На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ГЛАВНАЯ СИНАГОГА ОДЕССЫ: 10 ЛЕТ ВОЗРОЖДЕНИЯ


Под высокими синагогальными сводами звучат слова еврейской молитвы и — прославление Б-га, который "существует, но существует вне времени"... У творений рук человеческих иная судьба. Время для них — категория весьма существенная. Время и — безвременье, каким стали для Главной одесской синагоги семь десятилетий ее истории в ХХ веке. Слова еврейской молитвы вернулись сюда не так уж давно — всего 10 лет тому назад. До этого здесь находился факультет физического воспитания Одесского педагогического института, а в молельном зале, превращенном в "кузницу чемпионов", играли в баскетбол…
После утверждения Советской власти в Одессе Главная синагога на пересечении улиц Ришельевской и Еврейской была закрыта одной из первых. "Квартирный вопрос" был разрешен здесь очень быстро. И с той же бесчеловечной простотой, с которой чуть позже — в другой стране и другими — разрешался "вопрос еврейский": большевики расстреляли раввина во дворе синагоги. Вместе со всей семьей...
"И это пройдет", — изрек великий мудрец в иные времена и по иному поводу. И это — долгие десятилетия классовой борьбы, выкашивания под корень "опиума для народа", стирания граней, насильственного "изъятия" из жизни тех, кто не вписывался во вновь изобретаемые рамки, репрессий, превращенных в государственную политику, — прошло.
Прошло, оставив по себе невидимые, но от того не менее болезненные шрамы на живых человеческих душах. И — вполне зримые следы перестроек, переделок и разрушения, обезобразившие некогда прекрасное здание... Для его возвращения одесской еврейской общине потребовалось целых три года ожидания, бумажных тяжб и терпения. А нынешний облик возвращали (да и сейчас продолжают возвращать) в течение всех 10 лет реставрации и ремонта, которые стали настоящим спасением для уникального здания.
Это здание, которым гордились поколения одесских евреев, было возведено в 1850 году. Архитектором стал знаменитый одесский зодчий Ф.О. Моранди, по проектам которого создана не одна истинная архитектурная жемчужина старой Одессы, в том числе и бывшая городская биржа (нынешняя мэрия на Думской площади).
В монографии американского профессора Стивена Ципперштейна, одного из первых серьезных современных исследователей истории еврейской Одессы, дано подробное описание торжественного открытия Главной синагоги города. Участие в церемонии принял знаменитый кантор Нисан Блюменталь, руководивший хором из 22 человек. Бецалель Штерн, директор еврейской школы, зачитал на немецком языке поздравительный адрес перед сотнями слушателей…
А 10 лет спустя, в 1860-м, первый в Одессе русскоязычный еврейский журнал "Рассвет", издававшийся Осипом Рабиновичем, поместил следующий отзыв: "Великолепная большая синагога Ришельевской улицы представляет теперь самое утешительное зрелище в отношении порядка и внутреннего благоустройства. Прекрасно составленный хор под управлением знающего свое дело кантора г-на Абраза оглашает стены синагоги своим торжественным пением; лица прихожан обращены в одну сторону, в ту сторону, где стоит Кивот Завета, где хранится жизнь и надежда сынов Израиля (речь идет об арон-акодеш, вместилище свитков Торы, — ред.). Тишина и порядок соблюдаются со всевозможной строгостью; костюмы кантора и певчих соответствуют вполне костюмам, принятым еврейскими духовными лицами в западных государствах. Одним словом, сделано все, чего требовало время и позволили обстоятельства"…
И — еще одна, более близкая к нам по времени цитата, которую нередко приводят исследователи (в том числе — Игаль Котлер, автор "Очерков по истории евреев Одессы"). В "Иллюстрированном практическом путеводителе по Одессе" Григория Москвича, изданном в 1912 году, содержится следующее описание Главной синагоги: "Построена во флорентийском стиле, смешанном с романским; здание в два этажа, которые по фасадам отделаны крупными рустами; окна большие, полукруглые; фасад отличается простотой и заканчивается крупным карнизом. Внутри синагога делится на три продольные части; над боковыми частями расположены хоры, к которым ведут каменные лестницы, устроенные по сторонам главного входа; над средним пространством на значительной высоте устроен каменный прочный свод, опирающийся на два ряда столбов, из которых каждый состоит из группы неразделенных колонок, заканчивающихся капителями… Все внутренние стены, своды и колонны отделаны под полированную штукатурку. Здание вообще, а внутри — в особенности, производит хорошее впечатление".
В середине 90-х годов прошлого века, когда началась борьба за возвращение синагоги еврейской общине, о былом великолепии можно было судить разве что по отдельным фрагментам — монументальности сводов; замазанным омерзительно зеленой масляной краской, но сохранившим свою изысканную легкость колоннам, увенчанным капителями в виде цветков лилии (в Торе этому цветку уподоблен еврейский народ); остаткам изящной чугунной ограды по краю бывшего балкона, некогда вознесенного над синагогальным залом (здесь молились женщины — как и следует по традиции, отдельно от мужчин)… Именно такой
— изуродованной, обветшалой, казалось, навсегда позабывшей о своем предназначении — впервые увидел Главную синагогу Одессы раввин Шломо Бакшт, главный раввин Одессы и области.
