На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Черно-белая графика еврейской Одессы


Так назывался юбилейный, 10-й фестиваль еврейской книги, который проходил в нашем городе несколько недель.
В рамках фестиваля его устроители — общинный дом еврейских знаний "Мория" — объединили книги и шахматы, кино и театр, графику и старинные открытки — словом, очень разные краски, которые сливаются в одну яркую и многозвучную картину еврейской Одессы, представляют весь ее спектр — от черного до белого.

— Меня очень радует, что к акциям, которые состоялись в рамках нашего фестиваля, нам удалось привлечь многих одесских коллекционеров, они показали то, чего в обыденные дни просто так не увидишь.
А значит, это уже само по себе — праздник, — говорит Геннадий Кацен, исполнительный директор общинного дома еврейских знаний "Мория". — Мне приятно, что мы смогли показать разные грани еврейской культуры, которая существуют в этом городе и дополняет его неповторимую ауру. Надеюсь, свой вклад в нее внесли и мы — с помощью нашего фестиваля.
Фестиваль объединил разных людей — тех, которые очень многое знают о своем городе, и тех, кто только начинает это многое узнавать, объединил одесситов сегодняшних и прежних. Вот они — одесситы прошлого, глядят на своих потомков со старинных фото. Это одно из интереснейших событий фестиваля — выставка черно-белой фотографии в Музее Блещунова. В ее основе — экспонаты из богатейшего собрания известного одесского коллекционера Анатолия Дроздовского.
И настоящие семейные фото от многих замечательных одесских семей — Ю. Бардаха, С. Гешелина, А. Дроздовского и Е. Красновой, В. Коган, В. Недоступа, В. Панимана, семей, которые и сами — давно уже часть славной истории города. Так же, как и фотографы, которые здесь, в Одессе, умели "останавливать прекрасные мгновенья" уже с середины XIX века.
— Известно, что первая в Российской империи фотостудия под названием "Художественный кабинет" была открыта в Москве в 1840 году А. Грековым, — рассказывает Анатолий Дроздовский. —
В рекламе заведения говорилось, что изготовляются "портреты величиной с табакерку". Одесса же всегда была европейским городом и не отставала от столиц. Так что, первое объявление в газете об открытии фотографии в городе Одессе появилось уже в 1842 году. С этого времени и начался отсчет истории одесской фотографии.
Анатолий Александрович — один из лучших знатоков этой истории (в нашей газете вышла серия интереснейших публикаций на эту тему, написанных им в соавторстве с супругой Верой Красновой). Он признается, что самой большой проблемой перед выставкой была проблема выбора:
— Мы никак не могли выбрать, что же показать. Больше старины, то есть середины XIX века? Или фотографов, которые были наиболее популярны и плодовиты в то время? Паспарту, которые вообще никто никому не показывал?.. И решили показать понемножку всего. Конечно, мне очень жалко, что в экспозицию вошло то количество, которое вошло, а не в 10 раз больше, потому что здесь 10 фотографов представлены, а у меня их 170! И каждый из них по-своему интересен.
Только некоторые имена людей, знакомство с которыми состоялось на этой интереснейшей, невероятно насыщенной и в то же время очень камерной и теплой выставке, — Шая Лихтенберг и Яков Тираспольский, Юдко Малкус и Соломон Куперберг, почетные граждане Одессы — фотомастера Борис Готлиб, Иосиф Шнайдер, Рафаил Силин…
Очень многое об одесских фотографиях и — фотографах — исследователям рассказывают паспарту. Оборотная сторона фотографии — своего рода визитная карточка, на ней — фамилия мастера, адрес фотозаведения, изображение наград, которых фотограф был удостоен, дата. Оформлены они любовно и со вкусом, многие сами по себе воспринимаются как произведения искусства.
