На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

История одной фотографии


Старому человеку свойственно вспоминать прошлое. И если эти воспоминания кому-то покажутся неинтересными, а это естественно, то оправданием для меня служат старые фотографии, которые уникальны.
Осенью 1941 года эвакуация забросила мою семью в Красноводск. Бабушка со мной и множеством чемоданов сидела на улице в ожидании возвращения моих родителей, ушедших на поиски жилья. Когда они вернулись, чтобы отвести нас в снятую комнату, то оказалось, что единственный чемодан, который был в чехле, и в котором было все самое ценное, пропал — его украли. С ним исчезли почти все фотографии моих предков.
В декабрьском номере еженедельника "Тиква"-"Ор Самеах" (№ 547) в очерке "Друзья" я рассказал, в частности, о брате моего отца Израиле Чацком, которому выпала доля провести 20 лет в сталинских лагерях. Обладая даром рассказчика, он, к сожалению, не оставил воспоминаний (слишком велик был страх, вызывающий осторожность), да и просто вспоминать об этих годах ему было больно. Но у кого-то из родственников (то ли в Туле, то ли в Москве) он нашел знакомую ему еще с детства групповую фотографию 1907 года, сделанную по случаю отъезда в США на ПМЖ (как говорят сейчас) дяди и двоюродных брата и сестры. Это была одна из тех фотографий (по воспоминаниям моего отца), что хранилась в украденном чемодане.
Сделав копию этой фотографии, он попытался вспомнить людей, изображенных на ней (а это 31 человек!). После его кончины в 1994 году эта фотография хранится у меня.
Ее репродукцию я сейчас публикую и расскажу о продолжении этой истории, которое имело место сразу после войны, в 1946 году. Но сначала вернемся к предыстории фотографии.
В середине XIX века в г. Вознесенске (ныне — в Николаевской области) жили родители моей бабушки — Израиль и София Хануковы. У них было восемь детей: три мальчика — Барух, Абрам, Мендель — и пять девочек — Берта (моя бабушка, вышедшая замуж за Моисея Чацкого), Бойла (вышла замуж за Кисиля Рудого), Фейга (вышла замуж за Гезнаха Зайденфельда), Гитл (вышла замуж за Рахмила Маклакова) и Софья (вышла замуж за Якова Трейстера).
Вознесенск в то время был небольшим местечком: по переписи 1897 года жителей в нем было почти 16 тысяч, из них евреев — почти 6 тысяч.
После Кишиневского погрома 1903 года начался массовый отъезд евреев из Российской империи. Волна беженцев нарастала, подхлестываемая новым насилием. В конце 1905 года возник "Союз русского народа", который восхваление самодержавия сочетал с призывами к еврейским погромам.
В самом большом городе Новороссии — Одессе — "черносотенцы практически терроризировали город: с ножами, дубинками и револьверами они врывались в еврейские дома и магазины, угрожали и безнаказанно избивали. В казармах распространяли прокламации с призывами бить евреев, и командир Одесского гарнизона признался журналистам, что войска враждебно настроены против "жидов", "рвутся в бой, и он, командующий войсками, не ручается за то, что не будет нового погрома" (Ф. Кандель). В дни работы первой Думы разразился погром в Белостоке — с 1 по 3 июня 1906 года. Госдума послала в Белосток комиссию, которая определила: "Если бы войск не было, не было бы и погрома". В июле 1906 г. Николай распустил Думу, так как депутаты "уклонились в не принадлежавшую им область и обратились к расследованию действий поставленных от Нас местных властей".
Менее чем за пять лет — с 1903 по 1907 год — из Российской империи выехало в США более четырехсот тысяч евреев. Среди них была и семья Кисиля Рудого. В 20-х годах мой отец Герш Моисеевич Чацкий (1897-1965) нашел уехавших в США родственников. Завязалась переписка, и он получил из США свадебные фотографии детей К. Рудого. Затем, в 30-е годы, по известным причинам переписка прервалась. Потом была война.
А в 1946 году переписка возобновилась. Из двух писем того периода приведу последнее, от сына Кисиля Рудого Арона, отправленное из Миннеаполиса — Мин (в переводе с английского):

12.VII. 46.
Мой Гриша с семьей! Дорогой кузен!
Получил твое прекрасное письмо. Сегодня с удовольствием читал его. Рад слышать, что у вас всех все благополучно. (Так надо было писать, чтобы цензура пропустила письмо. Ведь Израиль Чацкий с 1932 г. был в ГУЛАГе, а Берта (его мать) скончалась весной 1942 года в Алма-Ате. — А. Ч.) Эта война была страшной. Нам было горько слышать, что такое большое количество семей в России пострадало.
Благодарим Б-га, мы находимся в U.S.A., хотя это не лучшая из стран мира.
В отношении Ривы и Эдит (сестра, которая вышла замуж уже в США за Айзека Лестера Канна, и ее дочь — племянница Арона. — А. Ч.) я послал им твое письмо в Чикаго. Очень благодарен за присланное фото. Выглядишь очень хорошо.
Дорогой Гриша, прошу, сообщи мне, на какой ты работе. На службе? Или имеешь свое дело? (Какая наивность! — А. Ч.)
С такой профессией, как твоя — инженер, ты должен иметь очень выгодную работу. Во всяком случае, в Америке ты делал бы большие деньги.
Теперь насчет папы (Кисиль Рудой — муж Бойлы, сестры Берты Израилевны Чацкой (моей бабушки) (1868-1942). — А. Ч.). Как ты знаешь из предыдущего письма, он дома, он очень стар, слаб. Я отвезу ему в ближайшее воскресенье твое письмо. Я знаю, что он будет очень ему рад…
Ривочка напишет тебе свой адрес, когда будет писать тебе письмо.
Привет от всех моих тебе, жене и сыну.
Желаю вам большого счастья. Прошу больше писать о всех вас. Думаем через несколько дней совместно собрать посылку и послать тебе.
Всегда твой Арон К. Рудой.
Между прочим, я писал тебе, что мой мальчик был в армии, был ранен в Японии. Сейчас он вернулся домой. Я ему дал хорошую бакалейную торговлю, которая процветает.
Привет.
Посылки мы так и не дождались. Больше писем из США мы не получили — опустился "железный занавес".

Александр ЧАЦКИЙ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.