На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ДАЙДЖЕСТ

ЕВРЕЙСКОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ В ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЕ


Еврейское Сопротивление Холокосту в странах Западной Европы — тема, почти неизвестная русскоязычному читателю. Литература о еврейском Сопротивлении в годы второй мировой войны, выходящая на русском языке, посвящена преимущественно сопротивлению евреев Польши или советских территорий. Однако в Западной Европе еврейское Сопротивление развивалось в иных условиях, чем на Востоке, и приняло другие формы. Прежде всего, следует отметить, что антинацистское сопротивление в целом на Западе имело свои особенности. Из рассматриваемых нами стран только во Франции оно на определенной стадии приняло форму партизанской войны, но даже тогда не достигало такого размаха, как в Советском Союзе, Югославии или Греции. В Нидерландах и Бельгии основными формами сопротивления были саботаж, помощь армиям антигитлеровской коалиции (как правило, разведка), реже — нападения на немецких военных или "своих" коллаборационистов.
Кроме того, сама нацистская политика "окончательного решения еврейского вопроса" велась в Западной Европе иными методами, чем в Восточной. Как и в оккупированной Польше, немцы начали с того, что ограничили евреев в правах, заставили их носить отличительные знаки и экспроприировали еврейскую собственность. Они создали еврейские советы, несколько напоминающие "юденраты" в Польше: Юдсе Раад в Нидерландах, UGIF (Union Generale des Israelites en France — Всеобщий союз французских евреев) во Франции, AJB (Association de Juifs de Belgique — Ассоциацию евреев Бельгии) в Бельгии. Однако "геттоизация" евреев по польскому образцу проведена не была.
Для подготовки депортаций евреев из западноевропейских городов в центры уничтожения оккупанты создали на Западе транзитные лагеря — Дранси под Парижем, Вестерборк в Нидерландах, Мехелен на полпути между Брюсселем и Антверпеном. Евреев собирали в городах и отправляли в транзитные лагеря; когда же там скапливалось достаточно много интернированных, из транзитного лагеря отходил депортационный поезд в Освенцим, Собибор и другие лагеря уничтожения. Массовые депортации на Западе начались только в июле-августе 1942 года.
Еврейское Сопротивление на Западе по большей части относилось к пассивному, то есть к небоевому Сопротивлению. Вместе с тем, если считать его целью не эффектные военные операции, а спасение евреев от гибели, то западноевропейское еврейское Сопротивление представляется, по крайней мере, не менее эффективным, чем на востоке Европы. Только еврейские организации по спасению детей спасли от депортаций в лагеря уничтожения, по осторожным оценкам, в Бельгии 3-4 тысячи детей, а во Франции — 8-10 тысяч. В то же время подпольная организация Вильнюсского гетто дала возможность уйти в леса лишь около 400 взрослым евреям; а в планы повстанцев Варшавского гетто спасение жизней не входило вообще…
ФРАНЦИЯ. До июля 1942 года, пока нацистская политика в западноевропейских странах еще не приняла форму геноцида, еврейское противостояние ей во Франции выражалось в двух формах. Одной из них была организация системы социальной помощи жертвам этой политики — беженцам; евреям, выселенным нацистами из Эльзаса и Германии; евреям, по разным причинам вынужденным жить на нелегальном положении или оставшимся без работы в результате декретов нацистов и коллаборационистского правительства Виши. Другой формой было спасение евреев из разного рода лагерей вплоть до организации побегов (к июлю 1941 года в лагерях правительства Виши было интернировано более 30 тысяч евреев-иностранцев).
Материальная помощь стала первым шагом к Сопротивлению. Многие ее формы быстро стали нелегальными, и организации помощи вынуждены были создавать подпольные отделения. К примеру, уже в 1942 году оказание помощи по линии коллаборационистского UGIF превращало получателя помощи в кандидата на предстоящую депортацию, значит, помощь должна была оказываться тайно. Совершенно нелегальной была и поддержка, предоставляемая беженцам из лагерей или иностранным евреям, которым угрожало интернирование. Она включала в себя поиск убежища, добычу продовольствия, а иногда и переправку за границу или в зону итальянской оккупации. Всем этим занимались различные еврейские общественные организации.
