На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

РУТ И СЕМЯ МАШИАХА


(Продолжение. Начало в № 543.)

Тема "Книги Рут"

Люди несведущие, далекие от Торы называют "Книгу Рут" первой в истории литературы книгой о любви. Безусловно, такое кощунственное толкование этой книги вызывает у любого ортодоксального еврея негодование. Отсюда мы видим, насколько поверхностно многие изучают или, вернее сказать, читают Танах.
Действительно, при буквальном прочтении история еврейского народа, изложенная в книгах Танаха, предстает перед нами полной кровавых событий, тяжких грехов, низменных страстей. И это как раз в тот период, который нам известен как самый плодотворный в смысле духовных исканий. Безусловно, еврейский народ не смог достичь целей, поставленных перед ним. Но не будем забывать о том, что цели, поставленные перед ним тогда, и цели, которые стоят перед ним сейчас, не одно и то же. Даже в то время, в период сильнейшего политического упадка, еврейский народ в моральном отношении, в учености и силе веры намного превосходил нас, живущих в начале двадцать первого века - на высшей, как считается, ступени мировой цивилизации.
Наши мудрецы объясняют, что ночь, когда Рут пришла к Боазу, дала миру яркий свет - династию Давида. Не страсть руководила Боазом, а стремление отдать свои последние дни, свои последние силы стареющего тела на то, чтобы положить начало роду Машиаха. Для этого он избрал женщину чистую и праведную, ту, ради которой Б-г пощадил всех моавитян и, несмотря на их пороки, более 700 лет был милостив к ним. Даже грехи поколения, судившего своих судей за их проступки, даже грех Элимелеха и его семьи нельзя поставить на одну ступень с развращенностью, малодушием и упорным непризнанием авторитетов, которое мы встречаем сейчас.
"Книгу Судей" называют "книгой Справедливых", ибо на протяжении 350-летнего периода Судей еврейский народ, как правило, делал то, что было "праведно в глазах Г-спода". И нет никакого противоречия в том, что на страницах "Книги Судей" так часто встречаются упоминания о грехах еврейского народа. Этот период, период многочисленных грехов, не был самым долгим, и не все без исключения евреи совершали неправедные поступки. Да и сами их грехи нужно судить по критериям, так же возвышающимся над нашими критериями, как небо над землей.

МОНАРХИЯ В ИЗРАИЛЕ

Из строк, которыми начинается "Книга Рут", из замечаний о том, что "не было царя над народом", в главах о наложнице в Гиве и об идоле Михи становится ясно, что власть Судей не была идеальной формой власти для еврейского народа, и иногда необходимость царской власти ощущалась весьма остро. Безусловно, существует огромное различие между судьей и царем, и для того чтобы понять данный период истории, необходимо это различие уяснить. Можно задать и такой вопрос: если власть царя была идеальной формой власти для еврейского народа, то почему монархия не была установлена сразу, когда евреи пришли в землю Израиля? И почему, когда евреи, наконец, обратились к пророку Шмуэлю с просьбой дать им царя, он так резко порицал их? Одной из 613 заповедей Тора называет необходимость царской власти для еврейского народа ("Дварим", 17:14 - 15). Вот мнение рабби Иеуды, на которое опирается Алаха: "Три заповеди было дано исполнить евреям, когда они придут на свою землю: назначить царя, истребить потомство Амалека и построить Святой Храм".
Но если так, то почему Б-г отозвался о просьбе евреев установить царя над ними следующими словами: "Не тебя (Шмуэля) они отвергли, но Меня отвергли они, Мою власть над ними"?
Еврейская концепция правительственной власти уникальна. Иосиф Флавий сказал об этом так: "Некоторые народы возлагают ответственность за безопасность своей страны на одного правителя (монархия), некоторые - на небольшое количество правителей (олигархия), некоторые - на весь народ (демократия). Моше, наш учитель, учил нас не доверять ни одной из названных форм власти. Он учил нас подчиняться власти Б-га, одного Б-га. Он считал Б-га царем и властителем. Он учил людей всегда возлагать надежды на Б-га, ибо Он источник всякого добра как для человечества в целом, так и для каждого человека в отдельности, и лишь от Него придет помощь, когда люди обратятся с молитвой к Нему в дни страданий. Ничто не укрывается от его взгляда, и ни один из человеческих помыслов не скрыт от Него".
Ту форму власти, определение которой дал Иосиф Флавий, часто ошибочно называют теократией, однако, это не так. Власть в представлении евреев никогда не была вотчиной священников, никогда одежда священника для евреев не была равнозначна меху царского горностая. Правда, после победы над сирийцами и греками Хасмонеи стали правящей династией, но, пытаясь установить власть священников навечно, они нарушили закон еврейского народа, т. к. присвоили себе привилегии династии Давида и извратили назначение представителей духовного сана. В наказание за то упорство, с которым они удерживали свою власть, Хашмонаим были истреблены во время восстания рабов (Рамбан, комментарии к "Берешит", 49:10). Власть, о которой говорил Иосиф Флавий, это не власть священников, а власть Б-га. Неважно, кто правил народом - царь или, как в более ранние времена, судья. Истинным царем Израиля оставался Б-г. Кто бы ни держал в своих руках бразды правления, он лишь орудие в Его руках.