Что ж, старые мастера умели уважать свою работу. И людей, чьи лица отвоевывали у времени. Кстати, об этих лицах — разговор особый. Это ДРУГИЕ лица, подчеркивает Анатолий Дроздовский. И дело не только в том, что фотография в те времена была удовольствием не из дешевых, люди наряжались в лучшее платье, особым образом настраивались. В этих лицах — другая жизнь, другое ее ощущение. А еще — в них то, что не сыграешь. Говорит Геннадий Кацен:
— Я понимаю, что это фотография, люди старались быть красивыми, фотографы были профессионалами. Они это хорошо делали. Но есть вещи, которые нельзя сыграть, — достоинство, духовность, уважение к себе как личности, уважение к своему роду, уважение к семье. Вы посмотрите, какие теплые семейные фотографии — при всей парадности костюмов, интерьеров, композиций! И это одно из самых главных, между прочим, качеств еврейской культуры. Что спасает нас? Семья, которая является нашим оплотом, именно в семье мы получаем заряд хорошего, доброго.
В основе всех без исключения фестивальных акций мощно ощущался именно этот посыл — хорошего, доброго. И конечно, невероятно интересного — как на выставке во Всемирном клубе одесситов. Экспозиция под названием "Черно-белая графика еврейской Одессы". Представлен без малого век истории — от самой почтенной по возрасту работы Сандро Фазини (1910 год) — до наших дней и наших современников. Здесь линогравюра и офорт, литография и гуашь, рисунки тушью и карандашом… Соломон Кишиневский, Амшей Нюренберг, Филипп Гозиассон, Иосиф Островский, Лев Межберг, Александр Фрейдин, Григорий Палатников… Имена мастеров одесской графической школы, о каждом из которых знатоки могут рассказывать часами.
— Тут Сандро Фазини, брат Ильи Ильфа, он уехал во Францию, там погиб во время войны. Тут Филипп Гозиассон, двоюродный брат Пастернака, также уехавший во Францию и ставший в Париже всемирно известным художником, — рассказывает вице-президент Всемирного клуба одесситов Евгений Голубовский. — Тут Нюренберг, художник из того же круга, но работа более поздняя — 40-х годов. Нюренберг — чрезвычайно интересная личность, сейчас мы общаемся с его внучкой (она же дочка Юрия Трифонова). Она прислала его воспоминания, надеюсь, что они выйдут в Одессе — раньше или позже. Еще я хотел бы назвать таких художников, как Шенкер — замечательный график, который, по сути, в свое время возродил линогравюру в Одессе. Я хотел бы назвать Постеля — отличного графика (он был заслуженным художником Украины в те годы, когда далеко не каждый еврей мог получить такое звание). Словом, я мог бы перечислять и перечислять!
Работы из своих коллекций для этой выставки представили одесские коллекционеры — Евгений Голубовский, Феликс Кохрихт, Татьяна Басанец, Александр Чацкий, Рубен Ашрафян, Музей истории евреев Одессы "Мигдаль — Шорашим". И здесь, говорят устроители, главной была все та же проблема — кого и что показать, кого и что выбрать из того огромного разнообразия имен и черно-белых линий, которые составляют славу одесской графики — искусства лаконичного, точного, сложного. Так что, и здесь, как и на других событиях фестиваля, каждое имя, каждая работа — как знак, обозначающий маршрут интереснейшего путешествия — для тех, кто хочет его совершить.
— Мы всегда должны узнавать что-то новое — независимо от того, в каком мы возрасте, каков наш культурный уровень, как мы относимся к тому или иному событию. Но если мы узнаем что-то новое, значит, мы поднимаемся на новую ступень, — уверен организатор фестиваля Геннадий Кацен. — Мы должны общаться и нести позитив друг другу. Вот эта выставка — это позитив, так же, как и выставка старинных фотографий, и выставка книги, и кинопрограмма, словом, все, что мы придумали для нашего фестиваля… Благодаря ему в нашей жизни стало хоть на какую-то долю больше хорошего, а это значит, что мы выполнили свою задачу!

Елена АЙЗИНА.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.