Особой формой помощи было создание учебных ферм или ремесленных колоний в сельской местности для тех евреев (особенно молодых), которые потеряли работу либо жили на положении беженцев. Устройство учебных ферм в южной зоне Франции являлось одной из главных сфер деятельности еврейской скаутской организации EIF (Eclaireurs Israelites de France — "Разведчики-евреи Франции"). С началом депортаций учебные фермы и ремесленные колонии EIF и других еврейских организаций стали базой настоящего Сопротивления.
Первой во Франции еврейской группой, изначально ориентированной на вооруженную борьбу, была сформированная в Тулузе в 1941 году Armee Juive ("Еврейская армия"). Ее создатели поставили себе целью организовать армию, составляющую часть общееврейских вооруженных сил, которые после войны совместно с великими державами будут решать судьбу Земли Израиля. Для этого они собирались переправлять боеспособную еврейскую молодежь в нейтральную Испанию, откуда бойцы могли бы доплыть до Палестины. В 1944-м Armee Juive, одним из лидеров которой был русско-еврейский поэт Давид Кнут, полностью влилась во французское партизанское движение. В этот момент в ней состояло около 2 тысяч человек.
Начало депортаций застигло еврейское подполье Франции врасплох. Никого из 13 тысяч евреев, интернированных в ходе Большой облавы 16-17 июля 1942 года в Париже, спасти не удалось. Устроить побег из Дранси было уже невозможно. Старая тактика — проверять, не подходят ли интернированные под какое-нибудь из исключений, предусмотренных инструкциями об интернировании, и добиваться их освобождения — оказалась негодной: полиции нужно было поставить немцам определенное число евреев для депортации, и она тут же находила замену освобожденным. Наиболее эффективной формой сопротивления нацистскому геноциду оказалось размещение взрослых и детей в домах "надежных" французов или в христианских учреждениях (детских приютах, монастырях и т. п.). Благодаря таким сетям спасения удалось спрятать более 2 тысяч детей.
Еврейское Сопротивление во Франции включало в себя и элементы партизанской войны. В городах она в значительной степени была связана с уничтожением так называемых "физиономистов", умевших прямо на улице узнать еврея-"нелегала" и сдававших его в гестапо. Особенных успехов в этой борьбе удалось достичь в Ницце. Так, с апреля по июнь 1944 года местный корпус Armee Juive убил нескольких агентов гестапо и доносчиков, а также подложил бомбы в ночной клуб и антикварный магазин, служившие базами "физиономистов".
Менее успешной была деятельность коммунистической группы Solidarite в Париже. Ее 2-й отряд совершил в 1942 году ряд нападений на немецких солдат, а также на клубы, отели и рестораны, посещавшиеся немцами. Полиция внедрила в отряд провокатора и в марте 1943-го захватила 140 боевиков.
Еврейские партизанские отряды вне городов действовали в департаменте Тарн и только в 1944 году (когда, собственно, во Франции и началась настоящая партизанская война). Из них наиболее интересна рота имени Марка Агно, сформированная в декабре 1943 года; командиром ее был Робер Гамзон. В ночь на 20 августа 1944 года еврейской роте сдался немецкий эшелон, пытавшийся отступить от прорвавшихся сил Свободной Франции. Первыми словами командира взвода, пришедшего принять поезд, были "Их бин юде" ("Я — еврей")…
НИДЕРЛАНДЫ. Единственная попытка организованного еврейского Сопротивления в Нидерландах до июля 1942 года имела боевой характер, но закончилась она для евреев печально. Зимой 1941-го немцы спровоцировали несколько нападений голландских нацистов из организации "Веерафделинг" на еврейский, преимущественно рабочий, район Амстердама. После одного из налетов жители района создали самооборону, в состав которой вошли и неевреи. Вечером 11 февраля 1941 года, когда отряд нацистов в очередной раз явился в район, его уже ждала только что созданная "ударная группа". Произошло столкновение, и налетчикам пришлось отступить, трое из них были ранены, и один из них через три дня умер. Немцы посчитали, что это слишком, отобрали в районе 425 молодых евреев и депортировали их в Маутхаузен.
Активная подпольная еврейская группа в Нидерландах была создана беженцами из Германии — это была сионистская организация, действовавшая на учебных фермах в Лоосдрехте и Гауде. В 1942 году немцы начали закрывать фермы и депортировать их обитателей. Понимая, что ждет их учеников, руководители учебной фермы в Лоосдрехте — Иоахим Зимон (Шушу) из Германии и Менахем Пинкхоф — вошли в контакт с участником голландского Сопротивления Юпом Вестервелом. Совместно они подобрали адреса неевреев, у которых можно было бы разместить учащихся фермы. 16 августа 1942-го сотрудница Юдсе Раад в Амстердаме предупредила, что готовится депортация фермы в Лоосдрехте. 18 августа явившиеся на ферму немцы обнаружили в ее помещении только двух собак. Однако найденные адреса оказались неудачными: некоторых из учеников выдали; кое-где хозяева отказались скрывать беглецов.