Время избирать царя

Тогда почему же существовала заповедь об установлении царской власти?
"Когда войдешь в землю, которую Г-сподь, Б-г твой, дает тебе, и овладеешь ею, и поселишься в ней, и скажешь: поставлю я над собою царя подобно всем племенам, которые вокруг меня" ("Дварим", 17:14).
Тора объясняет нам, что Г-сподь наделяет царя властью не для того, чтобы вести за собой народ или вершить суд над врагами, завоевывать новые земли или заботиться об охране уже завоеванных. Ведь уже было сказано, что только после того, как земля будет завоевана и заселена, народ должен искать себе царя. Нет, еврейский народ не нуждался в искусном военачальнике, ибо сам Б-г обещал ему быстрое завоевание и полную победу. Б-г вел евреев к войне, и, идя с Его Именем, они не нуждались в другом предводителе. Не за преданность короне, а исключительно за соблюдение заповедей Торы они могли быть награждены жизнью спокойной, плодотворной и счастливой. Для еврейского народа избрать царя сразу после завоевания Земли Израиля, поставить над собой царя со всеми атрибутами его власти означало унизить и себя, и своего царя. Если бы царь предводительствовал народом во время завоевания обещанной ему земли, блеск короны и красота царских одежд заслонили бы от нас присутствие Б-га, Его руку, направляющую народ. Говорилось бы о том, что еврейский народ завоевал свою землю силой оружия, а не по милости Б-га, что враг был повержен земным царем, а не Царем Царей, да будет благословенно Его Имя.
В дни пророка Шмуэля все еще не была завоевана значительная территория земли Израиля. Евреи никак не могли завершить начатое дело, и это стало причиной многих бед и поражений в последующие годы. Сыновья Израиля не воспользовались Б-жественной помощью, не последовали заповеди очистить святую землю от неправедных людей, населявших ее, чтобы превратить ее в землю Авраама, Ицхака и Яакова. Они удовлетворились тем, что уже было завоевано, вернулись к своим виноградникам и смоковницам и предоставили менее удачливым коленам, тем, чьи земли оставались в чужих руках, сокрушаться о своей судьбе. За то, что евреи не объединились в единую нацию, не выполнили свое предназначение, они были осуждены на то, чтобы выносить набеги своих врагов и терпеть поражение за поражением. Так продолжалось несколько веков. Устав от поражений, боясь аммонитян, ища защитника и военного предводителя, евреи, наконец, потребовали от Шмуэля установить над ними царя. И ошиблись - ибо не для защиты и завоеваний Б-г предназначил царя еврейскому народу. Так что евреям надлежало беспокоиться более по поводу своего душевного упрямства, духовной слепоты, а не по поводу слабости своих укреплений; меньше думать о том, как разрушить укрепления противника, и больше о том, как сломать в своем сердце преграду, мешавшую приблизиться к Б-гу. Вот почему отчаяние и гнев овладели Шмуэлем и он напомнил евреям о тех событиях, когда чудесное Б-жественное вмешательство помогало евреям и указывало им путь спасения от врагов. Шмуэль сказал: "Вы сказали мне: "Нет, только царь будет править нами", - тогда как Г-сподь, Б-г ваш - ваш Царь!" ("Шмуэль" 1, 12:12).
Да, Тора заповедует установить царя над народом, но в дни Шмуэля просьба о царе была преждевременной. Они получили своего царя - Шауля. То был великий праведный человек, не было среди евреев человека более достойного, но его царствование окончилось трагедией, потому что евреи просили себе царя явно преждевременно.

