На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ВЛАСТЬ НА МЕСТАХ


Сегодня и центральная власть, и народные депутаты, и депутаты местных советов, и политологи в один голос говорят о том, что полномочия местного самоуправления нужно расширять, что территории (регионы, города) должны быть полноценными единицами, которые сами будут решать, как им нужно жить и работать. При этом нередко о правах и возможностях местных парламентариев граждане знают мало и потому на депутатских приемах требуют, например, от члена городского собрания отменить Закон Украины, решить проблемы едва ли не вселенского масштаба… А что на деле могут (и должны!) делать люди, которых мы с вами избираем, — депутаты Одесского городского совета? Об этом в студии программы "Ко времени" главный редактор телекомпании "РИАК" Светлана Фабрикант беседует с секретарем Одесского горсовета Александром Прокопенко.

— Как Вы считаете, достаточно ли сегодня полномочий и прав у Одесского городского совета?
— Об этом нужно говорить в контексте развития местного самоуправления. Если смотреть на ситуацию с позиции сегодняшнего дня, то, конечно, прав мало. Но если взять 1990 год, когда только все начиналось, то, безусловно, мы сделали огромный скачок. Украина приняла Хартию о местном самоуправлении, у нас есть Закон о местном самоуправлении, Закон о статусе депутатов — то есть сделаны большие шаги.
На последней встрече Ассоциации городов Украины, где присутствовали все мэры городов (и малых, и больших), которая произошла в Киеве, присутствовал Президент Украины Виктор Ющенко. Речь, в частности, шла об очень четкой проблеме: сколько денег необходимо оставлять местному самоуправлению для того, чтобы оно чувствовало себя достаточно мощно и уверенно, ведь от этого зависит достаток всех. Президент сказал, что сила державы — в местном самоуправлении. Если мы хотим стремиться в Европу, мы должны усиливать местное самоуправление. Но местное самоуправление без бюджета, без финансов — это не сила. В это все упирается. Когда мы говорим о силе городского совета, мы должны прекрасно понимать, насколько мы способны решать те задачи, которые стоят перед городом. Вспомните, как принимались бюджеты прошлых лет. При принятии Закона о бюджете прекращалось действие некоторых статей Закона о местном самоуправлении. О какой силе местного самоуправления можно было говорить?..
— Я столкнулась с довольно распространенным заблуждением: многие горожане уверены, что депутаты горсовета получают уж очень большую зарплату…
— Я хочу в этом плане успокоить одесситов: депутаты городского совета не получают заработную плату, не получают зарплату и их помощники — они работают на общественных началах. Вся их деятельность — и в исполнительном комитете во время его заседаний, и в комиссиях — осуществляется на общественных началах.
Добавлю, что в некоторых странах депутаты местного самоуправления работают на профессиональной основе. Совмещают деятельность и в совете, и в исполнительной власти. Может быть, такая схема будет когда-нибудь и у нас. В принципе, в этом тоже есть резон: депутат несет ответственность перед избирателями и может конкретно влиять на те проблемы, которые существуют в городе и в регионе. Но это, наверное, проблема будущего.
Мы же сегодня стоим перед серьезной дилеммой: депутаты городского совета избраны по партийным спискам, и избиратель оказался оторванным от своего конкретного депутата. Раньше, когда были мажоритарные округа, люди знали своего депутата, могли подойти к нему и пожаловаться на те ситуации, на которые он мог повлиять. Теперь же, мне кажется, к сожалению, размыта эта система общения избирателей и депутатов. Да, многие фракции, многие партии уже имеют свои общественные приемные. Люди могут приходить и в Партию регионов, и в Блок Эдуарда Гурвица, и в Народный блок Литвина, и в блок "Не так!" — и действительно обращаются. Но конкретного прикрепления депутата к своему избирателю не существует.
Мы сегодня работаем над этой темой. Провели заседание рабочей группы по созданию депутатского фонда, на сессию городского совета хотим вынести соответствующее предложение: речь идет не об увеличении бюджета, а о том, чтобы часть бюджета была под контролем каждого депутата. Это поспособствует оперативному влиянию на проблемные ситуации, которые складываются в том или ином конкретном микрорайоне. Это один из тех шагов, который, мы надеемся, поможет приблизить избирателя к конкретному депутату, к конкретной фракции, к конкретному блоку.
