На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

РУТ И СЕМЯ МАШИАХА


(Продолжение. Начало в № 543.)

Право судьи

Не одному только царю дано право вершить суд по своему усмотрению и издавать в экстренных случаях новые законы. Санхедрин также имеет право в особых случаях применять экстренные меры. Еще до установления монархии действовали суды такого рода. Согласно установлениям Торы ("Дварим", 16:18), в каждом городе избирались судьи и устанавливались суды. Даже во время вражеских нашествий судьи продолжали исполнять свои функции. Именно этим судьям Девора воздала хвалу в своих песнях. Но "не было в те дни царя над Израилем", т. е. судьи слишком неохотно пользовались правом действовать по своему усмотрению в экстренных случаях, и в этом причина многих трагических событий того времени.
Ибо право царя отлично от прав Санхедрина.
"Относительно тех преступников, которые не подлежат смертной казни, — если царь властью захочет казнить их, усматривая в этом благо для общества, он вправе сделать это. Равно как и суд может издать экстренный указ казнить их; суд может действовать по своему усмотрению, если таково требование времени" (Рамбам).
Из приведенного текста следует, что существует различие между правом царя и правом судьи. Цви Хирш Хайес это различие формулирует так: хотя в описанном случае судья пользуется таким же правом, что и царь, последний может применять его более свободно. По Рамбаму, экстренный указ и закон царя — не одно и то же. Это, в свою очередь, означает, что уже в силу своего положения царь обладает большим авторитетом и большей свободой действий. Суд же не обладает такой свободой, кроме тех случаев, когда в силу определенных обстоятельств его представители могут быть абсолютно уверены в том, что интересы страны и серьезность положения требуют от них решительных и самостоятельных действий.
Другими словами, члены любого Санхедрина должны пользоваться своей привилегией с большой осторожностью. Лишь в самых серьезных случаях они могут применять законы Торы по своему усмотрению. Те, кто судит согласно Торе, не должны с легкостью нарушать ее законы.
Для царя в этом случае не существует ограничений. Само его положение и вытекающая из этого положения ответственность требуют, чтобы он использовал данную ему власть. Царь, не обладающий реальной властью, не приносит блага своей стране. Напротив, в ней распространяется безразличие к религии, к делам управления, что, в свою очередь, порождает духовную опустошенность, жестокость, поклонение идолам. Действительно, закон, требующий уважения к царю и его власти, нарушение которого может быть наказано смертной казнью, для того и создан, чтобы укрепить положение царя. Царь, лишенный уважения, не может служить своему народу. Раньше во главе народа стояли судьи, но их власть основывалась на законе и воле самих людей. Они не обладали той властью, которая дана царю. Судьи могли управлять лишь в том случае, если народ признавал их власть. Они могли вершить суд по своему усмотрению лишь в определенных обстоятельствах. Но держащий власть в своих руках может в любой момент потерять ее, и это во многом ограничивало деятельность судей.
Правда, существовали обстоятельства, при которых судья мог получить особую власть. Народ был вправе сам установить над собой судью и наделить его полномочиями царя, включая и право казнить виновных в неуважении к власти. Такую власть получил Иеошуа. Известно, что и Гидеон едва не стал основателем царской династии (см. "Шофтим", 8:22). Однако в эпоху судей еврейский народ был осужден на то, чтобы неверными путями идти к своим целям и никогда не достичь их. Они не стали единым народом, верным своему Б-гу, не завоевали полностью землю Израиля, к евреям не пришли обещанные свыше мир, богатство и уверенность в будущем. Лишь достигнув этих целей, народ мог перейти к исполнению заповеди, данной в Торе: просить Г-спода, чтобы Он избрал для них такого царя, который повел бы их к высшему духовному совершенству. Однако цели эти не были достигнуты. Отсюда весь хаос эпохи судей. Отсюда беспорядочная и бесплодная деятельность длинного ряда сменявших друг друга царей в эпоху, наступившую после судей.

