, например, о костюме "Ночи" — с серебряными лилиями и каплями росы, бриллиантовыми звездами и месяцем. Впрочем, об одной расчетливой светской красавице, облаченной в подобный наряд, было сказано: "Какое, право, сияние... Но только северное". Что до публики второго сорта, то она имела возможность взять себе потертые "домино" напрокат у эконома Одесского клуба или же в Городском "кеатре".
Чуть подробнее о некоторых из тех, кто творил эти портняжные чудеса для местного бомонда. Один из первых больших успехов в этой сфере общественного быта выпал на долю Марии Ивановны (в русской огласовке) Страц. Эта мудрая и энергичная женщина снабжала тканями и готовыми платьями все Северное Причерноморье еще в пушкинские времена. Основанным ею в 1818 году салоном не брезговали Нарышкина, Собаньская, Грохольская, Зонтаг, не говоря уже о "дамах купеческого звания".
В середине века "Европейский базар" М.И. Страц, располагавшийся в элитарном торговом центре, Пале-Рояле, и в самом деле соответствовал по форме и содержанию подобным заведениям европейских столиц. Вот перечень некоторых товаров, предлагавшихся здесь почтеннейшей публике: "Шелковые материи, черный и цветной бархат, французские шали, столовое белье, кутили разных рисунков, перья, мадаполам, кембрик, нансук, шике, жаконет, кисея, шерстяные материи, попелин, альпаг, модные шелковые материи, бареж, батист, полотняные и батистовые платки, чулки, носки, галстуки, мужские и дамские рубахи, ковры, мебельные материи, занавеси, одеяла шерстяные и пикейные, драдедам и кастор; здесь же большой выбор дамских нарядов".
Поистине легендарной модельершей в старой Одессе была госпожа Томазини. Вот кого никак не могли поделить между собой самые крутые "светские львицы". Подумать только, к ручке простой швеи припадали аристократки голубых кровей! Даже дрались, добиваясь ее снисходительности! "И действительно, — повествует современник, — Томазини одевала своих фавориток с таким вкусом, что они тотчас отличались от других туалетов. Г-жа Томазини, покончив с Одессой, удалилась в Париж и зажила роскошно в особом отеле, с ливрейным швейцаром".
"Салоны французских мод и новостей" разных лет в "Столице Юга" даже не поддаются перечислению. Можно вспомнить огромный "Французский магазин" А. Леруа, отца выдающегося художника Поля (Павла) Леруа, на углу Дерибасовской и Преображенской, в доме, где ныне помещается греческое консульство. "Парижские моды" г-жи Гранж, г-жи Лекур и г-жи Манжен — все три на той же Дерибасовской. "Парижский салон дамских платьев и шляп" Марии Озерской — на Екатерининской площади, № 2, в доме князя Гагарина. Образцы мод "от Озерской" были удостоены дипломов на нескольких европейских вернисажах!
"Все течет, все изменяется". Все приходит и уходит. Остается только... вечно обновляющаяся мода. Пусть даже хорошо забытая старая. Придется солидаризироваться с этим законом природы и приписать: "Быть по сему!"

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.