На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

АНТИСЕМИТИЗМ ПОСЛЕ ГИТЛЕРА

Глава из книги «Там и всегда»

Что, быть может, самое примечательное: Холокост ровным счетом ничего не изменил в сознании просвещенных народов, он лишь временно вытеснил антисемитские настроения в область антисионизма. Однако в XXI веке эти настроения вновь стали возвращаться в Европу в своем первозданном виде. В самом деле: не только арабы, но и европейцы придерживаются того мнения, что Израиль должен отдать сирийцам Голаны, а палестинцам — Газу, Иудею и Самарию, включая Восточный Иерусалим. И Америка, и Европа всегда занимали в этих вопросах однозначно пропалестинскую позицию.
И мировые державы, и частные правозащитные организации убеждены, что у Израиля нет никаких прав на Иудею и Самарию, а потому и палестинский террор выглядит в их глазах лишь небольшим досадным перебором на фоне "справедливой национально-освободительной борьбы". Другое дело — арабы: они здесь родились, они — "коренное население" и обладают естественным правом на эту землю. Трудно найти еврея, который бы отрицал, что у арабов имеются права на землю, в которой они родились. Однако от этого утверждения далеко до того, что у самих евреев таких прав нет.
Итак, каковы права Израиля на территории Иудеи, Самарии и сектора Газа, присоединенные к нему в ходе Шестидневной войны? Прежде всего, нужно напомнить, что, несмотря на изгнание еврейского населения после Первой (66 — 70 г. г. н. э.) и Второй (132 — 135 г. г. н. э.) Иудейских войн, вплоть до начала арабских завоеваний (Иерусалим был завоеван арабами в 638 г.) евреи составляли большинство в земле Израиля. В конечном счете, не римляне, а именно арабы изгнали евреев с их земли, и с той поры на протяжении многих веков эта земля пустовала. Нам скажут, что потомки не отвечают за поступки их родителей, что нынешние арабы родились на этих территориях и уже одним этим они правы. Но почему тогда этот же аргумент не применить и по отношению к евреям? Допустим, что евреи — оккупанты, допустим, что еще 15 лет назад основная масса поселенцев состояла из людей пришлых (родившихся в 15 — 30 километрах по соседству), но ведь уже сейчас большинство "поселенцев" — это люди, которые именно родились на территории Иудеи, Самарии, сектора Газа и восточных кварталов Иерусалима!
Сейчас на "оккупированных территориях" живет уже даже не второе, а третье поколение. Почему же проживание этих людей на этих землях международная конвенция приравнивает к военному преступлению?! Ведь еврейские дети Иудеи и Самарии не в большей мере виноваты в том, что родились "где не положено", чем их арабские сверстники; им-то все равно, сколько поколений стоит за их спиной. С точки зрения "пришлости", у арабов, проживающих на территории Израиля (большинство из которых потянулись в Израиль за евреями около ста лет назад), нет решительно никаких преимуществ перед поселенцами. С этой точки зрения, ситуация должна была бы быть признана симметричной.
Однако дело в том, что в отношении евреев аргумент, что они в этом краю люди "пришлые", вообще неприменим. Права евреев на Эрец Исраэль непререкаемы и никак не зависят от места и времени их рождения, потому что это права верующих, которые в свое время были признаны и декларацией Бальфура, и Лигой Наций.
Евреи имеют неотчуждаемое право на Иудею и Самарию в качестве религиозной общины. Иудаизм — что поделать — такая религия, которая дана вполне определенному народу для ее исповедания в пределах вполне определенной территории (границы которой точно указаны в Торе). Согласно вере иудаизма, все заповеди Торы предписаны евреям для их соблюдения именно в Эрец Исраэль. Таким образом, проживание в Эрец Исраэль — это базисная заповедь, являющаяся условием для реализации всех прочих. Изгнание, вынужденное проживание вне Израиля воспринимается данной религией как временное состояние, которое должно быть изменено.
