На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

БЕШАЛАХ


Когда фараон отпустил евреев из Египта, Б-г повел их в Эрец Исраэль кружным путем, чтобы избежать столкновения с филистимлянами, ориентируя на облачный столп днем и на огненный — ночью. Фараон жалеет о потере сотен тысяч государственных рабов и пускается в погоню с отрядом колесниц. Б-г прикрывает евреев от прямой атаки, а затем рассекает воды Красного моря. Евреи переходят по дну на другой берег, а когда фараон и его войско пытаются их настигнуть, воды смыкаются и топят египтян. Сыны Израиля обращаются к Б-гу с благодарственной "Песней моря".
После трех дней пути мучимые жаждой беглецы находят лишь горькие воды в местечке Мара. Они ропщут на Моше, и он по указанию Творца опресняет воду, бросив в нее дерево. Там же пророк сообщает им ряд заповедей. Народ снова жалуется Моше и Аарону, ностальгически вспоминая египетское рабство ("когда мы сидели у горшка с мясом и ели хлеб досыта"). Б-г посылает им перепелов как мясное блюдо, а наутро дает ман, особый питательный продукт, ежедневно падающий с неба в строго отмеренном количестве.
Евреев опять донимает жажда; назревает бунт, и Моше извлекает для них воду из скалы. Амалек коварно атакует евреев. Йеошуа бин Нун вступает в сражение, а Моше с помощью молитвы обеспечивает победу евреев.

* * *
"Море увидело и побежало", — сказано в псалме 114. "Что увидело море и от чего побежало?" — спрашивает комментатор. "Оно увидело гроб с останками Йосефа", который Моше, как мы узнаем из этого раздела, "взял с собой, ибо клятвою заклял тот (Йосеф) сынов Израиля: "Несомненно, вспомнит Г-сподь о вас — поэтому вынесите отсюда кости мои с собой" (13:19).
Вначале море не хотело расступаться по приказу Моше-рабейну. Ибо вода подчиняется законам природы, которая повелевает ей (точнее, Б-г повелевает: у слов "а-Элоим" ("Б-г") и "тева" ("природа") одинаковая гематрия, сумма численных значений букв) оставаться единой массой, в отличие от твердых субстанций, которые легко разделить. Море следовало простой и неоспоримой логике: "У Моше своя задача — перевести евреев на другой берег по морскому дну; а у меня своя задача, назначенная мне Творцом". Поэтому первой реакцией моря на простертую руку Моше был отказ. Что же заставило морскую стихию "передумать"?
Гроб Йосефа. Этот человек был от рождения наделен естественными инстинктами и побуждениями. Ничто человеческое ему не было чуждо. Разве не естественно молодому юноше уступить чарам красивой женщины, особенно если он — раб, совершенно одинок, находится вдали от родины и к тому же искусительница — жена его хозяина, от нее целиком зависит жизнь раба. Найдется ли в мире человек, способный устоять перед таким соблазном? Но Йосеф устоял. Он стал исключением, сохранил целомудрие в вертепе разврата. Вступил в неравную борьбу с обстоятельствами и победил, хотя и угодил в тюрьму. Совершил самый неестественный поступок, какой только можно представить.
Увидев гроб с останками Йосефа, талисман беглецов, море поняло, что ради исполнения воли Творца можно пренебречь законами природы, и в результате само уступило противоестественному приказу Моше — разделилось на двенадцать туннелей, чтобы пропустить двенадцать колен избранного Б-гом народа.
Но это не единственная причина, побудившая море на время изменить свое естественное состояние. В Мидраше сказано, что оно расступилось также в заслугу нашего праотца Авраама, который собственноручно приготовил дрова для жертвоприношения Ицхака. На смысловую связь между рассечением моря и поступком Авраама указывает и лексическая аналогия: в выражениях "ва-ибаку а-маим" ("Шмот" 14:21, "расступились воды") и "ва-евака ацей ола" ("Берешит" 22:3, "наколол дров"), употребляется один и тот же корень.
Идея здесь та же, что и в истории с Йосефом. Авраам был полон решимости принести в жертву своего позднего сына и единственного наследника, т. е. совершить самый неестественный в мире поступок. Стремясь выполнять указание Творца, еще дома подготовил кашерную, без червей, древесину для жертвенного костра, связал большую вязанку дров и три дня вез ее на осле к горе Мория — чтобы сжечь своего горячо любимого Ицхака. И все это совершалось не импульсивно, а сознательно, расчетливо. Авраам отдавал себе отчет в своих действиях и их последствиях. Такое подавление своего человеческого естества трудно даже представить.
Видя, до какой степени Авраам готов попрать законы природы ради Всевышнего, море было вынуждено последовать его примеру 363 года спустя, при Исходе евреев из Египта. Оно расступилось.
С Авраамом и Йосефом все ясно. Но чем заслужили сами евреи столь редкостное чудо? Они тоже совершили противоестественные действия, причем вместе, коллективно, включая женщин, детей и стариков: пошли за Б-гом в пустыню, без воды и достаточных запасов провизии; вступили в бурные морские волны, преграждавшие им путь к свободе, не сомневаясь, что вода немедленно отступит. Кто способен на такой дерзкий вызов природе? Только прямые потомки Авраама-авину и Йосефа-цадика.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.