ТЕМНОЕ НАЧАЛО ЦАРСКОГО РОДА

Царствование Иеуды

Власть царя у евреев — это не просто одна из форм политического устройства. Если царь поступает в согласии с Б-жественной волей, власть его приобретает особое значение. Особенно явно это проявилось во время царствования Иеуды. Из десяти проявлений Б-жественной воли последнее — это Малхут (царствование). Малхут — окончательное проявление и исполнение Его воли. Чем громче звучат самоуверенные слова человека: "Моя сила и труд моих рук создали все, что я имею", — тем в большей степени Его воля скрыта от нас и тем слабее проявление Его власти в нашей жизни.
Когда у Леи родился четвертый сын, она назвала его Иеудой, сказав: "Теперь восхвалю я Г-спода". Раши объясняет, что тогда она благодарила Г-спода более, чем при рождении первых трех сыновей: "Ибо я получила более, чем было предназначено мне". Жены Яакова знали о двенадцати сыновьях, которые у него родятся. Они толковали это пророчество так, что каждая из четырех жен будет иметь по три сына. Когда Лея родила четвертого сына, она благодарила Г-спода за то, что получила от него больше обещанного. Вот почему евреи называют себя Иеудим (т. е. произошедшие от Иеуды) независимо от того, к какому колену они принадлежат. Даже Мордехай, принадлежащий к колену Биньямина, назван в "Книге Эстер" "Мордехай иеуди". Мы называем себя Иеудим, потому что всегда благодарны Г-споду за Его милосердие к нам, ибо всегда получаем от Него больше, чем заслуживаем.
Евреи помнят о щедрости и милосердии Б-га. Они не принимают жизненные блага, саму жизнь как нечто естественное, по праву им принадлежащее. За все, что они имеют, они благодарят Б-га.
Сила Иеуды была в его готовности считать свой талант и возложенную на него ответственность даром Г-спода, а не своей заслугой. Само его имя указывает на это качество. Написанное на иврите имя Иеуда состоит из четырехбуквенного Имени Б-га и буквы "далет". Слово "дал" на иврите означает "нищий". Иеуда воплощал в себе величие своего Создателя, его власть была земным обличием власти Г-спода. Однако для самого себя Иеуда оставался нищим. Какое бы высокое положение он ни занимал, все, что он имел, было для него незаслуженным даром Б-га.
Имя Давида, первого царя из колена Иеуды, несет то же значение. Оно начинается с буквы "далет" и кончается ею. Несмотря на достоинства и величие дел, несмотря на любовь к нему Создателя, несмотря на всю свою святость, Давид всегда считал себя нищим, т. е. простым смертным, все богатства которого — дары Б-га.
Захария говорил, что царь Машиах явится нам в виде бедняка, едущего верхом на осле. Он установит царство Г-спода на Земле, сделает Его Царем всех людей, он откроет нам конечную цель Творения — но он предстанет перед нами всего лишь нищим, который едет на жалком осле. Лишь таким образом понятая власть царя может открыть нам сущность власти Б-га. Царь — всего лишь земное воплощение Его бесконечной власти над нами.

Недостойное происхождение

Может показаться странным, что история рода Давида изобилует примерами недостойного поведения. Эта история начинается с Лота, когда он и его дочери чудесным образом избежали гибели в Содоме. Дочери Лота, думая, что они единственные оставшиеся в живых люди, напоили отца вином и вступили с ним в связь, что привело к рождению Моава и Аммона. Через несколько столетий Рут, моавитянка, стала основательницей рода Давида. Еще через несколько столетий Наама, аммонитянка, стала женой царя Шломо и матерью его наследника Ровоама. Рут и Наама были так праведны, что Г-сподь пощадил ради них моавитян и аммонитян, несмотря на склонность этих народов к жестокости и насилию.
Но почему Б-гу было угодно осквернить имя слуги своего, Давида, сделав его рождение результатом кровосмешения? Разве столь недостойное происхождение еврейского царя не оскверняет имя Всевышнего?
После того как Йосеф был продан в рабство, Иеуда будучи вдовцом, оставил своих братьев, чтобы найти себе жену. В это время его старший сын взял себе в супруги Тамар. Затем она стала женой его второго сына. Оба они умерли, наказанные каждый за свой грех. Иеуда, боясь, что Тамар повинна в столь быстрой смерти обоих его сыновей, медлил с тем, чтобы и младший его сын взял ее себе в жены. Тамар поняла, что Иеуда не хочет, чтобы она стала женой Шелы, и потому, приняв вид блудницы, обратилась к тестю с предложением провести ночь с ней. Ей хотелось, чтобы в создании царства Г-спода на Земле была и ее часть. В результате она зачала и родила близнецов, дав им имена Перец и Зерах. Тем самым желание было удовлетворено. Перец стал прародителем Давида.
Рабби Иоханан сказал: Иеуда хотел пройти мимо Тамар, но Г-сподь, да будет благословенно Его Имя, послал навстречу ему ангела вожделения. Ангел сказал Иеуде: "Куда ты идешь? Откуда придут цари, откуда придут великие люди?" И тогда Иеуда направился к ней. И сделал он это не по своей воле, а вопреки своему желанию. Иеуда, сойдя к блуднице, совершил недостойный поступок, однако, он сознался перед людьми в своем позоре: это пример честного поведения в самых затруднительных обстоятельствах. И после встречи с Тамар Иеуда остался таким же праведным, что и раньше. Его поступок не был просто внушен ему свыше — Г-сподь фактически принудил Иеуду совершить его. Но для чего? Почему для достижения Б-жественной цели нужно было идти таким недостойным путем? Вопросы на этом не кончаются. Следующим шагом к достижению Б-жественной цели был союз Рут и Боаза. Почему женой Боаза должна была стать моавитянка? "Моавитянин не может войти в общество Г-сподне", — тогда для чего бесчестье, след которого удалось стереть лишь через много лет? Почему моавитянка должна была ночью прийти к праведному судье, который спал в поле, оберегая свой урожай? Почему столь священная цель должна была быть достигнута столь непростым, кружным путем?

