На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

РУТ И СЕМЯ МАШИАХА


(Окончание. Начало в № 543.)

Жены из земли моавитян

Даже у случайного читателя не может не вызвать удивление то, каким образом Элимелех и его семья переселились в землю моавитян. Ведь в рассказе о Рут особо отмечается, что Элимелех и члены его семьи были уважаемыми людьми в своей земле. Все мудрецы превозносят достоинства Элимелеха, но это позволяет им указывать на то, что тем более велик был его грех, едва он покинул свой народ. Только представьте, как были все поражены, когда тот, кто должен был в дни голода направлять народ, поддерживать его материально и морально, бежал к враждебным племенам. Но еще более горько читать о том, что Махлон и Хилион женились на моавитянках Рут и Орфе. Как посмели они взять в жены моавитянок? Пусть они, не обладая достоинствами отца, еще меньше были преданы своему народу, но зачем же вступать в брак с моавитянками, тем самым до конца своих дней связывая себя с чужой землей? Известно по этому поводу мнение рабби Меира, которое приведено в Мидраше: "Они не обратили их в свою веру и не заставили совершить ритуальное омовение".
Таким образом, этот брак был еще одним подтверждением того, как низко может пасть человек, решивший порвать связь со своим народом. Такой же взгляд выражает и Талмуд в трактате "Иевамот", где из разговора Наоми и Рут выводятся законы для тех, кто хочет принять веру евреев. Заодно Талмуд объясняет, почему Наоми так долго пыталась убедить Рут и Орфу вернуться в свой родной дом и не идти с ней в землю Израиля. Если бы они приняли еврейскую веру до вступления в брак, Наоми не имела бы права заставлять их вернуться к идолопоклонству. Но она умоляла их вернуться, а значит - они не перешли в иудейство.
С другой стороны, если считать, что Рут и Орфа так и не приняли иудаизм, возникают новые трудности. В Танахе Наоми постоянно называется свекровью Рут. Если бы, уже будучи женой Махлона, Рут оставалась моавитянкой, их брак был бы недействительным с точки зрения еврейского закона, и тогда Наоми не могла бы быть ее свекровью. Но трудность заключается не только в том, как понимать то или иное слово. Если брак Рут и Махлона никогда не был действительным, то совсем непонятным становится все последующее повествование. Боаз возвратил Рут ее собственность. Какую собственность? Согласно еврейским законам, она не имела права ни на что из того, что принадлежало Махлону. Боаз взял на себя обязанность жениться на вдове умершего родственника, но лишь женщина, чей брак был действительным по еврейским законам, может выйти замуж за родственника мужа. Если Рут не принимала еврейскую религию, у Боаза было перед ней не больше обязательств, чем перед любой потерявшей мужа моавитянкой. Итак, мы имеем противоречие.
Правда, существует противоположное мнение, выраженное в "Зоар Хадаш", а именно: Рут и Орфа приняли иудаизм, перед тем как вступить в брак: "Рабби Педот спросил у рава Иоси из Сохо: "Если Рут приняла веру евреев, почему ей не дали другое (еврейское) имя?" Он ответил: "Я слышал, что она действительно имела другое имя, но, когда она стала женой Махлона, ей дали имя Рут, и с тех пор оно осталось за ней. Рут приняла еврейскую веру до того, как стала женой Махлона, а не после". Рабби Педот возразил: "Но ведь написано далее: "Где ты будешь спать, там и я буду спать, и твой Б-г будет моим Б-гом"; Наоми много раз предупреждала ее о строгих ограничениях, которые должны соблюдать евреи, и, как мы знаем, Рут приняла каждое из них. Если же она приняла веру евреев раньше, зачем же было Наоми говорить ей об этом?" Рав Иоси ответил: "Сохрани Б-г, чтобы Махлон женился на ней до того, как она приняла веру евреев. Очевидно, что она приняла еврейскую веру и оставалась верна ей из страха перед своим мужем, так же, как Орфа. После того как их мужья умерли, Орфа вернулась к язычеству, а Рут осталась верна новой вере, как сказано: "Посмотри, невестка твоя вернулась к своему народу и своему богу", - но Рут осталась верна вере, как и раньше. Когда ее муж умер, она продолжала исповедовать новую веру уже по своей воле".
Но если принять эту точку зрения, Наоми никак не могла позволить, а еще менее того - настаивать, чтобы жены ее умерших сыновей вернулись к идолопоклонству моавитян.
Может быть, слова "из страха перед своими мужьями" и являются ключом к разгадке. Махлон и Хилион с их богатствами были в земле моавитян желанными гостями, они бы-ли "эфраитяне - уважаемые граждане" крупнейшего города во владении Иеуды. Уважение к членам семьи Элимелеха было так велико, что царь моавитян пожелал выдать двух своих дочерей замуж за недавно приехавших братьев.
В те дни будущую невестку не спрашивали о согласии, когда речь шла о браке, заключенном по государственным соображениям: личная симпатия или неприязнь не принимались в расчет. Если Махлон и Хилион настаивали на том, чтобы их будущие жены приняли еврейскую веру, женщины, безусловно, должны были согласиться. Таким образом, их обращение могло быть насильственным. И в самом деле: из того факта, что брак был заключен и женщины соблюдали еврейскую веру, еще не следует, будто их обращение бы-ло истинным. Случись им потерять своих мужей и обрести свободу, они могли объявить о своем нежелании продолжать притворное исполнение всех предписаний еврейской веры. В таком случае их обращение считалось бы недействительным с самого начала.
Когда Махлон и Хилион умерли, Наоми решила испытать Рут и Орфу. Было ли их обращение искренним? Или же они только из жалости объявили о своем желании идти в землю Израиля? Орфа, не задумываясь, приняла предложение вернуться в свой родной дом, доказав тем самым, что ее обращение не было искренним.
Рут испытание выдержала.

