На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ИЗ ВЬЕТНАМА В ИЗРАИЛЬ - И ОБРАТНО...


В 1977 году экипаж израильского грузового судна, направлявшегося в Японию, заметил лодку, в которую набились 66 человек. Это были вьетнамцы - мужчины, женщины, дети. Лодка протекала...
Так сотни тысяч беженцев по окончании Вьетнамской войны спасались из растерзанной страны (на Западе их прозвали "люди-лодки"). Моряки Восточной Германии, Норвегии, Японии и Панамы не обращали внимания на отчаянные сигналы "SOS", которые подавали беженцы, оставшиеся без еды и питья.
Израильтяне взяли вьетнамцев на борт и доставили их в Израиль. Там премьер-министр Менахем Бегин распорядился выдать прибывшим постоянный вид на жительство, сравнив их участь с судьбой европейских еврейских беженцев, искавших спасения в 1930-е годы.
Как в дальнейшем сложилась судьба этих людей и сотен других, последовавших их примеру?
Первые кадры израильского фильма "Странствие Ваан Нгуен" запечатлели одного из тех беженцев - Ханмоя Нгуена. Он работает в тель-авивском ресторане, живет скромно и вместе со своей женой воспитывает пятерых дочерей, родившихся в Израиле и говорящих на иврите. Его старшая дочь Ваан - писательница. Она отслужила в армии, ощущает себя израильтянкой - во всем за исключением внешности.
Вечерами Ханмой Нгуен пишет по-вьетнамски стихи и вместе с друзьями поет ностальгические песни о прекрасной стране, которую они покинули. Он был сыном богатого землевладельца и теперь мечтает о том дне, когда поедет в родную деревню, потребует обратно фамильное имущество и сведет счеты с коммунистическим функционером, изгнавшим его из родного дома, наставив дуло пистолета.
Он накопил денег на эту поездку и вернулся к земле и людям, которых с трудом узнает. (Возникает удивительная параллель с пережившими Холокост - теми, кто возвращался в родные места, чтобы вернуть свои старые дома.) Новые обитатели деревни встречают Нгуена с подозрением, а власти - бюрократическими препонами. А ненавистный функционер превратился в благообразного пожилого господина, призывающего забыть былые обиды. Спустя несколько месяцев к отцу присоединяется его дочь: Ваан приезжает во Вьетнам в поисках своих корней. Она радуется тому, что люди на улицах выглядят так же, как она, но ей трудно говорить на их языке и не хватает терпения на принятую здесь при общении детально продуманную велеречивость. Ваан стала иностранкой для своих же соплеменников, она повторяет: "Я туристка, я израильтянка".
Эти метания между двумя цивилизациями, ни к одной из которых ты полностью не принадлежишь, показаны тонко и местами с большой болью. При этом фильм израильтянина Дюки Дрора, снятый на иврите и на вьетнамском, не лишен юмора.
Забавно смотреть, как шумный и темпераментный представитель Еврейского агентства приветствует на иврите беженцев, только что прибывших в Израиль, и вежливая аудитория не понимает ни слова из этой бурной речи. Вскоре другой не менее темпераментный чиновник пытается научить вьетнамцев веселой ханукальной песенке.
А с другой стороны, вернувшийся на родину Ханмой пытается рассказать об Израиле озадаченным вьетнамским крестьянам. В конечном итоге он нашелся: "У них есть одно озеро, и они едят странную еду".

Том ТАДЖЕНД,
ЕТА.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.