На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

МИДРАШ РАССКАЗЫВАЕТ


(Продолжение. Начало в № 499.)

ИСТОРИЯ ДИНЫ

Шхем и Хамор согласились с предложением Шимона и Леви и, вернувшись домой, велели всем жителям обрезаться. Горожане ответили согласием — не из чистых побуждений, конечно, а из-за надежды на то, что это принесет им материальную выгоду. Они говорили: "В результате нам будет принадлежать весь скот и имущество Яакова!" Более шестисот мужчин и свыше двухсот детей были тогда обрезаны в один день.
Но среди них была группа недовольных. Хедкам и его братья не согласились пойти на обрезание. Узнав, что несколько женщин спрятали своих детей, но Шхем и Хамор все-таки заставили их обрезать, эти люди сказали: "Мы убьем Шхема, Хамора и Дину, а заодно — всех, кто согласился пойти на обрезание! Что за безумие — подвергнуть себя такой варварской операции только ради того, чтобы жениться на какой-то еврейке! Неужели вокруг вас мало других женщин? Мы поднимем против вас всех ханаанеев!"
Услышав их угрозы, жители Шхема пошли на попятную. Они уже жалели, что с поспешностью приняли решение об обрезании, и стали успокаивать Хедкама и его братьев, обещая им, что, как только они станут себя лучше чувствовать после обрезания, то сразу же нападут на Яакова и его сыновей и убьют их.
Дине удалось сообщить Яакову о тайных замыслах жителей Шхема. И тогда Шимон и Леви, тринадцатилетние мальчики, не поставив в известность Яакова, решили уничтожить всех жителей города. На третий день, когда мужчины Шхема были особенно слабы, Шимон и Леви поразили мечом всех жителей города и забрали Дину.
Удалось спастись только двадцати жителям Шхема. Они сбежали в город Тапуах и сообщили местному царю о том, что Шимон и Леви уничтожили Шхем.
— Не может быть, чтобы двое тринадцатилетних мальчиков вырезали население такого большого города как Шхем, — воскликнул Йишви, царь Тапуаха. — Я отправлю в Шхем разведчиков, чтобы они выяснили, что произошло на самом деле.
Когда разведчики вернулись, они сообщили, что Шхем лежит в развалинах, а все мужчины и скот перерезаны.
— Неслыханно! — разгневался Йишви. — Даже во времена Нимрода такого не бывало. Чтобы два человека опустошили большой город! Мы должны отомстить им!
Однако советники отговорили его воевать с родом Яакова.
— Не пытайся нападать на тех двоих, что сумели стереть с лица земли целый город, — упрашивали они царя. — Для того чтобы победить их, тебе нужно огромное войско.
Йишви послал гонцов ко всем эморейским царям, чтобы известить их о том, что сделали со Шхемом сыновья Яакова. Семь царей призвали на битву с Яаковом несколько десятков тысяч людей.
Когда об этом узнал Яаков, он обратился к своим сыновьям с такими словами: "Вино в бочонке было кристально чистым, но вы замутили его! Хотя ханаанеи и знали с самого начала, что в конце концов мы завоюем их земли, но они надеялись на то, что это произойдет в отдаленном будущем. Поэтому до сих пор они были спокойны и не причиняли нам вреда. Но теперь, после того как вы напали на них, они решат, что мы уже начали овладевать их землей, и уж теперь, вне сомнения, постараются нас уничтожить".
Шимон и Леви оправдывались перед отцом, объясняя ему, что они поступили так, чтобы защитить женщин и детей. "Нам пришлось напасть на жителей Шхема, — говорили они, — чтобы показать, что им не удастся безнаказанно похищать наших девушек. Мы сделали это для того, чтобы предотвратить повторение подобных злодеяний в будущем".
Тем не менее, Яаков продолжал считать, что Шимон и Леви подвергли опасности весь его род, а потому в конце своей жизни он проклял их гнев, ибо именно гнев был причиной их мести жителям Шхема ("Берешит" 49:7).
Йеуда защищал Шимона и Леви, поскольку считал месть братьев совершенно справедливой: ведь жители города знали о злодеяниях Шхема и не делали ничего, чтобы предотвратить их. "Именно по этой причине Ашем покарал жителей города и дал возможность Шимону и Леви совершить над ними суровый приговор, — сказал Йеуда. — Тот Б-г, Который дал нам расправиться со Шхемом, поможет победить и ханаанских царей! Нужно надеяться на Него и просить в наших молитвах Его помощи".
И Яаков молился. Кроме того, его сыновья послали гонцов в Хеврон, к Ицхаку, чтобы и он молился за них. Ицхак просил Ашема: "Помоги моим детям, разве Ты не обещал мне умножить число моих потомков?"
Йеуда призвал одного из слуг своего отца и приказал ему: "Заберись на вершину горы и постарайся уточнить расположение врага и численность его войск". Через некоторое время слуга сообщил, что огромное вражеское войско стоит лагерем в близлежащих полях. Йеуда ободрил братьев, сказав, что не стоит бояться тем, кому в бою помогает Ашем.
Все домашние Яакова, включая слуг, приготовили оружие. Им на помощь послал своих слуг из Хеврона и Ицхак. Всего в лагере Яакова собрались сто двенадцать мужчин.
Расположившись неподалеку в поле, эморейские цари стали обсуждать, что им предпринимать дальше. Они были в сомнении: стоит ли нападать на род Яакова, если всего два мальчика из его семьи смогли уничтожить целый город? Видимо, их Б-г действительно им помогает. Царских советников охватил панический ужас: "Не вздумайте воевать против этих евреев, — говорили они. — Они любимы Б-гом, Он спас их праотца, Авраама, из горящей печи, в которую его бросил Нимрод. Ради Авраама Он убил четырех царей, когда те взяли в плен его племянника Лота. А что произошло с фараоном и Авимелехом, когда те забрали Сару, жену Авраама? Вспомните, даже Эсав не смог победить Яакова, хотя он вышел во главе войска с четырьмя сотнями отборных бойцов!"
От этой информации у воинов-ханаанеев пропала всякая охота биться с Яаковом. Так и не сдвинулись они с места.
А Яаков с сыновьями оставались до вечера на том же месте, готовые к битве. Наконец, убедившись в том, что им не грозит опасность, они вернулись домой.