— Это был просто кошмар! Вот так, если одним словом, я могу описать свои тогдашние впечатления, — вспоминает рэб Шломо. — В синагоге играли в баскетбол! Для меня, как, наверное, для любого еврея, это был удар в самое сердце. Но, тем не менее, надежда все равно была. И слава Б-гу, с Б-жьей помощью наши надежды сбылись… Вспоминаю еще один момент: 13 лет тому назад, встречаясь с одним человеком, который представлял властные структуры, я начал говорить о том, что надо вернуть синагогу евреям. Он мне ответил так: "Я не верю, что
ты там соберешь миньян" (десять молящихся взрослых, не моложе 13 лет, мужчин-евреев). Я тогда даже подумал, что, может быть, он прав…
Но когда есть вера, надежда, уверенность в Б-ге, то все, что кажется нереальным, становится реальным.
— Сегодня, спустя годы, можно определить, что было труднее — спасти само здание, памятник истории, архитектуры, или вернуть синагоге тот статус, которого ее лишили на 70 лет?
— Я думаю, ни то и ни другое. Для меня самой трудной и важной задачей, о которой я долго-долго думал, было сделать синагогу живой. Ремонт, конечно, был делом непростым: страшные трещины шли по основанию здания, нужно было укреплять фундамент, приводить в порядок все системы, коммуникации — словом, практически все делать заново. Праздником было, и когда мы устанавливали арон-акодеш, и когда появилась бима (специальное возвышение в центре зала, на которое кладут свиток Торы), и когда открывали микву… Но самым главным для меня было превратить синагогу в живое место, чтобы сюда ходили не только молиться (хотя молитвы — это прежде всего!), чтобы это был один из самых главных адресов для каждого еврея, чтобы о нем помнили всегда.
— Что же то главное, что притягивает в одесскую синагогу людей?
— Шесть лет тому назад я был у самого большого раввина Израиля. Этот человек — рав Йосеф Шалом Эльяшив, которому уже почти сто лет, — считается сегодня самым высоким авторитетом для евреев по всему миру. Я рассказал ему о нашей работе в Одессе, а он рассказал мне следующее:
"Я приехал в Израиль из Литвы еще ребенком. Тогда — в ожидании парохода — мы неделю прожили в Одессе. Я был совсем маленьким, многого не запомнил, но прекрасно помню одно — там были такие синагоги, каких с тех пор я не видел нигде!"… Да, красота, да, богатство убранства! Но это — не главное!..
Вообще, если говорить в целом о возрождении синагог, у меня несколько иной подход, чем у многих моих коллег и в Украине, и в России, которые тоже восстановили синагоги. Они действительно прекрасны, я сам их видел и был просто в восторге от того, как они выглядят. Но я думаю, и о том же мне говорят многие люди, что в Одессе есть что-то особенное. Я считаю, самое большое богатство для синагоги — это ее душа. Да, надо сделать ремонт, синагога должна выглядеть хорошо, быть красивой, богатой. Но главное в том, будет ли создана необходимая атмосфера — добрая, теплая, такая, как в настоящем хорошем доме… Такую атмосферу, слава Б-гу, здесь нам удалось создать. Надеюсь, такая же будет создана и в новой синагоге, которую мы открыли совсем недавно, около месяца тому назад, в жилмассиве Таирова (там, в филиале "Тиква"-"Ор Самеах", уже работают наши детский сад, начальная школа, часть интерната). Там же мы собираемся создать еще одну общину. Мне радостно об этом говорить, потому что, когда в одной синагоге уже не хватает места, это значит, что Одесса действительно становится настоящим еврейским городом!
Впервые за долгие десятилетия одесские евреи смогли собраться в своей Главной синагоге в 1996 году — в Рош-а-Шана. Регулярные б-гослужения здесь возобновились 10 лет тому назад — в полном соответствии с традицией, по которой есть три главные ежедневные общественные молитвы, для вознесения которых необходим миньян. От этого — главного предназначения синагоги — ее название на иврите: "бейт тфила", "дом молитвы". Впрочем, во всем Талмуде под этим именем синагога упоминается только один раз. Куда чаще ее называют "бейт кнессет", что буквально означает "дом собраний".
Эти собрания, встречи, многолюдные торжества (яблоку действительно негде упасть!), которые становятся событием как для одного отдельного человека, для одной семьи, так и для всей общины, здесь, в Главной синагоге — уже просто непременная часть жизни, именно такой, какой она и должна быть. Здесь может царить печальная сдержанность постов, торжественность значимых дней, бар-мицвы или брит-мила, и — радость настоящих свадеб и праздников, таких, как, например, Пурим, когда под строгими сводами молельного зала кипит веселый, яркий карнавальный пуримшпиль.
Есть у синагоги и еще одно очень важное предназначение. Синагога — это центр религиозного образования. И потому называется еще и так — "бейт мидраш", "дом учения". Так что библиотека здесь — не просто часть интерьера. Эти книги читают, по ним учатся — слушатели курсов, студенты иешивы или колеля. В синагоге учатся Торе — и те, кто не один год, а то и десяток лет посвятил этой учебе, и те, кто, может быть, совсем недавно ощутил в себе это стремление — верить, и знать, и возносить молитву, свято веря и твердо зная, что здесь, под высокими синагогальными сводами, все будет услышано…

Елена ЛИТВАК.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.