Тогда с помощью французской Armee Juive Зимон и Вестервел разработали маршрут перехода в Испанию. 13 января 1943 года Зимон повел первую группу, 23 января — вторую. По пути назад 26 января он был арестован, а на следующий день покончил с собой в тюрьме. Его гибель задержала движение последующих групп. Всего за 1943-1944 годы организация Зимона и Вестервела при помощи Armee Juive перевела в Испанию 91 человека.
БЕЛЬГИЯ. Большинство из 56 тысяч евреев, проживавших в Бельгии накануне войны, были недавними иммигрантами из Восточной Европы. Бельгийские евреи оказались менее законопослушны, чем их голландские собратья.
Единая еврейская организация Сопротивления — Комитет защиты евреев (Comiteе de Deеfense des Juifs, CDJ) — была создана в Бельгии еще в конце 1941 года; она объединяла сионистов, преимущественно левых, а также коммунистов, и подчинялась Фронту независимости Бельгии, организации, фактически контролировавшейся коммунистами. Одним из создателей Комитета был коммунист Герт (Герц) Йоспа, уроженец Бессарабии. Другим видным лидером был выходец из Польши Абуш Вербер.
Первая удачная акция CDJ состоялась 31 июля 1942 года, в преддверии депортаций. Четверо евреев, двое из них — в гестаповской форме, явились в помещение прооккупационной Ассоциации евреев Бельгии на бульваре Дю Миди. Пока мнимые гестаповцы проводили собрание юденрата, двое других облили бензином картотеку и списки и подожгли их; все четверо благополучно скрылись.
Многие организации Сопротивления в Европе начинали с ликвидации наиболее одиозных коллаборационистов, и CDJ не была исключением. Из членов Ассоциации наиболее ненавистной личностью был Роберт Хользингер. Именно он в бельгийском юденрате составлял списки на "трудовую мобилизацию", то есть в транзитный лагерь Мехелен. 27 августа 1942 года Хользингера убили возле его квартиры в Андерлехте.
Самым ярким актом еврейского Сопротивления на западе Европы, вне сомнения, было нападение на 20-й депортационный эшелон, направлявшийся из лагеря Мехелен в Освенцим. Это было единственное за весь период Холокоста успешное нападение на депортационный эшелон, везший евреев в лагерь уничтожения. В ходе этого нападения 231 человек из числа депортированных был спасен, 25 депортированных погибли во время стычки с немецкой охраной эшелона. По удивительному совпадению, эта акция состоялась в ночь на 20 апреля 1943 года, то есть в ту же ночь, когда началось восстание в Варшавском гетто.
Единичные побеги из депортационных эшелонов случались и раньше. 15 января 1943 года из 19-го эшелона бежали 64 человека. Заключенные договорились заранее, что они выпрыгнут за Левеном, на склоне. Многие из них были пойманы и возвращены в Мехелен.
Этот неудачный побег натолкнул Герта Йоспу на мысль организовать нападение на депортационный эшелон. Первым делом он обратился за помощью к бельгийским подпольщикам. Согласилась содействовать "Группа Ж" — организация выпускников Свободного университета Брюсселя, включавшая немало евреев, в том числе — медика Юру Лившица, уроженца Киева. Именно Юра и его товарищи по группе Свободного университета Робер Местрио и Жан Франклемон начали готовить нападение на следующий эшелон.
Операция готовилась как в Брюсселе, так и в самом Мехелене. В марте в лагере оказалось много арестованных подпольщиков-евреев; их, а также участников побега из 19-го эшелона немцы собирались включить в ближайшую депортацию в Освенцим. Все они присоединились к подготовке побега из поезда, в частности, раздобыли инструменты — ножи, пилы, щипцы. Накануне депортации лагерная организация перераспределила личные номера заключенных таким образом, чтобы назавтра все участники побега оказались в двух смежных вагонах. За первый час пути они должны были подпилить решетки так, чтобы их можно было выломать.