Я прошу обратить внимание, что речь идет не о вмешательстве религии в политику, а прямо об обратном, о грубом вмешательстве политики в религию. Иудаизм — это религия, и речь в данном случае идет о религиозных свободах, о правах верующих. Ни от кого не требуется, чтобы он соглашался с тем, что Всевышний действительно избрал потомков Яакова и заповедал им эту землю. Можно считать это сущим вздором. Но поскольку евреи в это верят — их право так верить должно быть им гарантировано. Культовый смысл земли Израиля в иудаизме столь велик, что отказывать евреям в праве селиться в ней равносильно запрету исповедовать эту религию. Запрещение евреям селиться в Иудее и Самарии, в сущности, не менее грубое нарушение прав верующих, чем запрет евангелистам читать Евангелие.
Кто-то скажет, что у мусульман также имеются свои религиозные представления, что, например, в их вере содержится положение, согласно которому территория, когда-либо побывавшая под властью ислама, должна принадлежать ему навсегда. Но в действительности это религиозное положение — не более чем "казус белли", не более чем повод для войны, который как раз не может быть принят цивилизованными нациями. Не говоря уже о том, что и сами мусульмане с ним не считаются. Для того чтобы в этом убедиться, нет нужды вспоминать про Испанию, которой в явном виде не угрожает ни одна страна ислама. Для этого достаточно вспомнить, что формально сегодня ни одна мусульманская страна не требует лишить евреев власти на той территории Эрец Исраэль, которая отошла им в 1948 году. Если ислам принимает границы 1948 года, то, значит, для него нет никаких проблем принять так же и границы, установленные в 1967 году в результате Шестидневной войны.
Впрочем, пока речь идет даже не о государстве евреев, а лишь о праве евреев проживать на территории Эрец Исраэль, коль скоро такое проживание входит в основу иудейского вероисповедания. Иными словами, любое государство, существующее на территории Эрец Исраэль: турецкое, английское, еврейское или палестинское — должно было бы обязываться международным сообществом предоставлять право евреям селиться на его территории.
При этом не вредно знать, что речь идет о территориях, размеры которых скромнее размеров многих национальных парков. Так, Иудея по площади равна городу Москва в пределах окружной дороги, а Самария всего лишь в два раза больше. Также важно понимать, что Иудея и Самария являются сердцем Святой земли. На этих крошечных территориях находятся 92 процента упомянутых в ТАНАХе географических названий. То, что на языке народов сегодня именуется "оккупированными территориями", составляет смысл национального и духовного бытия еврейского народа. Не говоря уже о том, что эти территории жизненно необходимы Израилю с точки зрения национальной безопасности, так как обеспечивают минимальную стратегическую глубину (в границах 1967 года ширина Государства Израиль в некоторых местах достигает всего 15 километров).
Независимые военные специалисты, в частности — составители докладов Пентагона от 1967-го и 1989 годов, однозначно утверждают, что Израиль способен противостоять агрессии только в том случае, если Голаны и Иорданская долина останутся под его контролем.
А теперь несколько слов о действующих "международных законах". Согласно решению ООН о разделе Эрец Исраэль, Иудея и Самария должны были отойти палестинскому государству. Но Иордания, овладевшая этими территориями в 1948 году, никогда не пыталась предоставить независимость местным арабам (когда в 1964 году создавалась Организация освобождения Палестины, то она создавалась не для борьбы за национальные права "палестинского народа" и отделение от Иордании, а исключительно для уничтожения Государства Израиль).
Между тем сама эта ситуация создает специфическое правовое положение. Согласно международному праву, Израиль, овладев территориями, которые были оккупированы третьей страной (Иорданией), по определению не является оккупантом, но автоматически получает право контролировать эти территории. Более того, по мнению некоторых специалистов по международному праву, в данном случае на Израиль вообще распространяется мандат, полученный Британией от Лиги Наций (ведь, с точки зрения владения, ситуация вернулась к ситуации до 1948 года).
