На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Памяти Ушера Спектора

ДИКОВИННЫЕ ОТКРЫТКИ


Однажды в середине девяностых годов прошлого столетия на заседание Московского клуба любителей миниатюрных книг явился молодой человек с небольшим чемоданом, наполненным редкими миниатюрными изданиями, в том числе - необычными открытками с наклеенными на них миниатюрными книгами. Очевидно, не зная истинной цены принесенных раритетов, он их продавал по дешевке из расчета от трех до пяти рублей за штуку. Находящиеся поблизости коллекционеры набросились на неожиданный подарок и вмиг опустошили чемодан. Прежде чем рассказать о героях этого события, начну с истории появления диковинных открыток.
Вологодское "Северное издательство В.О. Жеглинского" в 1908 году оставило свой след в российском книгоиздании выпуском открытых писем с портретами и краткими биографиями выдающихся писателей, революционных и общественных деятелей - в виде миниатюрных брошюр, помещенных справа от портрета на открытке (обычно иллюстрации на открытках помещаются слева). Никакой другой печатной продукции "Северного издательства В.О. Жеглинского" потомки не ведали. Недолгая, но весьма энергичная деятельность издательства - малоизвестная страница истории миниатюрной книги и молодой филокартии, которая возникла в 70-х годах ХIХ столетия. Замечу, кстати, что о В. Жеглинском я мельком упоминал в статье "Синтез открытки и книги" ("Ор Самеах", 2005, 12 октября). Сегодня мой рассказ о нем будет несколько подробнее.
Виктор Осипович Жеглинский - социал-демократ, родственные корни которого можно отыскать в Украине, родился в 1873 году в местечке Махновка Бердичевского уезда Киевской губернии, позже жил в городе Белая Церковь. Отец его - потомственный дворянин. В семье было четверо детей, из них три мальчика. Виктор был младшим сыном. Окончил Виктор Осипович Белоцерковскую гимназию и Киевское музыкальное училище. Рано приобщился к подпольной работе, активно участвуя в деятельности Киевского союза борьбы за освобождение рабочего класса. В марте 1898 года при разгроме указанного союза был арестован.
После окончания следствия В. Жеглинский был освобожден под "самый строгий надзор полиции", на время которого поселился в Вологде, где после прекращения полицейского контроля выразил желание остаться на жительство в северном городишке. В конце 1909 года переехал в Санкт-Петербург. После революции 1917 года судьба издателя в литературе не просматривается.
Создание издательством оригинальной серии - затея довольно смелая и рискованная. В годы реакции после событий 1905 года против революционной печати были приняты самые решительные меры: повальные обыски в типографиях, на книжных складах и в магазинах, закрытие легальных большевистских издательств, многочисленные штрафы, наложенные на редакторов и издателей. Редко кому удавалось что-либо легально издавать по революционной тематике, да и В. Жеглинскому удалось с марта по июнь 1908 года из задуманной серии в 49 книжиц выпустить в свет только 28 открыток с миниатюрными книжечками. Репертуар издательства, о котором я скажу ниже, однозначно характеризует общественную позицию издателя.
Издание было легальным, все книги имели разрешение Московского комитета по делам печати. Общее количество экземпляров - 142000 (при среднем тираже каждого издания - 5100). Новая оригинальная форма издания, броская по виду и дешевая, не имевшая аналогов в отечественном книгопечатании, создавалась в вологодской типографии И.И. Соколова. Здание, в котором размещалась типография, сохранилось до наших дней (современный адрес дома: улица Мира, 5). Размер брошюр - в среднем 8 x 6,5 см, размер открыток - 14 x 9 см, цена комплекта составляла 5 копеек. Каждая книжица имела своего автора, фамилия которого по известным причинам не указывалась.
28 брошюрок с открытками, увидевшие свет в 1908 году, были посвящены М.А. Бакунину, В.Г. Белинскому, Э. Вальяну, Ж. Геду, А.И. Герцену, М. Горькому, Т.Н. Грановскому, А.С. Грибоедову, Н.А. Добролюбову, Ф.М. Достоевскому, К. Каутскому, П.Г. Каховскому, П.А. Кропоткину, П.Л. Лаврову, Ф. Лассалю, П. Лафаргу, К. Марксу, Н.К. Михайловскому, Н. А. Некрасову, И.А. Никитину, Р. Оуэну, П.И. Пестелю, Д.И. Писареву, Г.В. Плеханову, А.Н. Радищеву, Ф. Рылееву, Н.Г. Чернышевскому и Ф. Энгельсу.
