На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

МНЕНИЕ

НОВОЕ ПРАВИТЕЛЬСТВО — НОВЫЕ ВОЗМОЖНОСТИ?


Формирование в Палестинской автономии правительства национального единства до сих пор вызывает довольно разноречивые отклики. Особенно комментарии разнятся, когда речь идет о прогнозах, о попытках предугадать, каким образом изменения в палестинском руководстве отзовутся в дальнейшем развитии палестино-израильского конфликта, да и во всей ситуации на Ближнем Востоке. Дает ли появление нового палестинского кабинета надежду на новые возможности? С таким вопросом российская газета "Еврейские новости" обратилась к экспертам, чье мнение мы предлагаем вашему вниманию.

Марк ГОРИН, главный редактор сети муниципальных газет "Спутник" (Израиль):
— Новое палестинское правительство — это одновременно и надежда, и ее полное отсутствие. Надежда — потому что все-таки на территориях Палестинской автономии появилась хоть какая-то власть, и это власть не только ХАМАСа. Полное отсутствие надежды — потому что в этом правительстве все-таки доминирует ХАМАС, который не желает жить хоть какой-то нормальной жизнью и вести себя в соответствии хоть с какими-то нормами международного права. Эти люди по-прежнему считают себя вправе быть террористами и при этом требуют уважения к себе цивилизованного сообщества.
Надежда — потому что сохраняется диалог между Израилем и председателем автономии Махмудом Аббасом (Абу Мазеном). Отсутствие надежды — потому что Абу Мазен — слабый руководитель, а значит, он не в состоянии реализовать те немногие позитивные шаги, о которых говорит на встречах с руководством Израиля.
Надежда — потому что "вменяемые" арабские режимы (Саудовская Аравия, Египет, Иордания, княжества Залива) пытаются контролировать ситуацию, и их предложения хотя и не приемлемы в полном объеме, но являются предметом для обсуждения. Отсутствие надежды — потому что в этих предложениях присутствуют шаги вроде полного возвращения беженцев на территорию Израиля, на что Израиль пойти не может.
Наконец, надежда — потому что казалось, что новая власть в Палестинской автономии при всех недостатках сумеет хотя бы на своих территориях погасить пожар гражданской войны. Отсутствие надежды — потому что всплески братоубийственного внутрипалестинского конфликта продолжаются. ХАМАС не желает отказываться от террора, не может рассчитывать на признание мирового сообщества
и на его действенную помощь, что не приведет к нормализации обстановки на территориях автономии, а значит, и к миру в регионе, пока у руля в Палестинской автономии будут находиться террористы.

Марианна БЕЛЕНЬКАЯ, политический обозреватель РИА "Новости" (Россия):
— Прежде всего, нужно понять: возможности — для кого? Действительно, это возможности для Палестинской автономии — положить конец гражданской войне и стабилизировать внутреннюю ситуацию, а также найти общий язык с международным сообществом. Есть и возможность начать диалог с Израилем в случае, если Израиль захочет этой возможностью воспользоваться. То есть, возможности изменить ситуацию в зоне палестино-израильского конфликта существуют. Но возможности — это всего лишь возможности. Вопрос в том, как ими воспользуются все участники конфликта и посредники.

Евгений СЕЛЬЦ, редактор израильского информационного агентства "Курсор":
— С точки зрения Израиля, новое палестинское правительство мало чем отличается от прежнего, поскольку его возглавляет лидер ХАМАСа,и в его состав входят министры от этого радикального исламского движения. ХАМАС диктует этому правительству идеологию, которая заключается в продолжении террора (они называют это "правом на сопротивление") и категорическом непризнании права Израиля на существование. При этих условиях Израиль не может вести никакие переговоры.
В США ХАМАС внесен в список террористических организаций. Это затрудняет какие-либо контакты между официальными представителями Госдепартамента и правительства Палестинской автономии. Что касается Европы, то она, как всегда, готова "прогнуться" и восстановить с ХАМАСом любые отношения, включая дипломатические и финансовые. На одной чаше весов — Израиль и США, на другой — ЕС и Россия. ООН где-то посередине. Какая чаша перевесит — сказать пока сложно. Однако в любом случае об урегулировании конфликта, и тем более о мире остается только мечтать.
Я думаю, что в ближайший год ситуация на Ближнем Востоке существенно ухудшится (если не дестабилизируется полностью!) усилиями того же ХАМАСа, а также Сирии, Ирана и... Европейского Союза.

