На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

ВЕЧНОСТЬ И СУЕТА

3. ПРЕДНАЗНАЧЕНИЕ ЕВРЕЯ

Жизнь и погоня за жизненными благами

Рабби Шимон бен Элазар сказал: "Никогда я не видел, чтобы олень пахал землю, лев носил тяжести, а лисица торговала в лавке. Они созданы только для того, чтобы служить мне, в то время как я создан для того, чтобы служить моему Создателю. Если те, кто был создан лишь для того, чтобы служить мне, получают пропитание свое, не трудясь, то и я должен получать его так же, ибо я создан для того, чтобы служить Создателю. Но я поступал неправедно. Поэтому в трудах должен я добывать свой хлеб" ("Кидушин").
Человек был создан для более высокой цели, нежели добывание средств к существованию, - в этом смысл слов рабби Шимона. Если бы быстрота, сила и проницательный ум были нужны лишь для того, чтобы добывать средства к существованию, то быстрый олень, могучий лев и хитрая лисица должны были бы использовать эти качества для непрестанного тяжелого труда. Почему же только человек вынужден непрестанно трудиться, чтобы добывать себе пропитание? Согласно рабби Шимону, лишь из-за того, что некогда дела наши были неправедны, мы должны теперь трудиться во имя столь недостойной цели. Если человек считает, что цель жизни состоит в том, чтобы завладеть как можно большим количеством вещей или других благ, а не в стремлении к мудрости и добрым делам, то тем самым он приносит мрачную дань могущественному властителю, заложенному в нем, - Злому Началу.

Справедливое наказание

Но это еще не всё. Рабби Шимон объясняет нам, что борьба за существование, которую ведет человек, - не необходимость, а наказание. Это наказание является примером Б-жественного принципа, согласно которому наказание должно соответствовать проступку и представлять собой как бы оборотную сторону этого проступка. Человек, согрешивший гордыней, должен быть наказан унижением. Согрешивший жадностью должен быть наказан нуждой. Если человек изменяет своему назначению, отдавая свои способности погоне за земными благами, жертвует своим умом для того, чтобы превзойти окружающих и ухватить лучший кусок, то в наказание он будет еще глубже погружен в водоворот борьбы за существование.
И все же, если Создатель заботится о пропитании оленя, льва и лисицы, то почему Он не заботится о человеке - венце Творения?
Конечно, в Торе говорится: "И соберешь ты свой хлеб" ("Дварим", 11:14). Писание заповедует нам трудиться, чтобы добывать себе средства к существованию, но это не значит, что еврей должен всего себя посвятить исключительно добыванию этих средств. Это, скорее, призыв - возделывая землю, сажая растения и собирая урожай, планируя и строя дома, добывая уголь, занимаясь торговлей, стремиться к бесконечно более высокой цели: использовать земные богатства и свои таланты для служения Б-гу. Если человек жаждет материального благополучия по той же причине, по которой Шломо жаждал получить мудрое сердце, то и золото, и серебро, и слава, которыми он обладает, угодны Б-гу. Своей мудростью человек освящает землю - источник всех его благ, подобно тому, как служба в Храме освящает одежды и сосуды, употребляемые во время этой службы: они становятся лишь средствами служения Б-гу.

Следовать своему назначению

В Талмуде есть хорошо известное высказывание, согласно которому человек был создан последним для того, чтобы сказать ему (если он, конечно, поступал праведно): "Все было создано для тебя". Но если его жизнь была полна греха, тогда ему говорится: "Даже насекомое было создано раньше, чем ты".
Рав Шрага Фейвель Менделович, легендарный основатель изучения Торы в Америке, объяснял это высказывание так. В мироздании существует четыре категории: неодушевленная природа (земля и минералы), растения, животные (птицы и рыбы) и человек, имеющий дар речи и мышления. В дни Творения они были созданы как раз в такой последовательности: все неживое, растения, мир животных и человек. Создав неодушевленный мир, Б-г приступил к созданию более высокой формы существования - растений и т. д. Человек должен был стать вершиной Творения, качественно новой ступенью, превзойти все созданное до него, подобно тому, как плодоносящее дерево превосходит по своей ценности в мироздании даже огромнейшую из скал. Но если человек использует свой разум лишь для того, чтобы искать удовольствия, добывать пропитание и заботиться о продолжении рода, он лишь повторяет поведение животного. Он не больше, чем двуногое животное, хотя и более сообразителен, чем, скажем, насекомое. Все остальное в них одинаково - плоть без души. Вопреки желанию Б-га сделать каждую ступень Творения качественно отличной от предыдущей, человек подчиняется желаниям и инстинктам, которые также свойственны и животному. Если это происходит, Б-г говорит человеку: "Насекомое уже создано до тебя. Что ты принес в Мой мир такого, чего не могут сделать другие твари?"