Все вышеназванные книжечки впервые библиографически описаны в работе У.М. Спектора (о нем речь пойдет в конце статьи) "Северное издательство В.О. Жеглинского" (М., 1988), где представлены фотографии книг, сообщаются датировки выхода их в свет, приводятся литература об издании и сведения о местах хранения комплектов (открытых писем с портретами и биографиями) - это библиотеки, музеи и частные коллекции. Последняя информация требует разъяснения. Несмотря на большие тиражи, полных комплектов издания сохранилось немного. В момент написания работы У. Спектором полные комплекты отдельных книжиц с открытками были в Вологодском областном краеведческом музее, в ленинградском Доме Г.В. Плеханова и у некоторых коллекционеров Москвы (Ю.М. Вальтера и У.М. Спектора) и Ленинграда (В.Я. Бялого, В.В. Манукяна и Л.М. Соскина). Описывая каждый экземпляр, У. Спектор указал, в каком собрании он хранится. Многие собиратели миниатюрных изданий Союза не только не имели их в своих собраниях, но даже никогда не встречали. Короче говоря, это были редкие книги, которые очень ценились среди почитателей миниатюрных изданий.
Возникает еще один вопрос: имели хождение в почтовых отправлениях сии издания или нет? У. Спектор не встречал эти открытки с почтовым штемпелем. Объяснение тому, может быть, боязнь отправителя, если бы таковой нашелся, за сохранность издания. В мешках почтальонов с письмами вряд ли книжечки могли сохраниться в целости. Очевидно, издание носило сувенирный характер. Издатель надеялся, что заинтересованные лица будут стараться сохранить для себя редкие биографии и портреты известных людей, не пользующихся любовью и популярностью у властей. Однако хранить подобные издания было делом не таким безопасным. Обнаруженные во время обыска биографии социалистов при прочих обстоятельствах могли принести их владельцу дополнительно несколько лет каторги.
Настало время для рассказа о Спекторе. Инженер Ушер Моисеевич Спектор (1936 - 1993) - член Московского клуба любителей миниатюрных книг - интересовался многими аспектами книговедения, библиофильства и историей книги. Главными темами его книжных пристрастий были И. Бабель и история миниатюрной книги, но интересы его на этом не замыкались. Мы были знакомы с ним около восемнадцати лет, интенсивно переписывались, обменивались книгами и информацией по вопросам общего увлечения миниатюрными изданиями. В одном из писем 1975 года он писал: "Очень приятно мне переписываться с Одессой. Когда-то я бывал у вас, на Слободке жил мой дед". Мы встречались несколько раз в Москве, в том числе - у него дома, и однажды, в 1989 году, в Одессе, когда Ушер Моисеевич был приглашен на Бабелевские чтения. И. Бабелем он занимался серьезно, готовил книгу о нем и, как сообщил мне в одном из последних писем, "прошел уже 1928 год", то есть, написав около пятисот страниц, он закончил описание жизни И. Бабеля уже 1928 годом...
Не менее глубоко Ушер Моисеевич изучал историю миниатюрной книги. Он не был по своей натуре коллекционером-накопителем, собирал не все подряд, а то, что его волновало и могло стать темой для научного исследования. Своим поискам он отдавал все свободное время - непонятно, когда он отдыхал. После нелегкого трудового дня в КБ, где Ушер Моисеевич добросовестно трудился на военном предприятии ведущим инженером-конструктором, он до позднего вечера продолжал свои "раскопки" в архивах и библиотеках, встречался с различными людьми, которые могли пролить свет на загадочные и запутанные вопросы прошлого.
Отмечу попутно, что Ушер Моисеевич не был рядовым инженером, отрабатывающим положенные часы. Он был человеком творческим: за время работы сумел стать автором около сорока изобретений, из которых более тридцати было внедрено в производство - с немалым экономическим эффектом. Если нужно было, то во время отпуска он посещал другие города для поиска нужных сведений и фактов. Так, например, изучая вопросы, связанные с деятельностью "Северного издательства Жеглинского", он прошел по всем вологодским адресам, где жил и работал издатель, поднял материалы о В. Жеглинском в местных архивах и местной периодической печати.
