На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ИЗ ПОЧТЫ РЕДАКЦИИ

ПОМНИТЬ КОРНИ СВОИ!


"Не смирюсь!
Не жди, антисемит!
Не склонюсь!
Не поступлюсь душою!
Я — еврей,
который не дрожит.
Знаю я, чего сегодня стою."
(Лев Спивак.
Из стихотворения
"О русской и еврейской душе".)

Пожилым людям часто приходят в голову мысли о пережитом, и в такие моменты перед глазами нередко возникают милые и дорогие образы наших бабушек и дедушек. Воспоминания о них — как приятная теплая волна. Именно они, наши дорогие старики, являлись носителями еврейских традиций, того, что мы называем словом "идишкайт".
Вспоминая свое детство, прошедшее в небольшом местечке Крыжополь на Винничине, отчетливо представил себе еврейскую начальную школу, которую успел окончить в 1941 году. Там я не только научился читать и писать на идиш, но и ознакомился с идишистской поэзией и запомнил в оригинале стихи Квитко, Маркиша и других еврейских поэтов. В те же годы отчетливо врезались в память ритуалы еврейских праздников, которые торжественно и строго соблюдались в нашем доме. Детская память, конечно же, запечатлела незабываемый аромат и непревзойденный вкус бабушкиных "кигелес", "варнечкес", "штрудель", других блюд ее великолепной кухни.
Надо сказать, что в предвоенные годы в маленьких местечках мацу выпекали дома. Вот и у нас в русской печи золотыми руками бабушки выпекалась маца, обычная и яичная — янтарно-желтого цвета, ее подавали к куриному бульону. Кстати, курицу к резнику (шойхету) относил я, это входило в мои обязанности. На праздничном столе в резном графинчике всегда стояло домашнее вино — вишневка.
Но особенно ярко запомнились молитвы дедушки, когда он надевал тфилин, талес и подолгу произносил вполголоса незнакомые мне слова на иврите. В большие праздники — Песах и Йом-Кипур — дедушка брал меня с собой в синагогу, которая находилась на нашей Пролетарской улице, дом 6. Как сегодня вижу перед собой синагогу, заполненную мужчинами в талесах. Они страстно молились о ниспослании их семьям здоровья, хорошей "парнусы" и "нахес" от своих детей...
На этом мое еврейское детство закончилось. Все оборвали проклятая война и 28-месячная неволя в фашистском гетто. В страшном огне Шоа сгорело большинство жителей нашего местечка, в том числе — мой дедушка.
После войны еврейской школы больше не было, и я пошел в пятый класс украинской школы. Затем в неполные восемнадцать лет начал армейскую службу, стал офицером и в общей сложности отдал армии без малого 30 лет.
Надо сказать, что тогда в армии еще было довольно много офицеров-евреев. И в большинстве своем они служили честно и довольно успешно.
Не могу не отдать должное светлой памяти моего комбата — Григория Гецелевича Фалкина, который остался для меня образцом настоящего офицера: честного, благородного, всегда подтянутого и предельно внимательного к нуждам подчиненных.
Мне было весьма лестно служить вместе с подполковниками Б. Зильберштейном, Е. Кессельманом, Д. Драбкиным, которые, будучи старше меня и имея боевой опыт, оказывали мне в службе помощь словом и делом. В тоталитарные годы всем было трудно как в материальном, так и в моральном отношении. Государственный антисемитизм сказался и на нас, военных: постепенно офицеров-евреев стали увольнять из армии.
В то деспотическое сталинское время вытравливалось все еврейское: почти не было синагог, ушли в прошлое еврейские школы; выдающиеся деятели науки, культуры и искусства были репрессированы. Да и мы, молодые офицеры, чувствовали на себе бремя "пятой графы". Вот лишь один пример. В 1951 году после успешного окончания Ленинградского военного училища я в числе других офицеров был направлен на учебу в Пензу, на Высшие офицерские курсы. Учился там хорошо, был комсоргом группы, однако, через два месяца неожиданно меня вместе с другими офицерами-евреями отчислили с этих престижных курсов и направили в войска. Это было время, когда власть инспирировала "дело врачей", вела борьбу с "космополитами". Нам напомнили о том, что мы евреи!
В этих условиях я не то чтобы забыл, а невольно "перестал" быть евреем. В то время само слово "еврей" звучало унизительно и опасно. Вместе с тем на генетическом уровне я, конечно же, оставался тем, кем родился, был верен тому, что впитал с молоком матери, сохранял внутри себя духовность бабушки и дедушки. И вот сейчас мы дожили до того замечательного времени, когда возрождаются еврейские традиции, культура нашего народа. Все желающие могут ходить в синагогу. К сожалению, в это же время обнаружился грустный факт: многие мои сверстники после десятилетий "мудрой национальной политики" не умеют ни читать, ни писать, ни разговаривать на идиш. Об иврите я уже и не говорю. На встречах в Ассоциации бывших узников фашизма мы заинтересованно обсуждаем эту животрепещущую тему.
Но особенно нас, старшее поколение, сейчас беспокоит рост числа антиеврейских выпадов. В России дело даже дошло до того, что группа депутатов обратилась в Госдуму с требованием запретить еврейские религиозные организации. Опять звучат старые бредовые измышления об употреблении христианской крови при выпечке мацы! Словно не было "дела Бейлиса" в 1913 году, полностью разоблачившего подобную клевету на еврейский народ.
И нам надо решительно пресекать любое проявление ксенофобии и антисемитизма. Клеветой господа антисемиты нас не только не заставят перестать быть евреями, а напротив, укрепят в нас гордость за принадлежность к древнему избранному Б-гом народу.
Конечно же, нас радует то, что к идишкайту в ходе обучения и воспитания в еврейских школах широко приобщается молодежь. Нам же, представителям старшего поколения, уже поздновато заново учить языки, это большинству из нас просто не под силу. Но мы накопили огромный жизненный опыт, унаследовали от предков и сохранили в себе богатство еврейской души, являемся последними свидетелями Холокоста. И наш потенциал еще вполне пригодится в воспитании подрастающего поколения. Так что стоит совместно подумать о том, какую пользу мы еще можем принести для возрождения еврейской жизни в нашем регионе. Хотелось бы услышать мнение на этот счет людей моего поколения, которые наверняка согласны со словами поэта Леонида Гиттека: "Еврей я, граждане, еврей я!".

Георгий ТАБАЧНИКОВ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.