Уступка Сатане

В мире, окружающем человека, извечно идет борьба между добром и злом. Не Б-г борется со злом, а человек. Сатана существует лишь до тех пор, пока это угодно Б-гу. Зло иногда овладевает умами даже самых мудрых людей. Но все это только для того, чтобы за человеком оставалось право выбора, чтобы он сам мог выбрать добро. Б-г вознаграждает нас лишь за то, что, победив зло в себе, мы добровольно выбираем добро. Если бы зла не существовало или, говоря по-другому, преимущества добрых поступков были бы очевидны, человеку оставалось бы лишь автоматически выбирать добро.
Если бы не было пророков, поклонявшихся Баалу, если бы творимые Баалом "чудеса" не казались столь убедительными, не было бы и тех, кто отвернулся от Элияу. Зло должно обладать способностью убеждать, вызывать смятение, иначе единственной задачей человека останется бездумное следование по заранее известному пути. Открытое сражение со злом чаще всего обречено на поражение. Смертному человеку часто не удается справиться с силами Сатаны. Нередко лишь после долгой и сложной борьбы он покоряет своей воле желания собственной плоти.
Но выход существует. Зло отнюдь не непобедимо, его сила часто обманчива. У мудрецов существует интересное выражение: "взятка Сатане". Всем нам известны способы сдерживать свои желания: "Я не дотронусь до пирожного, пока не пройдут положенные 45 минут занятий", "Я позволю себе отдохнуть лишь тогда, когда добьюсь успеха". Серьезному человеку эти уловки могут показаться смешными, но они помогают добиться результата. Человек обладает необычайной способностью к самообману. Разумный, искренне стремящийся к добру человек использует эту способность на благо себе. Человек распущенный и поверхностный использует ее себе во вред.
Основная тактика в борьбе со злом — два шага вперед, один назад. Только таким образом человек может использовать свои слабости в борьбе со злым началом — ослабить и в конечном итоге победить его.
Человек всегда способен, познав свои желания, подчинить их себе и не стать их жертвой. Более того, он способен использовать их себе на благо. Даже низменные желания, такие, например, как тщеславие, можно подавить в себе, используя деньги для благотворительных дел и принимая лишь полагающиеся по заслугам почести.
Для того чтобы между добром и злом соблюдалось равновесие, Всевышний и тому, и другому придал огромную силу. Тому, кто вступает в единоборство с силами зла и кто заранее уверен в легкой победе, силы зла наносят сокрушительный удар.
Нет большего блага в мире, чем царство Б-га на Земле, и ничто не сравнится с делами тех, кто помогает его приближению, например, делами Иеуды и самого достойного из его потомков — Давида. История рода Давида началась с того момента, когда Иеуда увидел Тамар, принявшую вид блудницы, и, поддавшись необъяснимой слабости, сошел с пути своего (в буквальном и переносном смысле слова). Эта история учит нас тому, что невозможно достичь духовных вершин без мучительной борьбы: Сатана никогда этого не допустит. Однако, заранее избрав прямой путь, мы обрекаем себя на поражение, поскольку забываем о том, что между нами и добром всегда стоит Сатана. Сатану нужно задобрить. Для всех поступок Иеуды был падением: величайший из сынов Яакова не совладал с вожделением. Его преследовали хохот Сатаны и смешки хананеян, он был опозорен. Но Б-г не оставил его. Он дал ему сына — маленькую искру, из которой возникнет ослепительный свет — Машиах.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА "Вечность и суета".

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.