У. Спектор прожил нелегкую жизнь. Он был человеком непростого характера и сложной судьбы. Большинство его публикаций были рассчитаны на знатоков, многие коллеги по клубу, увлеченные простым собирательством, не всегда понимали его усилий в поисках истины по различным проблемам, а он - прямой и нелицеприятный - не переносил закостенелых взглядов и дилетантских, безграмотных рассуждений и в ответ обрушивался на злые выпады в свой адрес, тем самым наживая врагов больше, чем их должно было быть. Не складывались у него нормальные отношения и с руководством клуба, которое больше занималось защитой чести мундира, чем рациональными идеями, предлагаемыми Ушером Моисеевичем для пользы дела.
Дома, в семье, супруга и дети не одобряли его увлечения и научных поисков, а когда в середине восьмидесятых годов его родители уехали в Израиль на постоянное место жительства, жизнь на производстве настолько осложнилась, что он должен был открыто осудить выбор родных и чуть ли не отказаться от них. Позже, справедливости ради заметим, он посетил Израиль, попросил прощения у родителей и даже одобрил их решение поменять место проживания.
Все перечисленные факторы не могли не отразиться на здоровье интересного и колоритного человека. Где-то в феврале - марте 1993 года состояние его здоровья стало настолько угрожающим, что понадобились усиленное лечение и сложная операция, после которой он скончался - 21 июля 1993 года.
Я бы не стал так подробно рассказывать о необычных изданиях В. Жеглинского, если бы в конце прошлого года две редчайшие книжицы издательства не появились в Одессе. Этим событием мы обязаны неутомимому собирателю старины Анатолию Александровичу Дроздовскому. Будучи в Киеве, он случайно приобрел две открытки издательства В. Жеглинского с миниатюрными книгами на них - биографиями знаменитых русских публицистов Александра Ивановича Герцена и Николая Константиновича Михайловского.
Приобретение чрезвычайно интересно, не говоря уже о редкости открыток в таком исполнении. Известно, что У. Спектор вел учет всех экземпляров подобных изданий, имеющихся в частных собраниях и государственных хранилищах. Книг о Герцене и Михайловском у него не было - это означает, что к Дроздовскому попали книжечки из других собраний, а таковые были лишь у московского библиофила и коллекционера Ю.М. Вальтера. Значит ли это, что киевское приобретение А. Дроздовского - из собрания Ю.М. Вальтера? Конечно, нет, хотя и возможно. Открытки с книгами о Герцене и Михайловском могли иметь любого другого владельца, в собрании которого обитали сии редкости.
Описывать эти книжечки я не стану, так как подробно рассказал обо всей серии. Непонятно лишь, как цензура дала добро на столь опасные сочинения для существовавшего в то время государственного строя. Отмечу еще, что оба коротеньких очерка с биографиями написаны неким К. 3а-нко, псевдоним которого У. Спектору раскрыть не удалось, он лишь отметил, что из двадцати восьми книжиц двенадцать подписаны К. За-нко. Пока же, как написал У. Спектор, "подлинное имя автора К. За-нко остается загадкой".
Ушер Моисеевич очень дорожил книжечками с открытками издательства Жеглинского, считая их гордостью своего книжного собрания. Кроме четырех книжиц, которые он упоминает в своей книге, в собрании у него было несколько дуплетов, с которыми он не хотел расставаться ни за деньги, ни в обмен на книжные редкости. Он держал их только для обмена на книжечки Жеглинского, которых у него в собрании не было.
Возвращаюсь к началу своего рассказа. По сведениям близкого друга У. Спектора, которому можно доверять, молодой человек с чемоданчиком редких книг, явившийся на заседание Московского клуба любителей миниатюрных книг для их продажи, был сыном покойного. Операция и лечение У. Спектора стоили многих денег, а в семье советского инженера их не было. Пришлось залезать в долги. Для покрытия долгов была предпринята реализация раритетов ушедшего из жизни коллекционера и исследователя Ушера Моисеевича Спектора.

Мирон БЕЛЬСКИЙ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.