Поезд, который вез в Освенцим 1631 еврея, включая 262 ребенка, отходил 19 апреля в 10 часов вечера. В это же самое время Юра Лившиц, Местрио и Франклемон прибыли в район Бортмербек, где лес подступал к железной дороге.
Чтобы остановить поезд, Местрио поставил на путях фонарь-молнию, который можно было принять за красный сигнал. Поезд встал; Местрио бросился с плоскогубцами к вагону в середине состава — открывать. Он начал кричать: "Выходи, выходи!". Вышли не все — ехавшие в этом вагоне не были посвящены в план побега. Немцы-охранники находились в голове и в хвосте состава и плохо понимали, что происходит в середине; они решили, что имеют дело с большим отрядом. Юра Лившиц стрелял по немцам из разных точек. Те, кто выскочил, побежали к лесу. Местрио начал открывать второй вагон. Но тут немцы опомнились и открыли огонь. Поезд двинулся снова…
Заключенные (231 человек), бежавшие из 20-го эшелона, нашли приют у бельгийцев-христиан. Возможно, самое примечательное в истории этой операции — то, что ни один из них не был выдан немцам до самого освобождения Бельгии.
Как ни знаменателен успех евреев-партизан, но наибольшего успеха в спасении еврейских жизней удалось добиться CDJ в сотрудничестве с бельгийским подпольем, с организацией "Национальное детское учреждение" (ОNЕ) во главе с Ивонн Невжан. Сеть детдомов, принадлежавших ОNЕ, спасла от 3 до 4 тысяч еврейских детей. Их приводили в детдом, где они получали новую, нееврейскую "идентичность", а затем отправляли к приемным родителям или в религиозные или медицинские учреждения (приюты, монастыри, санатории и т. п.)…
Главный успех, которого добилось еврейское Сопротивление на Западе, состоял в спасении жизней евреев, более всего — в спасении детей и молодежи. Война еврейских партизан во Франции началась поздно: как и вся французская партизанская война, только с высадкой союзников в Нормандии — и не может рассматриваться как сопротивление Холокосту. Сдача немецкого воинского эшелона еврейской роте эффектна, но она произошла тогда, когда большинство из 6 миллионов евреев уже погибли. Казни предателей и всевозможных "охотников" на евреев в отдельных случаях могли уменьшить число еврейских жертв, но могли и повлечь ответные репрессии нацистов.
Отметим, что все описанные нами операции спасения евреев проходили при участии нееврейского подполья. В отличие от чисто еврейского восстания в Варшавском гетто, нападение на 20-й эшелон готовили две организации: еврейская внутри лагеря Мехелен и смешанная — вне его. Опыт еврейского Сопротивления показал, что для спасения еврейских жизней разумней было обратиться к нееврейскому национальному Сопротивлению и с его помощью прятать евреев в стране, чем вести евреев в Испанию или Швейцарию.
Вспомним, что и Сопротивление в Минском гетто не пошло по пути подготовки восстания: его лидеры нашли контакт с советскими партизанами и начали переправлять людей в лес.
Была ли такая ситуация, характерная для западных стран, исключительной? Представляется, что исключительной, ненормальной была как раз восточноевропейская ситуация. Именно западноевропейское Сопротивление евреев и Сопротивление евреев в СССР (в границах 1938 года) пошло естественным путем, включающим сотрудничество с нееврейским населением, вступление в общенациональные партизанские отряды и т. д.
Аномальной была ситуация в Польше, Литве, Западной Украине и Западной Белоруссии. Подпольщики, готовившие побег из 20-го эшелона, рекомендовали узникам выпрыгивать из поезда, пока он не пересек германскую границу: "Слава Б-гу, на бельгийский народ мы можем положиться". В странах, где евреи абсолютно не могли доверять окружающему населению, подполью не оставалось ничего другого, кроме как готовить самоубийственное восстание в Варшавском или Вильнюсском гетто.
Но бельгийские евреи были те же восточноевропейцы, а костяком еврейского Сопротивления во Франции были сионисты — и как те, так и другие изначально были ориентированы на сотрудничество с нееврейским Сопротивлением. Оценивая отношение того или иного народа к евреям в период Холокоста, мы должны не подсчитывать число Праведников народов мира, а посмотреть на то, насколько охотно их национальные движения Сопротивления откликались на еврейские нужды…

Д. РОМАНОВСКИЙ,
"Лехаим"
(печатается с сокращениями).

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.