Но даже если мы пренебрежем этими аргументами и обратимся к резолюциям ООН 242 и 338, то убедимся, что их требования к Израилю минимальны. В этих резолюциях не сказано, что Израиль должен уйти "со всех оккупированных территорий". Там сказано лишь, что Израиль должен уйти (в рамках мирного договора) с территорий, но не указано, с каких именно. Именно такой трактовки придерживались заместитель американского министра иностранных дел Остар и посол США в ООН Гольдберг, которые разрабатывали эти резолюции и опубликовали соответствующие разъяснения. Причем голосование проводилось после того, как Пентагон подготовил карты с "минимальными жизненно важными требованиями Израиля". На этих картах Израилю оставлялись значительные территории Иудеи и Самарии.
Бывший глава правительства Израиля Нетаниягу в этой связи отметил, что, передав Арафату в рамках Норвежского соглашения все территории, где проживают арабы, Израиль полностью выполнил эти резолюции, и от него больше нечего требовать.
К этому стоит добавить, что сами резолюции 242 и 338 вообще не относятся к категории обязывающих резолюций, но только рекомендательных (в отличие от тех, которые базируются на 7-м разделе Устава ООН).
Но государственные мужи, профессиональные правозащитники и просто широкие либеральные массы не желают считаться с этими аргументами. Европейские парламентарии и нобелевские лауреаты сравнивают жилые кварталы в Рамалле и Газе с бараками в лагерях уничтожения, а Армию обороны Израиля — с фашистскими захватчиками.
Создается впечатление, что в феномене нацизма как будто нечто вырвалось из христианского, рационалистического европейского подсознания. Однако после разгрома нацизма это "нечто" в европейское подсознание вновь благополучно возвратилось.
Долгое время тень Холокоста удерживала это "нечто" в подсознании. Если до Гитлера еврейская тема обсуждалась безбоязненно, если до Гитлера европейцу ничего не стоило быть антисемитом и при этом не только не становиться погромщиком, но активно погромщикам противостоять, то какое-то время после Гитлера любое негативное суждение о еврействе и иудаизме стало расцениваться как неприемлемое, как подстрекающее к погрому.
Лишь после того как в 2000 году Арафат отказался от неправдоподобно щедрых предложений Барака и объявил Израилю террористическую войну, в Европе началось возвращение к сознательным традиционным формам антисемитизма.
Но ясно одно. Что бы европейцы ни имели в своем сознании и подсознании, на практике они делают все от них зависящее, чтобы иудаизм был подвергнут эвтаназии, чтобы евреи завершили свое историческое существование. С чем это связано? Почему — в отличие от всех прочих народов — евреям отказано в праве на самобытность?
Европейский рационализм, честно возводящий свое происхождение не только к античной философии, но и к библейскому Откровению (привнесшему в эту философию идею трансцендентности), воздает должное иудаизму... но лишь в своем лице. По мысли европейца, все, что было ценного в иудаизме, уже давно было эмульгировано христианством и рационализмом, все же, что осталось, — "фольклор", заведомо лишенный сущностной ценности. Когда же этот "фольклор" забывает свое место и объявляет себя единственно "избранным", он не может не вызвать в европейце крайнего раздражения.
Взаимоувязанность иудаизма и христианства как вечной пары, как экзистенциальной и эссенциальной основы европейской культуры на удивление мало осмыслена. Оппозиция христианства и иудаизма не желает восприниматься как содержательная, как осевая для всей так называемой "иудео-христианской цивилизации" (ибо такое имя ей все же присвоено).