Светлана ГАСРАТЯН, кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Института востоковедения Российской академии наук:
— Я считаю, что да, появились новые возможности. Одно то, что палестинцы хоть как-то между собой договорились, — уже положительный факт. Мне кажется, это имело цепную реакцию в арабском мире — новые инициативы арабских стран по ближневосточному урегулированию. Все больше осознание того, что без решения палестино-израильского конфликта невозможно добиться мира и стабильности не только на Ближнем Востоке, но и в мире. Другой вопрос, что израильтян не все устраивает, не все пункты позиций нового палестинского правительства. Но будем надеяться…

Павел АМНУЭЛЬ, израильский журналист:
— У этой проблемы две стороны — формальная и реальная. С формальной точки зрения, да и то, только на первый взгляд, изменилось очень многое. Хотя хамасовец Исмаил Хания сохранил за собой пост премьер-министра, в правительство вошли министры от ФАТХа, а самый важный для автономии пост министра внутренних дел (ведь у него в подчинении силовые структуры!) достался человеку, не являющемуся членом ни ФАТХа, ни ХАМАСа. Казалось бы, нейтралитет соблюден, ХАМАС уже не имеет полного влияния в правительстве, Махмуд Аббас через своих людей может контролировать ситуацию...
и вроде бы устранены главные препятствия для возобновления диалога с палестинцами.
Однако даже с этой формальной стороны все вовсе не так гладко, как хотели бы видеть в Евросоюзе или в России (у Израиля и США иллюзий здесь и вовсе нет). Главное: в программе нового правительства ни слова не говорится ни о признании Израиля, ни о прекращении террора, ни о том, что новое правительство безоговорочно признает соглашения, заключенные прежде. Напротив, о соглашениях сказано, что палестинцы будут их придерживаться в том случае, если "они не противоречат интересам палестинского народа". А если учесть, что в той же программе вскользь сказано о праве палестинцев на вооруженное сопротивление оккупации, то вполне понятно, что имелось в виду под интересами палестинского народа.
И потому, если говорить о сути, а не о форме, с созданием палестинского правительства национального единства ничего в регионе не изменилось. Точнее, если и изменилось, то к худшему. Во-первых, страны Евросоюза, которые уже несколько месяцев говорили о "страданиях палестинского народа", получили теперь формальный повод опять оказывать этому народу денежную помощь. Во-вторых, те же страны Евросоюза, Россия и до определенной степени США получили хороший повод оказывать давление на Израиль с требованием возобновить так называемый мирный процесс. Палестинцы, мол, сделали шаг навстречу — теперь ваша очередь. Неважно, что на самом деле шаг если и был сделан, то — назад. И неважно, что новое палестинское правительство не собирается, как и раньше, признавать Израиль. Оно новое — извольте с ним разговаривать.
Пока израильское правительство воздерживается от контактов — Эхуд Ольмерт заявил, что пока палестинцы на деле не примут "четыре позиции" квартета, диалог невозможен. Но долго ли Ольмерт сможет сопротивляться очередному выкручиванию рук? Ведь уже и США изменили свою позицию — сейчас Кондолиза Райс, побывавшая с визитом на Ближнем Востоке, не говорит о необходимости "Дорожной карты". Теперь речь идет о поддержке Израилем так называемой саудовской инициативы: нового арабского изобретения (точнее, перелицовки старого, отвергнутого в свое время Ариэлем Шароном). В этом плане нет ни слова о необходимости прекращения террора, но говорится о том, что арабские страны готовы признать Израиль и говорить с ним о мире, если евреи отступят к границам 1967 года и (вот что важно!) признают право палестинских беженцев на возвращение.
Израиль ни при каких обстоятельствах не может признать такое право за палестинскими беженцами, поскольку это означает одно из двух: или разрешение миллионам палестинцев на переезд в пределы Израиля, или выплату им таких компенсаций, какие никакой бюджет выдержать не сможет. В обоих случаях это означает крах Израиля как государства.
Результат: проделав небольшой финт с названиями, палестинцы добились того, что теперь им вновь будет оказана финансовая помощь; на Израиль оказывают давление с целью принять то, что принять невозможно; мировое общественное мнение вновь будет склоняться к идее о том, что бедные палестинцы страдают, а злые израильтяне не хотят с ними разговаривать; Соединенные Штаты добровольно или вынужденно также меняют свои приоритеты — не в пользу Израиля...
Остается надеяться на упорство израильского правительства и на то, что и новое палестинское правительство просуществует недолго, поскольку на самом-то деле ни оно, ни какое-либо другое не способно справиться с экономической ситуацией в автономии. Ситуация эта не изменится к лучшему ни при каких международных подачках — до тех пор, пока палестинцы не начнут действительно строить свое государство, а не тратить огромные суммы на вооружение и террор.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.