4. СВЕТ И ТЬМА

Слепота зрячих

Нельзя отрицать силу земных соблазнов, заставляющих человека искать наслаждения и потворствовать своим желаниям. Глаза того, кто создан из плоти и крови, легко становятся слепыми от блеска мишуры. Какая ирония заключена в том, что евреи, поддавшиеся обману учения гуманистов, не признававших Б-га, назвали свое движение "просвещением", а ученых мужей Торы - "служителями Тьмы". Действительно пророчески звучат слова наших мудрецов: "Г-сподь, да будет Его Имя благословенно, знал, что ярчайший свет Творения будет слишком ярок для неправедных, которые появятся в будущем, поэтому Он взял его и скрыл для праведных мира грядущего". Свет этот - свет духовный. Не каждый из людей может увидеть его, а из тех, кто видит, есть такие, что называют его силами Тьмы. Такие люди отворачиваются во тьму, рожденную духовным упадком, и громко приветствуют "просвещение".
Но жизнь только потому не теряет свою ценность, только потому для людей сохраняется возможность возвращения к святости, что этот первоначальный свет не исчезает полностью. Тучи могут прикрыть солнце, но они не могут его уничтожить, поэтому даже в самый туманный и пасмурный день люди не остаются в полной темноте.
Каждый новый шаг в сторону придуманной "реальности" отдаляет нас от того первоначального, истинного света. И так будет до тех пор, пока мы, даже глядя прямо на этот свет, не начинаем видеть только тьму. Настолько становятся слепыми наши глаза ко всему, что выходит за рамки материального мира. Комментаторы писали, что Десяти речениям, которыми был создан мир, соответствуют десять казней египетских (см. трактат "Авот", гл. 5). Мир так глубоко уверовал в материальные силы природы, так далеко ушел от веры в Б-га, что фараон имел дерзость сказать: "Кто этот Б-г, что я должен слушаться Его голоса?" ("Шмот", 5:2). Мидраш объясняет, что египтяне поклонялись целому сонму богов, но Имя
Г-спода было им неизвестно, ибо они полностью забыли об источнике истинного света. Такая близорукость не была уделом одних только фараонов Древнего Египта. Человек всегда поддавался гипнозу имен ложных богов, как бы они ни назывались - Ваал, Эмансипация, Либерализм или Наука.

