На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ЧТО ТАКОЕ ИЗЫСКАННАЯ СТЕНОГРАФИЯ?


Жизнь наша становится все более, скажем так, прозаической. Но эта проза жизни, как ни обидно, составляет заметную часть нашего бытия. Несмотря на свое высокое предназначение, научный работник, преподаватель и студент устроены так же, как и все прочие "городовые обыватели". Возьмем, к примеру, научную библиотеку (НБ) университета имени И.И. Мечникова — даже в этом хранилище мудрости человеческой имеется вполне прозаический, зато бесплатный общественный туалет, который до революции именовался менее претенциозно — просто уборной. И это, заметим, никого не смущало: даже в знаменитом одесском Оперном сохранились антикварные таблички желтого металла с соответствующей надписью.
Вообще говоря, наша стыдливость — феномен, достойный пристального изучения. Она дошла, скажем, до того, что мы стыдимся принимать пищу. Иначе никак не объяснить, например, исчезновение буфета из корпуса НБ. Уборная, пардон, туалет, как ни странно, сохранился. Но, судя по всему,
и этот анахронизм вскорости прикроет свою дверь. И это будет, поверьте, весьма печальный факт, свидетельствующий не только о нашем физиологическом, но в определенном смысле и духовном перерождении.
Что я имею в виду, толкуя и о духовной деградации? Ничего особенного. Общеизвестно (хотя кое-кем воспринимается как скабрезность), что Хемингуэй, например, держал под рукой в туалете целую библиотеку, правда, не научную. Что до Сальвадора Дали — тот лучшие страницы своих дневников написал как раз в сем храме уединенного размышления. Поскольку на классиков я уже сослался, могу упомянуть и об оригинальном туалетном книжном собрании моего друга-историка, между прочим, доктора наук: здесь мне попадались настоящие библиографические раритеты. Короче говоря, тема "Туалет и библиотека", а равно "Туалет и духовность" представляется мне вполне актуальной, как — уверен! — и большинству читателей.
Поскольку туалетный отдел ретроспективной периодики штатным расписанием не предусмотрен, посетители во все времена предавались здесь свободному философствованию и так называемой афористической стенописи. Обозревая ретроспективу, можно сделать вывод, что проблематика выступлений в последнее время значительно сузилась. Если прежде университетских стенопи-сцев занимали, скажем, и вопросы нравственности, то теперь все ограничивается политикой при жанровом однообразии и стилистической небрежности. Короче говоря, со всею безотрадной очевидностью наметился кризис жанра.
Один известнейший краевед, полвека прослуживший в НБ главным библиографом, как-то подарил мне рукописный реестр подобных эпиграфических памятников образца еще 1950 — 1960-х годов. Вот самое нецензурное из того, что писалось анонимным автором, которого явно поразило обилие глубокомысленных изречений, высеченных на стенах: "Что это: университет в клозете или клозет в университете?". В этом перечне мы нашли также интересную цитату, выведенную рукой студента, но приписываемую знаменитому профессору-историку, славившемуся своим острословием, — она касалась затянувшейся стенописной войны между представителями коренной и некоренной национальности: "СС против СА: сортирные сионисты против сортирных антисемитов". Война эта, кстати, успешно продолжается и поныне, что невольно заставляет вспомнить название бессмертного трактата Иосифа Флавия.
Ныне этот музей народной мудрости переживает далеко не лучшие времена, как, впрочем, и многие другие научно-просветительские учреждения. Все реже его посещают неординарные личности, оставляющие нетривиальные записи в интерьере покосившихся кабин. Все чаще и студенты, и научная общественность посещают научную библиотеку лишь по крайней нужде.

Олег ГУБАРЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.