Вопрос об искренности обращения в новую веру возникает не только в связи с судьбами Махлона и Хилиона. Подобный же вопрос, хотя несколько другого порядка, возник в отношении жен двух других героев - Шломо и Шимшона. Рамбам рассматривает эту тему в "Законах Исурей Бия" (13:14 - 16). Он утверждает, что невозможно представить себе, будто эти два великих человека брали в жены женщин, не принявших еврейскую веру. Несомненно, что их жены, родившись среди других народов, приняли веру евреев. Рамбам поясняет: человек, принявший новую веру, должен доказать, что его обращение было основано на искреннем желании, что он совершил этот поступок не ради денег, не из соображений престижа и не из страха, а также не ради любви к женщине или мужчине. Если желающий принять новую веру не руководствуется этими скрытыми мотивами, собрание раввинов обучает его заповедям Торы и обязанностям, которые она накладывает на человека. Когда раввины убеждаются в его искренности, ему разрешается принять еврейскую веру.
В качестве примера искреннего принятия новой веры Рамбам называет обращение Рут. Во времена Давида и Шломо, продолжает Рамбам, не допускалось обращение в еврейскую веру, т. к. блага, получаемые с принятием ее, были слишком велики, и, следовательно, не могло быть уверенности в искренности этого поступка. Несмотря на этот запрет, многие из неевреев присоединились к народу Израиля в результате того, что обращением иногда руководили неосведомленные или неопытные раввины или временное собрание раввинов. Законные собрания раввинов не подтверждали их обращений, то есть отвергали и не принимали их до тех пор, пока время и практика не подтверждали их искренность. Жены Шломо и Шимшона, заключает Рамбам, обратились в еврейскую веру, поскольку это было необходимо для вступления в брак. У них не было искреннего желания сделать это. Поэтому Танах относит их к неевреям, поскольку с точки зрения критериев, по которым определяется искренность обращения, они не могли считаться еврейками. То, что произошло затем, подтвердило правильность такого мнения: они продолжали поклоняться идолам, доказывая тем самым, что их обращение было притворным. Возможно, именно потому, что Наоми знала, что обращение может оказаться неискренним, она попыталась разубедить своих невесток. Были ли они действительно ее невестками, вдовами ее сыновей, или оставались моавитянками? Она устроила им испытание, в результате которого выяснилось, что Орфа - не еврейка. Рут же стала одной из лучших дочерей и матерей еврейского народа.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА "Вечность и суета".

(Окончание следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.