Но если рассматривать вопрос в целом — законодатель, на мой взгляд, с пропорциональной системой выборов поспешил. Потому что, вводя партийную пропорциональную систему, нужно было продумать какую-то связь между избирателем и депутатом. Теперь же необходимо многое дорабатывать в системе законодательных актов.
— А как мы на местном уровне можем на это повлиять? И как все-таки людям разобраться, к кому из депутатов горсовета обращаться, если живешь, например, в Приморском районе или на поселке Котовского?
— Фактически каждый депутат должен откликаться на вопросы любого человека. Кстати, в Законе о местном самоуправлении четко написано, что депутат представляет интересы территориальной громады, и в мажоритарной системе была такая же формулировка. То есть я обязан выполнять требования и просьбы любого избирателя из любой точки города Одессы. Здесь ничего не произошло с точки зрения законодательства. И мы должны понимать, что любое обращение должно быть воспринято нами как должное. Но по сути, по факту выполнения просьб, по влиянию более удобной была мажоритарная система.
— Насколько сегодня активны депутаты городского совета, и ведут ли они приемы, где с ними могут пообщаться представители громады?
— Проблема существует, но должен сказать, что активность во фракциях достаточно серьезная. В "Одесском вестнике" мы публикуем графики приема многих депутатов. Мне отрадно отметить, что действительно есть озабоченность в городском совете: как можно быстрее дойти до каждого избирателя в Одессе. Но говорить о том, что все 120 депутатов активно работают, я, конечно, не могу.
По моему мнению, если депутат плохо работает, он должен быть отозван. В старой мажоритарной схеме был теоретический механизм отзыва, сейчас его не существует даже в теории. Сегодня за деятельность каждого депутата отвечает партия, отвечает фракция. Это проблема, прежде всего, для избирателей, потому что люди все-таки хотят найти человека, который поможет им решить проблему кровли, водопровода, канализации, проблемы жилищно-коммунального сектора…
— Насколько сегодня депутат может повлиять на такие самые расхожие вопросы, с которыми обращается избиратель?
— По закону депутат имеет очень серьезные полномочия. Он имеет право сделать запрос в любую структуру, которая даже не находится в компетенции городского совета. Все зависит от личностных качеств человека. У нас есть депутаты, которые сугубо формально используют свои полномочия — в виде депутатского запроса, например. Но есть и такие, которые "пророют землю", для того чтобы добиться результата. Есть люди, которые действительно делом доказывают, насколько они серьезно относятся к своим избирателям. Есть масса примеров: депутат Труханов, депутат Иеремия, депутат Фабрикант, которая "перегрызет горло" любому, для того чтобы решить проблему своего избирателя…
На последней сессии городского совета было очень много решений, которые затрагивают каждого избирателя. И Вы видели, насколько серьезно относились к этому многие фракции и депутаты. Я, как секретарь городского совета, надеюсь, что сила фракций сыграет свою действительную роль и каждый депутат будет ответственен перед своими избирателями за решение их проблем.
Есть масса способов влияния. Все зависит от того, насколько серьезно депутат настроен. Те замечания, которые высказывают избиратели: мол, депутат пришел, чтобы набить себе карманы, разграбить страну или город, — конечно, слышать обидно. Но нужно на это отвечать только конкретным делом.
— Очень больной вопрос от одесситов: "Почему ни один депутат горсовета не встал на защиту одесситов и не отстоял их интересы? Теперь из-за повышения тарифов, учитывая размеры пенсий, мы обречены на нищету". Этот вопрос уже не впервые задается, и я на него не раз отвечала, говоря, что этот вопрос не в компетенции депутатов городского совета. Мы тарифы не рассматриваем. Это парафия исполнительного комитета, и с городским советом необязательно было советоваться. Я считаю, что это неправильно.
— С точки зрения закона, Вы абсолютно правы: пересмотр тарифов — исключительная компетенция исполнительного комитета. Это было очень тяжелое решение. Мы к нему подходили болезненно и очень долго. Кстати, на исполнительном комитете всегда присутствуют депутаты, руководители фракций, председатели постоянных комиссий, поэтому это не проходит как-то кулуарно. Это было вынужденное решение, принятие которого мы оттягивали очень долго. Но если мировые цены на энергоносители повышаются, а мы не являемся страной, которая имеет собственные их залежи, то продолжать страусиную политику невозможно.
