На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

МЕСТЕЧКО В ПОЛЕСЬЕ


Замечательный край - Полесье. Поля чередуются с лесами, природа сказочно красивая, климат хороший, земля плодородная. В Полесье, на Житомирщине есть небольшое местечко Володарск-Волынский. Официально оно именуется "поселок городского типа", но когда я в 1955 году приехала туда, то убедилась в том, что это настоящее старинное еврейское местечко.
История этого края богата событиями. В Володарске-Волынском на берегу реки Ирша было имение Михаила Илларионовича Кутузова. Имение это было подарено Кутузову Екатериной II в 1805 году. Тогда оно называлось Горошки. Михаил Илларионович прожил там три года.
В 1912 году в ознаменование столетия победы над Наполеоном Горошки переименовали в Кутузово, а в 1924-м - в честь революционера-большевика Володарского, который был родом из этих мест, - в Володарск-Волынский. Неподалеку есть маленькая деревня, которая по сей день называется Малые Горошки (Малогорошки в просторечье).
На холмистом берегу речки Ирша, на территории имения Михаила Илларионовича, росли огромные древние дубы и липы. Они сохранились и по сей день. Там же стоит памятник - бронзовый бюст Кутузова на пьедестале из местного черного габбро-лабрадорита. Дом, к сожалению, не сохранился.
Этот край богат полезными ископаемыми. В 1934 году в районе Володарска-Волынского было обнаружено крупное, как выяснилось впоследствии, месторождение кварца, голубого и розового топаза и светло-зеленого берилла.
В 1955 году после окончания Одесского госуниверситета я и мой муж были направлены по распределению в Володарск-Волынский. Я - в школу рабочей молодежи преподавать химию и биологию, а мой муж - геологом в Волынскую экспедицию.
Одновременно с нами приехали по распределению две учительницы: Софья Куперман, преподаватель украинского языка и литературы, и Фаина Шнайдер, преподаватель русского языка и литературы. Через несколько месяцев приехал, демобилизовавшись, Яков Тросман, преподаватель физики и математики, местный. Все трое во время второй мировой войны побывали в разных гетто, а отцы их воевали на фронте. У нас в школе сложился дружный молодежный коллектив. Самые теплые воспоминания остались у меня об этом периоде жизни. Я не могу забыть это живописное местечко, нашу маленькую школу, где учились взрослые ребята и девушки. Многие были старше нас, и с ними было легко и интересно работать.
Вспоминаю, как мы дружили, как стойко переносили невзгоды, связанные с тяжелыми бытовыми условиями и материальными трудностями.
Мы с мужем и детьми прожили в Володарске-Волынском десять лет постоянно и потом еще десять лет приезжали на летний период.
В этом маленьком еврейском местечке жили радушные, доброжелательные люди, сохранившие теплоту и юмор, несмотря на страдания, которые им пришлось перенести.
Об этих людях я и хочу рассказать.
Приехав в Володарск-Волынский, мы были поражены тем, что во многих домах окна, которые выходят на проезжую часть улицы, заколочены досками. На наш вопрос: "Почему?" - местные жители отвечали, что их заколотили еще во времена погромов. В этих маленьких деревенских домиках жили евреи, пережившие столько горя, что даже в 1955 году не рисковали открывать окна.
Когда я познакомилась ближе с местными жителями, то узнала от них много печальных историй, связанных с погромами, а также с периодом немецкой оккупации во время Великой Отечественной. Это прекрасное, живописное местечко в Полесье, как и многие в Украине, было местом ужасных кровавых деяний.
Неподалеку от нас жил старик Норинский. Со слезами на глазах он и его жена рассказали нам, как черносотенцы убили его родителей и их маленькую восьмимесячную девочку, как над ними издевались. Отец Якова Тросмана, Израиль, рассказывал неоднократно о жутких издевательствах над его семьей. Он сохранил фотографию красавицы-сестры, которую бандиты-черносотенцы зверски убили и бросили в речку.
Событие, о котором я хочу рассказать, произошло в 1958 году. Дом, в котором жили семьи геологов, в том числе и наша семья, стоял на окраине поселка, а вдали был виден лес. Однажды утром из окна я увидела возле леса группу людей и работающий экскаватор. Муж мне сказал, что никакие геологические работы там вестись не должны, и был очень удивлен увиденным.
Оказалось, что на Урале после длительных поисков арестовали бывшего полицая Михайленко, привезли его в Володарск-Волынский и заставили показать места, где он и его сообщники-полицаи расстреливали мирное население, сбрасывали трупы в ямы и засыпали землей. На допросах Михайленко утверждал, что детей и беременных женщин они не убивали, но это была неправда. Захоронения были вскрыты, там покоились останки детей и беременных женщин. Также были обнаружены останки людей, не только убитых выстрелами в голову, а и с проломленными черепами. Этот изверг говорил, что на коммунистов и евреев жалко тратить пули, и разбивал им головы ломом.
Однажды Михайленко вместе с немцами поехал в соседнее село, где находился небольшой детский дом, и, не глядя в документы, по внешности отобрал одиннадцать детей, похожих на евреев, и расстрелял их. Еще два захоронения были вскрыты в лесу близ села Дворище.
На суде, который состоялся в Житомире, одна крестьянка рассказала о том, что перед началом войны ее друзья из Киева привезли к ней на лето свою десятилетнюю девочку. Началась война. Немцы стремительно наступали. Девочка не смогла вернуться в Киев к родителям и осталась в селе. Немцы оккупировали Житомир, Киев и прилегающие районы, начали зверствовать - угонять евреев в гетто, издеваться над местным населением, расстреливать. Михайленко узнал о том, что еврейскую девочку прячут крестьяне в селе Малогорошки. Он нашел ее, повел на мост через речку и сказал, чтобы она шла, не оглядываясь. Девочка оглянулась и увидела, что он целится в нее. Она заплакала, упала на колени, стала просить "дядю" не убивать ее. А он тремя выстрелами в голову убил ребенка.
Суд над этим извергом длился несколько месяцев. Было много свидетелей из Володарска-Волынского, выживших в гетто. Пожилые люди плакали на суде, увидев Михайленко, падали в обморок.
В зале суда были вывешены вещественные доказательства, свидетельствующие о том, что он убивал маленьких детей: пинеточки, распашонки, ботиночки, детская одежда, игрушки и маленький кошелечек с тремя пятачками - он был зажат в ручке ребенка, останки которого покоились в одном из захоронений.
Михайленко приговорили к высшей мере наказания.
И еще об одном полицае - Цепове - мне рассказали местные жители. Он издевался над евреями, грабил и убивал. Когда Красная Армия освободила Володарск-Волынский, Цепов не успел сбежать. Односельчане поймали его и повесили на ветке огромного тополя, который рос возле его дома. Жену не тронули. Я знала ее, так как их сын был моим учеником. В жизни иногда происходят загадочные совпадения. Жена Цепова во время грозы была убита молнией под этим же тополем.
...Прошли годы. Володарск-Волынский уже не похож на то еврейское местечко, где мы жили. Нет уже тех милых старичков, которые столько пережили. Нет и моих дорогих коллег Софы и Фаины. Яков живет в Израиле, мы иногда звоним друг другу и вспоминаем нашу молодость и жизнь в Володарске-Волынском. А многие наши ученики живут в Филадельфии и не забывают нас.

Марлена СТЕЦЕНКО, Бостон.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.