На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

НЕДЕЛЬНАЯ ГЛАВА

ЦАВ


Название главы дается по первым ее словам: "Прикажи Аарону" (на иврите: "Цав эт Аарон"). Сразу отметим, что корень слова "цав" ("прикажи", "заповедуй") — тот же, что и в слове "мицва" ("заповедь"). Так сказал Всевышний пророку Моше: "Прикажи Аарону и его сыновьям: вот закон жертвы всесожжения…" И дальше говорится обо всех видах жертвоприношений.
Приходится иногда слышать — как правило, от человека, далекого от изучения Торы, — будто, приношение жертв характеризует неразвитое общества. Дескать, чем примитивнее племя, тем большая роль в нем отводится ритуалам и шаманству, идолам и приношениям жертв. Все это, мол, демонстрирует ни больше ни меньше, как наивную надежду на реальную и вполне физическую помощь некоторых "духовных сил". Принцип прост: стоит племенным истуканам предложить мясо жертвенных животных, как они, удовлетворившись подношением, согласятся помочь людям.
Так вот, Тора полностью разделяет негативное отношение к подобным жертвам. Вера в принцип "подарил — получил" не имеет никакой связи с духовностью. Но что тогда подразумевает Тора, когда пишет о законах жертвенных приношений, совершаемых в Храме? Понятно, что она говорит не о подачках высшим силам, необходимых для того, чтобы заручиться их поддержкой. Она утверждает нечто другое, а именно: жертвы в Храме — путь исправления. Это значит, что жертвы, правильно совершенные, есть не что иное, как средство искупления.
Признав вину, раскаявшись, прося о прощении и объявляя, что содеянное больше не повторится, человек искупает свой грех. Для полного прощения ему остается заплатить, выделив часть своего имущества на "погашение долга". Нарушил — рассчитайся частью себя, частью своей жизни. Ведь твое имущество, твои деньги и все, чем ты владеешь, — часть тебя, твой труд, твое время. Расплачиваясь собой, человек как бы соглашается с тем, что вместо жертвенного животного на заклание должен пойти он сам. Творец наделил его особой ролью в этом созданном Им мире, дал задание, а человек его не выполнил, поступил против воли Творца. Раз он не делает то, для чего создан, его надо либо "починить", либо вовсе устранить. Но Всевышний настолько любит свои творения, что не устраняет их, а дает возможность исправиться. Исправляясь, человек возвращается к своему первоначальному, "догреховному" состоянию. На уничтожение он отправляет часть себя — свою жертву, которая, будучи купленной на его деньги, является частью его самого…
Вторая тема, о которой мы хотели бы рассказать, напрямую связана с готовностью человека выполнять указания Торы. И следует она из описания храмовых жертвоприношений. Если внимательно посмотреть на порядок приношения жертв в Храме, можно увидеть, что, каким бы ни было животное, приносимое в жертву, его кровь и внутренний жир (хелев) надо было отнести к жертвеннику. Какой в этом смысл? Одно из объяснений (чисто этического плана) можно понять, если обратиться к следующей притче. Некий торговец имел обыкновение изредка сидеть в синагоге и учиться. Пришел к нему однажды домой коммерсант с предложением заключить выгодный контракт, да, не застав хозяина дома, развернулся и ушел. Вернулся торговец домой, узнал, какую сделку упустил, и очень расстроился. Сказал своим домашним: "Глупые, надо было меня позвать, и я бы не потерял верную прибыль". В другой раз, когда он опять сидел в синагоге, пришел к нему еще один бизнесмен, на этот раз уже для того, чтобы взыскать долг. Побежали домочадцы в синагогу, привели торговца домой, тот узнал, в чем дело, и снова расстроился: "Почему вы все делаете наоборот? Когда надо, не зовете. Когда не надо, зовете. Горе мне с вами!"…
Теперь перейдем к нашему случаю. Есть два вида заповедей Торы — "делай" и "не делай". И каждый из видов требует своего качества характера: для заповедей "делай" надо быть расторопным и активным; для заповеди "не делай" — обладать умением сдерживать порыв, расслабляться. Но человек, не желающий исполнять заповеди, меняет акценты на противоположные, то есть все делает наоборот: в том, чего от него требует Тора, он проявляет лень, а в том, что она запрещает, действует настойчиво и расторопно. Об этом и говорит закон храмовых жертв, которыми искупались прегрешения. На жертвенник шли оба элемента: кровь — символ действия и активности, внутренний жир — символ лености и пассивности.
Третья тема недельного раздела — уважительное отношение к людям. Впрочем, если самым внимательным образом прочесть раздел, вроде бы на эту тему не найдешь ни слова. Но Тора кроме прямого текста предлагает нам и множество самых разнообразных намеков, неявных указаний и прямых "подсказок". Например, написано в нашем разделе, практически в самом его начале, что огонь на жертвеннике Храма должен гореть всю ночь: "А огонь жертвенника — будет гореть на нем". На иврите это звучит так: "Веэш амизбеах тукад бо". Слово "бо" здесь не несет никакой особой нагрузки, более того, оно кажется лишним. Получается "огонь жертвенника пусть горит на жертвеннике". Понятно, что "на жертвеннике", даже если не повторять слово!