Мы предупреждали и готовили население к тому, что это будет. Местное самоуправление, к сожалению, не может влиять на эту политику. Люди, конечно, болезненно это воспринимают, и невозможно найти человека, который бы с радостью воспринимал повышение тарифов. Но это жизнь. Поэтому задача местного самоуправления — найти рычаги максимальной компенсации этого дисбаланса.
Конечно, эта тема обсуждалась и в Киеве во время заседания Ассоциации мэров городов. Вопрос был поставлен так: дайте нам возможность заработанные деньги оставлять в регионах, на местах. Тогда мы более эффективно будем их использовать и в части компенсации повышения тарифов. Это должна решать центральная власть.
— С этой точки зрения, что мы на местном уровне можем сделать? Сегодня вроде, говорят, упростился механизм получения субсидий. Теперь уже 2 справки нужны, а не 12, как раньше. На самом деле пока еще этот механизм не работает. Может быть, на местном уровне действительно принять какое-то решение и, во-первых, увеличить количество пунктов, которые проводят прием, а во-вторых (это, мне кажется, наша общая работа) — объяснить людям, что это дотация от государства и это не унижение — ее нужно принять.
— Дотация — это, конечно, не унижение. Унижение — стоять в очередях, чтобы получать эту дотацию. Об этом мы говорим каждый понедельник на аппаратных совещаниях и заслушиваем всех руководителей ответственных служб. Если бы человек приходил без очереди и получал дотацию, вопросов бы не было. Но он, унижаясь, с утра занимает очередь и не успевает получить. Вот в чем дело.
И второй аспект, который волнует всех, в том числе — пенсионеров и малообеспеченных: люди хотят получать хорошие, качественные услуги. Мы должны привыкнуть к тому, что жилищно-коммунальные услуги — это тоже товар, но мы должны платить за качественный товар. И у нас проблема, потому что мы хотим, с одной стороны, чтобы население было платежеспособным, а с другой — качество услуг не удовлетворяет население.
Это дилемма, которую очень тяжело решать. Если население перестает платить за некачественный товар, этот товар становится еще хуже. Тут должен быть компромисс: диалог с властью, диалог с теми организациями, которые поставляют этот товар. Но мы должны уйти уже от той схемы (к сожалению, это болезненный переход), что нам все дается даром. Мы должны покупать жилищно-коммунальные услуги и требовать от продавца, чтобы эти услуги были качественными. Вот тогда будут нормальный баланс цен и взаимная ответственность.
На сессии был поднят вопрос: как заключать договоры с теми организациями, которые непосредственно поставляют нам товар? И возникла юридическая проблема. Вопрос серьезнейший для каждого члена нашей территориальной громады, и мы должны его обязательно решить. Это болезненный вопрос — требование качества и адекватная плата за качество, но обойти его невозможно.
— Одесситы жалуются: услуги некачественные, тарифы очень высокие, сколько ни вызывай представителей жилищных контор, которые должны прийти и составить акт о некачественных услугах, эти представители зачастую не приходят… Что нужно людям делать, чтобы законно требовать пересчета либо не платить за абсолютно некачественные услуги?
— Нужно платить только за качество предоставляемых услуг. Но — платить. Потому что неуплата ведет к еще большему ухудшению ситуации. Многие люди обижаются: они платят, а их сосед не платит — и он получает услугу, и тот, кто платит, получает услугу. Должны быть какие-то индивидуальные меры воздействия. Сегодня масса исков в судах, об этом говорят публично.
Мы должны убедить население: сегодняшняя плата — это как бы плата в какой-то кредит, кредит доверия. Но если этого не будет, — будет еще хуже.
Поэтому нужно полностью составлять документы, которые фиксируют некачественные услуги: отсутствие горячей воды или холодные радиаторы. Это все должно влиять на того производителя, который дает нам услуги. Только в таком режиме мы можем добиться успеха. В противном случае будет просто хаос.
— Чтобы закончить тему субсидий и тарифов: какие управления исполкома Одесского городского совета отвечают за субсидии? К кому можно обращаться за консультациями?