С этой точки зрения, сегодня все обстоит точно так же, как это было и при Канте. Кантовский категорический императив гласит: "Поступай согласно такой максиме, которая в то же самое время может стать всеобщим законом". Иудаизм заведомо считает Тору не всеобщим,
а исключительно еврейским законом. И неудивительно, что, симпатизируя многим конкретным евреям, Кант являлся открытым врагом иудаизма. Но со времен Канта в этом вопросе ничего не изменилось. Например, тот же императив был выражен Сартром в следующих словах: "Выбирая для себя — я выбираю для всего человечества". Это суждение представляется самоочевидным для человека европейской культуры, он видит в нем элемент центральной "философской задачи". Демократ и коммунист будут видеть друг в друге смертельных врагов, но одно для них одинаково очевидно: те системы, которые они выбрали лично для себя, они выбрали для всего человечества.
Сартр симпатизировал евреям в гораздо большей мере, чем Кант, но его книга 1944 года "Размышления по еврейскому вопросу" при всей ее положительности, обнаруживает поверхностное знакомство с иудаизмом и не задается главной проблемой, а именно: что делает еврей, который выбирает свой иудаизм только для своего племени? Что выбирает еврей для нееврея, да и выбирает ли что-то? В конце жизни Сартр приблизился к гораздо более адекватному пониманию иудаизма, но этот период был краток и остался не оценен по заслугам.
Ответ на вопрос в действительности не труден. Выбирая для себя иудаизм, для народов еврей выбирает экзистенциализм. Это обнаруживается как в признании, что "праведники народов мира имеют удел в мире грядущем", так и в учении о том, что, дав евреям 613 заповедей, Всевышний одновременно дал неевреям (в рамках заповедей сынов Ноаха) 7 заповедей. Иными словами, нормативно иудаизм видит Израиль избранным не из толпы грешников и язычников (их быть не должно), а именно из сонма праведных инородцев. Раздваивая понятие "человек" на смежные понятия "еврей" и "человек", иудаизм на своем языке противопоставляет эссенцию и экзистенцию.
Как бы то ни было, но это обстоятельство остается вне всякого внимания европейских интеллектуалов, которые по-прежнему либо все объясняют "национальным эгоизмом" евреев, либо загоняют эти вопросы в подсознание, так что они потом выползают в форме агрессивного антисионизма, отождествляющего антитеррористические операции израильских солдат с преступлениями нацистов.
А что евреи, понимают ли они, в чем проблема? Выбирают ли они что-нибудь для неевреев?
Увы, в стане сынов Израилевых с пониманием этой проблемы все обстоит не намного лучше. Если и прежде эти вопросы мало у кого возникали, то после Гитлера евреи получили благовидный повод вообще их не касаться. Их предвосхищение Амалека полностью подтвердилось, и на этом вполне можно удовлетвориться.
Впрочем, основные издержки по неразработанности этой проблемы платит как раз еврейский народ. Во всяком случае, платит Израиль, который исходно создавался как двуобщинное государство, как государство, разделенное на светских и религиозных евреев.
В результате Израиль оказался расколот под прессом мирового общественного мнения и капитулировал перед той террористической организацией, с которой вел до того непримиримую войну.
Итак, эта неразработанность самым пагубным образом сказывается на состоянии Израиля и еврейского мира в целом. Левым израильтянам, разделяющим все недоумения европейцев, национально и религиозно ориентированные евреи видятся темными фанатиками и расистами. Чувствуя ответственность за их "дикость", левый израильтянин особенно усердствует в войне с национально-религиозной идеей. К концу ХХ века еврейское происхождение оказалось самой лучшей "крышей" для антисемита. Левые израильские радикалы и по своим делам, и по своим мыслям ничем не отличаются от европейских антисемитов, но если последние очень часто вытесняют свои чувства
в подсознание, то израильские левые вполне сознательно привели в Израиль Арафата.
Что же касается национально и религиозно ориентированных евреев, то они лишь крепнут в своей изоляционистской вере и заведомо отказываются высматривать во внешнем мире какого-либо партнера.
Народы, со своей стороны, ожесточаются против "националистов", ставя им в пример еврейских "космополитов". Таким образом развивается порочный круг…

Арье БАРАЦ.

(Публикуется с любезного разрешения Е. Берковича — редактора сетевого журнала "Заметки по еврейской истории".)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.