ЯАКОВ УЗНАЕТ О СМЕРТИ МАТЕРИ

Итак, как мы уже говорили, всякий, кто дает обет Ашему и откладывает его выполнение, заставляет Небо рассмотреть все его прошлые проступки. Когда Яаков покинул дом Ицхака, спасаясь от преследования Эсава, он пообещал Ашему, что в случае, если он вернется в отцовский дом, то станет отдавать десятую часть своего состояния. Но, тем не менее, разбогатев в доме Лавана, он так и не принес обещанных приношений. Поэтому Ашем "предъявил счет" Яакову, сказав: "Хорошо ли давать обещания, будучи в беде, и забывать о них, как только опасность миновала?" И, чтобы пробудить у Яакова осознание своего проступка, наслал на него несчастья. Именно поэтому на Яакова напал Эсав с целью убить его. Так как Яаков не принес в жертву Ашему положенную часть приплода своего скота, этот скот достался теперь Эсаву.
Но Яаков не понял, что таково было предостережение Ашема и больше нельзя откладывать исполнение своего обещания. И тогда на Яакова напал ангел-хранитель Эсава, который боролся с ним, надеясь его уничтожить.
Но и тогда Яаков не понял, что таково наказание за то же самое невыполненное обещание. Наконец, на семью обрушилось страшное несчастье — похищение Дины. И снова Яаков не понял, из-за чего он страдает. Тогда Ашем решил: "Не стану больше приводить в отчаяние этого праведника. Открою ему его проступок и объясню, как его исправить".
Ашем явился Яакову и напомнил ему о данном обете, после чего повелел: "Встань, пойди в Бейт-Эль и построй там жертвенник, на который принеси Мне жертвы, как ты обещал однажды!"
И вот, перед тем как отправиться в Бейт-Эль, Яаков приказал своим домашним: "Устраните чужих богов, которые остались у вас. Очиститесь и перемените свои одежды".
Эти слова, конечно же, были обращены не к домашним Яакова. Они бы не осмелились взять с собой идолов. Яаков адресовал их новичкам, присоединившимся к ним недавно, ибо он не хотел, чтобы у них сохранились какие-либо идолы. Затем Яаков собрал всех идолов, которых взяли его люди в качестве трофеев в Шхеме, и закопал их. Лишь после этого Яаков вместе с семьей отправился в Бейт-Эль и, построив там жертвенник, совершил жертвоприношения.
А что с Ривкой? Прошло уже двадцать лет, как Яаков жил в доме Лавана. И вот Ривка решила, что настало время ее сыну вернуться в дом отца. Она послала к нему свою няню Двору с известием, что ждет сына домой. Двора встретила Яакова, когда тот был в дороге. В районе Бейт-Эля Двора неожиданно скончалась. Там Яаков ее и похоронил.
Вскоре Яаков получил еще одну тяжелую весть. Не дождавшись возвращения сына, умерла его мать Ривка. Так и не увидела она Яакова после его отъезда из Эрец Исраэль. Перед смертью Ривка распорядилась, чтобы ее похоронили ночью, тайно. Она рассуждала так: "Кто пойдет за моим гробом, после того как я умру? Праведника Яакова здесь нет, Ицхак ослеп и не может выходить из дома. Остается только Эсав. Так зачем же людям проклинать меня за то, что я родила такого злодея? Пусть меня похоронят тайно".
Когда Яаков оплакивал свою мать, Ашем явился к нему, чтобы утешить его и благословить. Ашем объявил ему: "Отныне твое имя не Яаков, что означает "хитрец", а Исраэль — "государь", "правитель". Народ и сонм народов родится от тебя, и от тебя произойдут цари! Земля, которую Я дал Аврааму и Ицхаку, будет принадлежать твоим потомкам!"
Слова Ашема о том, что от Яакова произойдет "народ", относились к Биньямину, который тогда еще не родился. А пророчество о том, что от Яакова родится "сонм народов", подразумевало сыновей Йосефа — Эфраима и Менаше, которые будут возвеличены до положения предводителей колен.