Но вот на что указали мудрецы, комментируя этот стих. "Пусть горит на нем", — пусть желание исполнить заповедь "горит" на том, кто ее исполняет. Жертвенник полон огня, человек наполнен заповедью. Она как бы горит в нем. От него исходит жар — или, точнее сказать, Огонь Торы, Эш-Атора. Но этот огонь светит у него внутри, не обжигая окружающих. Человек "горит" сам, но не сжигает других.
Об этом можно прочесть в Талмуде (в трактате "Сукка"), в рассказе об учениках Гилеля, учителя Торы, жившего две тысячи лет назад. Об одном из учеников, по имени Йонатан бен Узиэль, говорится, что, когда он сидел и учился, пролетавшие птицы сгорали в стоящем над ним столбе пламени. И все, кто это видел, спрашивали: если таково величие ученика, насколько велик его учитель? И в самом деле, если над рабби Йонатаном сгорали птицы, то что должно было происходить, когда они пролетали над Гилелем? Уж вроде бы — куда больше? Птицы сгорали. Что с ними могло еще произойти? На этот простой вопрос отвечает Сфат-Эмет, толкователь текста Торы и Талмуда: величие учителя проявлялось в том, что над ним птицы не сгорали. Учитель учил Тору с большим жаром. Но жар его души был внутри него, он не пробивался наружу и никому не приносил вреда. Это и есть по-настоящему уважительное отношение к людям…
А теперь вновь вернемся к самому названию нашей недельной главы — "Цав" — и рассмотрим его в значении "веление", "приказ". Нередко эти слова вызывают у нас внутренний протест, что совершенно естественно. Такими нас создал Творец. Как учит еврейская традиция, свобода выбора была Его высшим даром человеку. Вполне понятно, что, пользуясь ею, многие евреи в прошлом веке сбросили с себя "ярмо Торы", "ярмо заповедей (мицвот)". Внешне это может проявляться, например, в том, что мужчины снимают головной убор — кипу.
Возникает вопрос: почему, даровав свободу, Всевышний так часто повелевает, почему, избрав народ и даруя ему Свою Любовь, предъявляет к нему повышенные — по сравнению с другими — требования и спрашивает строже, чем с других? Ведь, если неевреям предписано исполнять только 7 заповедей Ноаха, то евреям — 613.
Этот вопрос многие "рожденные свободными" себе не задают. Они просто не обладают достаточным объемом знаний в сфере еврейской традиции — не только для ответа на него, но даже для самой постановки вопроса. Между тем традиция учит нас, что по-настоящему свободны лишь те, кто изучает Тору. Что здесь имеется в виду? Как это понимать? Очевидно, тут мы сталкиваемся с различным пониманием слова "свобода".
Можно ли серьезно относиться к высказыванию, определяющему свободу как возможность делать то, что хочется? А если и применять это понятие к такой ситуации, то надо сказать, что эта свобода — деструктивная (от чего-то), в отличие от свободы конструктивной (для чего-то, для достижения определенной цели).
Человек, который стремится удовлетворить любые свои желания, не свободен, потому что в любом обществе есть законы, которые оно принуждает уважать, ограничивая свободу "вольнолюбивых" личностей. Но главное: человек, ориентированный на исполнение собственных желаний, не свободен, потому что он раб своих страстей.
Итак, Тора — прежде всего, Книга Закона. И традиция, таким образом, говорит нам: нет свободы без изучения Закона. Здесь мы, кажется, приблизились к гегелевскому определению: свобода есть "осознанная необходимость". Но что понимал под этим Гегель? Необходимость соблюдения законов германского государства, которое он считал высшим выражением развития Мирового Духа. Идея возведения государства в ранг высшего идеала вполне отвечала потребностям фашизма, который пытался сделать из нации и государства объекты культа. Свобода в гегелевском понимании оказалась осознанным самообманом, разновидностью лицемерия, когда человек думает одно, а делает другое.
Разумеется, еврейская традиция говорит не об этом. Не о законе государства или общества, а о Законе Творца мира. Знание этого Закона позволяет управлять собой и обществом адекватно истинному устройству мира, а значит, эффективно. А иного способа узнать этот Закон, кроме изучения Торы — единственного случая Откровения Творца миру, нет. Кроме того, Тора — это уникальный путь к Творцу, который Он указал, повелев изучать ее и соблюдать записанные в ней законы.
У человека есть реальная свобода выбора. Он может не выполнять повеления Творца. Тем более что нарушения многих из них, с точки зрения светского общества, не наказуемы. Но возможность выбора не делает человека свободным в высшем смысле этого слова, о котором говорит традиция. Неверный выбор реально ограничивает свободу, по крайней мере, в духовном измерении, как мы видели на примере Адама. Возможность выбора дана человеку, чтобы он преодолел свое естество и поступил правильно. И тогда он получит заслуженную награду, сможет приблизиться к Источнику Жизни — Творцу мира.
Принято желать человеку, сделавшему доброе дело: "Тизку лемицвот" — "Удостойтесь получения заповедей". А он отвечает соответствующим пожеланием: "Тизку лаасот" — "Удостойтесь их исполнения". Даже если не заглядывать в отдаленное будущее, не задумываться о награде в Будущем мире, в исполнении велений Творца есть высшая награда, которую мы получаем немедленно. Это — возможность, сделав доброе дело, удостоиться нового шанса совершить хороший поступок.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.