Предназначение Царя

Царь должен восходить на трон в спокойное время, когда страна находится в безопасности и процветает по воле Б-га, ее Верховного Правителя, когда жизнь в ней идет согласно Торе. Царь имеет особое предназначение. Первый среди граждан своей страны, он должен быть живым воплощением Торы, примером того, как ее законы и ее святость облагораживают человека. Он обладает огромной, почти неограниченной властью, однако, подчиняется законам Торы, которая всегда при нем. Согласно своему положению царь обязан жить в роскоши, но, умножая богатства, он избегает излишеств. Еврейский царь имеет возможность удовлетворить любое свое желание, но остается образцом умеренности и сдержанности. Никто из смертных не может помешать ему следовать своим желаниям, тем не менее, он полностью посвящает себя служению своему народу. Конечно, он волен установить свою, личную, человеческую власть над людьми, однако, главная его цель - чтобы люди признали строгие законы Торы, чтобы они стали руководствоваться ее высокими принципами в своей жизни и в своих делах так, что другие народы признают их праведность.
Когда народ искал себе царя, он еще не был достоин иметь такого правителя. Тем не менее, среди евреев был человек, который мог стать царем. Это был Давид, не известный никому пастух, не признанный даже в своей семье. Давид мог стать Машиахом и построить вечный Храм Г-споду, но еврейский народ еще не был достоин такого царя. Поэтому Давид стал лишь основателем династии - той династии, которую завершит Машиах, провозгласив на Земле царство Г-спода.

Право царя

Царь должен охранять Тору, следить за тем, чтобы люди изучали ее и следовали ее заповедям. Не следует ставить законы, издаваемые царем, выше законов Алахи, напротив, долг царя - строго придерживаться законов Торы. Однако его положение обеспечивает ему и особый юридический статус:
а) подданные должны оказывать царю особые почести и уважение - как лицу, воплощающему верховную власть в стране. Следует уступать ему путь. Для своего удобства царь может повелеть разрушить то, что принадлежит его подданным. Царь не должен добровольно жертвовать своими привилегиями - поступая так, он унижает свой народ. Царь в такой же степени обязан требовать почтения к себе, в какой любой подданный обязан это почтение проявлять;
б) своей властью царь может присудить к наказанию, конфискации имущества или смертной казни.
Суд у евреев вправе приговорить преступника к смертной казни только после допроса свидетелей, проведенного строго по определенным правилам, и лишь при наличии серьезных улик. Однако царь может приказать казнить преступника, если он считает, что вина доказана, даже если против осужденного имеются лишь косвенные улики. Виновный в непочтительности по отношению к царю может быть казнен по его распоряжению, если царь сочтет нужным. Такие привилегии даны царю, чтобы он своей властью мог устрашить и обезоружить преступников.
Пользуясь правом вершить суд, царь должен руководствоваться лишь следующим принципом: "В любом случае судить так, как этого требует время".
Таким образом, становится ясно, почему Шмуэль в "Книге Судей", говоря о времени, полном самых страшных преступлений, употребляет именно эту фразу: "В те дни не было царя над Израилем, и каждый делал то, что было правильно в глазах его". Царь обязательно наказал бы жителей Гивы, после того как они с бессмысленной жестокостью расправились с беспомощной наложницей малодушного левита, которая всего лишь искала место, чтобы отдохнуть перед дорогой. Царь не позволил бы также левиту, побуждаемому горем и гневом, восстановить против колена Биньяминова другие колена. Царь не допустил бы также, чтобы диспут о правосудии между Санхедрином колена Биньяминова и другими коленами окончился ужасным кровопролитием. Существовавшая в то время система правосудия не могла справиться с последствиями страшного преступления жителей Гивы. Царь же подчиняет правосудие своей власти. Царь не допустил бы, чтобы часть людей колена Данова, поклонявшихся идолу Михи, отделилась от остальных сынов Дана, образовав свое маленькое государство. Руководимый долгом поддерживать духовное единство своего народа, царь воспрепятствовал бы этому, несмотря на отсутствие соответствующих юридических норм.
Бегство Элимелеха, описанное в начале "Книги Рут", также было возможно лишь в то время, когда народ "судил своих судей", когда не было законного, всеми признанного, обладающего реальной властью правительства. Элимелех обладал властью и богатством, он чувствовал ответственность, но боялся ее бремени. Он должен был принять какие-нибудь меры, чтобы справиться с несущим смерть голодом, например, отдать свои богатства бедным и голодающим. Однако, решив, что ему не под силу справиться с этой задачей, он бежал. В результате, стараясь сохранить свое состояние и спокойствие, Элимелех потерял и то, и другое. Более того, он перестал быть евреем. Если бы не Рут с ее силой веры и бескорыстием, он лишился бы и потомства. Так что будь в то время царь над страной... кто знает? На Элимелеха не была бы возложена столь тяжелая ответственность, и царь своей властью мог бы предотвратить бегство некогда столь почитаемого в Бейт Лехеме человека.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА "Вечность и суета".

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.