— Это, прежде всего, управление жилищно-коммунального хозяйства, управление экономики, ДЕЗы на местах. У нас есть масса структур, которые могут дать квалифицированную консультацию. Можно просто обращаться к депутатам городского совета. У нас есть еще один очень мощный рычаг — телефон доверия, по которому звонят люди и говорят о своих бедах.
Мы эти темы рассматриваем каждую неделю, причем в очень жесткой форме. Первый заместитель городского головы Анатолий Ворохаев с этого начинает каждое аппаратное совещание. И мне кажется, что этот механизм обратной связи, когда люди нам подсказывают, где плохо, где услуги не так предоставляются, достаточно мощный и эффективный. Потому им надо пользоваться. Многие, конечно, уже разочаровались, махнули рукой: мол, ничего нам не поможет. Но это политика, которая приводит к еще худшему результату.
— Очень конкретный сигнал от одесситов с улицы Щорса, 134: "Лифт не работает более 5 лет. Помогите, пожалуйста. Вас просят жители дома, 170 квартир".
— Обязательно. Кстати, мы на сессии приняли программу совершенствования лифтового хозяйства, выделены дополнительные деньги. Проблема одна: лифты имеют определенный срок службы. Он заканчивается, и соответствующие управления и службы просто перекрывают работу лифта, потому что это может привести к трагическим последствиям. Вот тут нужно упреждать эти моменты: когда подходит рубежный срок, мы должны заранее проводить ремонтные работы и приводить лифт в соответствие.
— Еще одна тема, которая волнует одесситов. Нам пишут, что "на 16-й станции Большого Фонтана, на улице Золотой Берег, идет огромное строительство, скоро негде будет пройти. Это безобразие!". И вопрос — где принимает Александр Адольфович Прокопенко?
— Я принимаю каждую пятницу в городском совете с 10-ти до 12-ти. Принимаю всех, кто пожелает, независимо от района и места жительства. А что касается этого строительства, то было принято решение совета еще в прошлом созыве. Там была практически заброшенная территория — кинотеатр "Золотой берег", насколько я понимаю, речь идет об этом месте. Я не знаю, что лучше: или бесхозными оставлять территории, или все-таки строить на них и чтоб там была цивилизованная жизнь…
В чем избиратели правы — действительно нарушается иногда среда обитания. Это болезнь нашего города:
вы купили квартиру или получили жилье, имеете определенную инфраструктуру, определенный вид — и вдруг перед вами строится дом, или ликвидируется спортивная площадка, или уничтожается цветник. Эта проблема — очень серьезная.
Но, я считаю, новое строительство, в принципе, надо приветствовать. Когда я вижу краны в городе — это жизнь: значит, город экономически процветает. Другое дело, что это нужно совмещать с Генеральным планом развития Одессы и, прежде всего, с мнением территориальной громады.
— Очень хотелось бы, чтобы наши новоявленные строители не только думали о карманах и гнали эти огромные "свечки", но хотя бы в центре пытались соблюсти облик старой Одессы.
— На последнем исполкоме я задавал вопрос главному архитектору: "Чем Вы руководствуетесь, когда дается разрешение в центре города на высотные здания?" Ведь должна быть какая-то планировка. Не может быть, чтобы 16 этажей строилось в центре города! Вообще, мы давно уже подошли к тому, что в городе должен быть главный архитектор. Он не должен заниматься текучкой, он должен заниматься творческим подходом к тому, что творится в городе, и разрешать только то, что считает необходимым для города, без всяких экономических интересов. Эта тема сейчас очень остро рассматривается, и я думаю, что в ближайшем будущем городской голова примет соответствующее решение. И такой человек, который будет творчески нацелен на Генеральный план города, на его выполнение, конечно, должен быть.
— По ходу нашей с Вами беседы зрители программы "Ко времени" участвовали в интерактивном опросе, тему которого мы сформулировали так: "Выбирая депутата, вы интересуетесь… ". И вот как распределились голоса: личными качествами депутата интересуются 28 процентов одесситов, принявших участие в опросе, партийная принадлежность заботит 11 процентов, а вот за вариант "никому не верю" проголосовал 61 процент горожан. Что мы можем с этими цифрами сделать?
— Цифры на самом деле очень болезненные, неприятные. Хотелось бы, чтобы было наоборот: чтобы доверяли больше 60 процентов… Что делать? Нужно депутатам серьезно работать и возвращать доверие людей.

РИАК

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.