На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

МНЕНИЕ

Мифы шестидневной войны


Те, кто называет Шестидневную войну катастрофой или "пирровой победой", сильно ошибаются — они не обращают внимания на тот факт, что Израиль не был уничтожен, считает израильский историк Михаэль Орен. Орен — старший научный сотрудник Аделсоновского института стратегических исследований в иерусалимском центре "Шалем", автор книги "Шесть дней войны: июнь 1967". Он заявил, что из его архивных разысканий в арабских странах четко следует: арабы планировали уничтожить Израиль.
Эта трактовка кажется очевидной людям, которые симпатизируют Израилю и придерживаются традиционной версии о том, что в развязывании войны виноваты арабы. Но за минувшие десятилетия наблюдалось распространение мифа о том, что настоящая опасность Израилю не угрожала. "Самый крупный из существующих мифов — что реальной и непосредственной угрозы с арабской стороны не существовало, что Израиль каким-то образом мог бы путем переговоров избежать кризиса 1967 года, что над его существованием не нависала угроза и что, собственно, вообще никакой опасности для Израиля не было", — говорит Орен.
Он отметил, что с вышеописанных позиций написана книга Тома Седжева "1967: Израиль, война и год, который преобразил Ближний Восток". "Поразительно, — продолжает Орен, — что из всех, кто это утверждает, никто не работает с арабскими источниками. Если задуматься — это нечто фантастическое. Кажется, что Израиль существовал в какой-то отдельной вселенной сам по себе".
"За этим мифом стоят более упорные непрекращающиеся старания доказать, что на Израиле лежит львиная доля вины, если не вся полнота ответственности за многие десятилетия конфликтов в арабском мире, и что арабы — потерпевшая сторона, — отмечает Орен. — Это попытка доказать, что Израиль фактически заранее планировал Шестидневную войну, зная, что в результате расширит свою территорию. Я же полагаю, что все было наоборот. Израиль был захвачен кризисом врасплох, в состоянии, когда он не был к нему готов, а потому впал в панику, решил, что столкнулся с реальной угрозой своему существованию. Так что никакое расширение территории Израилем не планировалось. Израиль приложил все усилия, чтобы Иордания и Сирия не втягивались в войну. Познакомившись с арабскими документами, я увидел, что у арабов были реальные планы напасть на Государство Израиль и уничтожить его".
По словам Орена, с Шестидневной войны начались стратегические отношения Израиля с США: "Соединенные Штаты, ранее считавшие Израиль дружественной страной, которая, однако, создает препятствия для их взаимоотношений с арабским миром, внезапно осознали, что еврейское государство — это, по сути, региональная сверхдержава. Поэтому США заключили с Израилем союз, который крепок и поныне".
На взгляд Орена, первым, кто признал, что война радикально изменила геополитический баланс сил на Ближнем Востоке, был президент США Линдон Джонсон. Он предложил план умиротворения, позднее воплотившийся в резолюции № 242 Совета Безопасности ООН. "Легко себе представить, как 242-я резолюция практически возникла у Джонсона в голове 5 июня 1967 года, в том числе и тезис, что Израилю не придется возвращаться к границам 1967 года, — рассказывает Орен. — Джонсон заявил, что границу с Западным берегом Иордана вообще невозможно оборонять; до моря там всего 8 миль, и Израиль не обязан отступать к этой границе".
Война, по оценке Орена, знаменовала собой "первое возникновение стратегического партнерства между США и Израилем. Такое впечатление, что 12 июня 1967 года администрация Джонсона проснулась и сказала: "О, у нас тут есть региональная сверхдержава. Мы обязательно должны заполучить ее себе в союзники!". Исследователь признает, что Шестидневная война также повлекла за собой создание "неоднозначно оцениваемых поселений" на Западном берегу Иордана и в секторе Газа, неутихающий конфликт из-за Иерусалима и непрекращающиеся споры о праве палестинцев на собственную государственность.
"И все же именно война 1967 года стала истоком процесса мирного урегулирования, — замечает он. — 242-я резолюция ООН, принятая после войны, остается краеугольным камнем всех переговоров. Это она предопределила условия палестинского самоуправления. Современный план урегулирования, предлагаемый Лигой арабских государств, призывает к "полному отступлению Израиля" к границам по состоянию на 4 июня 1967 года, а план "Дорожная карта", за который ратуют США и значительная часть мирового сообщества, создает условия для появления палестинского государства на Западном берегу и в секторе Газа. Ничто из вышеперечисленного не было бы возможным, если бы Западный берег и Газа были по-прежнему заняты, соответственно, Иорданией и Египтом, как было в 1967 году, и если бы арабский мир по-прежнему сосредоточенно размышлял, как более эффективно воевать с Израилем, — между тем как сейчас он думает о примирении с этим государством".
Война также "сильно способствовала" отношениям Израиля с еврейскими общинами за его пределами, говорит Орен. "До войны некоторые из ведущих еврейских организаций в США относились к Израилю сдержанно, если вообще от него не дистанцировались, — поясняет он. — Но когда на границах Израиля были сосредоточены арабские армии, евреи диаспоры задумались о возможности второго Холокоста на памяти одного поколения, а позднее испытали упоение от победы Израиля".
"Многих окрылило воссоединение Государства Израиль с библейской Землей Израиля: Вифлеемом, Хевроном и, прежде всего, Иерусалимом. В Израиль рекой потекли пожертвования, так что он смог укрепить свою экономику и возможности абсорбции новых иммигрантов, а американские еврейские организации лоббировали его защиту", — отмечает Орен. Что касается самой войны, то, как подчеркивает историк, Израиль понес большие потери — были убиты более 700 военнослужащих; кроме того, "мало кто знает, что мы потеряли около 20 процентов наших самолетов". "Эта война ни в коей мере не была пикником или увеселительной прогулкой, в особенности на иордано-сирийском фронте, — сообщает он. — В том же, что касается территорий, результаты войны были экстраординарными: Израиль увеличил свою площадь почти четырехкратно". При этом, по словам Орена, потери арабской стороны оценить трудно, но, вероятно, она потеряла более 15 тысяч человек убитыми, 10 тысяч попали в плен. На полях сражений было уничтожено примерно на 2 миллиарда долларов советской военной техники.
А в качестве курьезной подробности Орен добавляет, что Шестидневная война на самом деле была… семидневной, ведь "в действительности гору Хермон взяли на седьмой день Шестидневной войны".

Стив ЛИНДЕ,
The Jerusalem Post
(перевод "ИноПрессы").

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.