Из Тьмы

Десять казней пришли не просто для наказания жестокого народа. Они должны были стать доказательством слов Всевышнего: "Я, Г-сподь ваш, среди вас". Сыны Израиля, Египет и весь мир обязаны были увидеть, что искусственные учения о цели жизни лишь заслоняют от людей существование Б-га и затмевают свет Его истины.
Таким образом, говорят комментаторы, десять казней нужны были для того, чтобы вновь заставить людей вспомнить, что Б-г, с помощью Десяти речений создавший мир, остается Творцом всего сущего.
После того как закончились десять казней, вновь пришло осознание того, что "в начале Б-г создал небо и землю" ("Берешит", 1:1). Девятой казнью была тьма. Она заставила людей вспомнить Второе речение, произнесенное Г-сподом в дни Творения: "Да будет свет". Земля египетская была погружена во тьму. Пока египтяне на ощупь передвигались в темноте, "у всех сынов Израиля, - говорит Писание, - был свет в их жилищах" ("Шмот", 10:23). Тьма, окутавшая Египет, заставила евреев увидеть свет.
Перед ними был один из цивилизованнейших народов на Земле, и вот, несмотря на всю свою "просвещенность", народ этот бродит в беспросветной духовной тьме. Это открытие было подобно яркой вспышке света для еврейского народа. Евреи прозрели и увидели источник истинного света. "Пусть будет свет", - произнес Создатель. Возможно, этот ярчайший духовный свет пока остается сокрыт для нас и откроется только праведникам мира грядущего, но в то время народ Израиля его увидел.
В книге "Коэлет" (2:13) Шломо говорит: "Свет сильнее тьмы". Почему? Да потому, что благо, несомое светом, рождается из предшествующей ему темноты. Человек, всю жизнь купающийся в свете, не может осознать, как он важен для него, поскольку он принимает свет как нечто само собой разумеющееся. Нужна катастрофа, нужно провести много часов в полной темноте, чтобы осознать, как жизненно необходим этот свет. В более глубоком смысле - отдельные люди или народы, лишенные в течение какого-то времени духовного света и осознавшие свою слепоту, устремляются к свету с такими жаждой и энергией, которые совсем не свойственны их собратьям, живущим в мире и покое, то есть тем, кто никогда не знал, что значит бродить во тьме.
Поэтому сказано: "Там, где стоят раскаявшиеся, не могут стоять даже самые праведные"
(трактат "Брахот"). Искренне раскаивающийся может превзойти праведного благодаря своему раскаянию и готовности сделать свою жизнь лучше. Чем сильнее его сожаление о прошлой неправильной жизни и его решимость исправить ее, тем действеннее раскаяние. Отсюда кажущийся парадокс: чем более человек грешен, тем более у него возможностей стать добродетельным, потому что его потребность в раскаянии увеличивается с каждым проступком. Это объясняет, между прочим, почему после самого искреннего раскаяния грехи человека превращаются в добродетели. Каждый грех увеличивает стремление раскаивающегося к добру и заставляет его подняться чуть выше к вершине добродетели, поэтому даже его грехи, если они преодолены, становятся частью его величия.
История еврейского народа полна примеров перехода от тьмы к свету. Перед тем, как получить Тору на горе Синай, евреи прошли через ночь египетского рабства. Разрушение Ковчега Завета филистимлянами явилось побуждением к строительству Святого Храма. Ковчег, в свою очередь, был сделан после того, как евреи согрешили, поклоняясь Золотому тельцу. Как свет проникает из тьмы, так и Ковчег, содержащий скрижали Завета, появился в результате поклонения Золотому тельцу.

Истоки величия

Величие не рождается из довольства собой, оно выковывается в напряжении борьбы. Оно рождается из усилия вырваться к свету из-под власти тьмы. Делом жизни Шломо было жить во тьме, той тьме, которая обывателю представляется светом, то есть жить в удовольствии и роскоши, править в безопасности и ни на минуту не забывать о том, что истинный свет - внутри человека. Что истинное достоинство заключается в его уме, сердце и душе, а не в его дворцах, конюшнях и сокровищах. В книге "Коэлет" Шломо говорит, что ни в чем не отказывал себе. Роскошь его жизни, его многочисленные жены создали образ, в котором большинство видит типичного восточного властителя. Но Шломо был настолько же далек от этого всем известного стереотипа, как свет далек от тьмы.
Из трех священных книг Шломо: Песни Песней, "Теилим" ("Книги притчей") и книги "Коэлет" - содержание Песни Песней кажется наименее священным. И все же, как говорит Мидраш, все книги, входящие в Писание, священны, но Песнь Песней - из священных самая священная.
У мудрецов есть свое определение святости: "Повсюду, где ты найдешь помеху безнравственности и пороку, там ты найдешь святость" (Мидраш).
Подлинная святость - не в церемониальных одеяниях, глазах, возведенных к небу, и молитвенном бормотании, но в чистоте и сдержанности. В Песне Песней - аллегорическом изображении любви между Б-гом и Израилем - Шломо предстает перед нами страстным юношей. Случайный читатель легко увидит в нем того Шломо, что имел тысячу жен и предавался всем смертным грехам. Но как это представление далеко от истины! Песнь Песней - священная из священных, потому что тот, кто ее создал, мог опуститься в самые мрачные глубины порока и остаться цельным, чистым и невредимым.
Согласно еврейской вере, не может быть такого, чтобы нечестивый человек совершал святые дела. Книга, которую называют священнейшей среди священных, может быть написана лишь тем, кто сам был святым среди святых. Святость Шломо заключалась в воздержании от порока и нечестивых желаний. То, что Шломо достиг святости, живя так, как он жил, и есть самое красноречивое доказательство того, что он был святым среди святых. Его любовь была отрицанием земного мира, его любовь полностью принадлежала Б-гу, и в ней с особой силой подтвердилось то, что свет рождается из тьмы. Только душа, познавшая всю меру земного зла и из тьмы взывающая к Б-гу, отринувшая все ложные удовольствия, которые приносит животная чувственность, - только такая душа может испытать огромную радость, когда она осознает, что все материальные блага, богатства и радости на самом деле - мираж, что в них нет смысла.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА
"Вечность и суета".

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.