СМЕРТЬ РАХЕЛИ

Яаков с семьей приближались к городу Бейт-Лехем, когда у Рахели начались роды. Она родила тройню — мальчика и двух девочек — и сразу же после родов умерла.
Во время родов над женщиной вершится Небесный Суд. Все ее прошлые поступки тщательно взвешиваются, и Ашем решает — будет она жить или нет. На женщину возлагается исполнение трех важных мицвот, и, если выясняется, что женщина пренебрегала исполнением одной из них, ее жизнь подвергается опасности.
Что же это за мицвот, исполнение которых столь важно?
Отделение халы от теста.
Соблюдение законов семейной чистоты.
Зажигание субботних свечей.
Но ведь Рахель никогда не пренебрегала исполнением этих мицвот. В чем же она была виновна? Давайте вспомним, что произошло, когда Лаван не смог найти украденных у него божков. Яаков проклял того, кто это сделал ("Берешит" 31:32), сказав буквально: "Пусть умрет тот, кто сделал такое". И вот теперь, во время родов (когда обвинителем выступает Сатан), проклятие сбылось над Рахелью.
Умирая, мать назвала новорожденного сына Бен-Они, что на арамейском языке означает "сын моей печали", ибо она понимала, что находится при смерти. Но Яаков назвал сына Биньямин, "сын моей правой руки (десницы)", чтобы имя не послужило дурным предзнаменованием.
Яаков похоронил Рахель возле Бейт-Лехема, в том месте, где она умерла. На ее могиле был поставлен памятник, для которого каждый из сыновей принес по камню. Яаков сложил камни друг на друга в виде стелы, а свой положил на самый верх.
Почему Яаков не перенес тело Рахели в пещеру Махпела, где похоронены все наши праматери?
Причину своего решения он объяснил Йосефу, который возражал против того, чтобы могила его матери находилась у самой обочины дороги: "Клянусь тебе, я хотел бы, чтобы твоя мать была похоронена в пещере Махпела. Но я вынужден похоронить ее в Бейт-Лехеме, на пересечении дорог, ибо так повелел Ашем. Когда в будущем Невухаднецар отправит потомков Рахели в изгнание, они будут проходить мимо ее могилы и она станет умолять Ашема проявить милосердие к ее детям, тогда Ашем услышит ее мольбы".
Слова Яакова сбылись. Когда сыны Израиля были изгнаны из страны после разрушения Первого Храма, Рахель поднялась из могилы и стала просить Ашема: "Властелин Вселенной! Тебе хорошо известно, что Твой слуга Яаков любил меня и согласился служить моему отцу семь лет за то, чтобы я стала ему женой. Когда семь лет истекли и наступило время свадьбы, отец решил дать ему вместо меня мою сестру. Я знала об этом, но что можно было предпринять? Я передала моему будущему мужу послание и в нем описала признаки, по которым он сможет отличить меня от моей сестры. (Версия этого Мидраша расходится с приведенным ранее отрывком из трактата "Мегила", в котором говорится, что Яаков условился с Рахелью и установил эти признаки, еще когда они впервые встретились у колодца.) Сделала я так, чтобы замысел моего отца провалился. Но потом мне стало жаль мою сестру, ведь она была бы выставлена на всеобщий позор. И вот, когда она надела свадебное платье, я открыла ей те знаки, о которых заранее сообщила Яакову. После чего я спряталась в комнате новобрачных и сама ответила на вопросы Яакова, чтобы он не обнаружил обмана, услышав голос моей сестры. Пойти на это мне было очень непросто. Но я не выставила на позор свою сестру и не избрала путь, который диктовала мне моя ревность. Но Ты — Вечно Живой Б-г! Зачем Тебе ревновать к неодушевленным идолам и из-за этого изгонять Своих сыновей? Зачем позволять врагам истреблять их и жестоко обращаться с ними в изгнании?"
Молитва праведницы была услышана, и Ашем ответил: "Удержи свой голос от рыданий и свои глаза от слез, ибо будут вознаграждены твои добрые дела (...) И возвратятся они (твои дети) из чужой земли!" ("Ирмеяу" 31:15-16).

Рабби Моше ВЕЙСМАН.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.