На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

РУТ И СЕМЯ МАШИАХА


"Ради двух голубиц,
чистых и праведных
(Рут, моавитянки,
и Наамы, аммонитянки),
Г-сподь, да будет
благословенно Его Имя,
помиловал два больших народа (аммонитян и моавитян)
и не уничтожил их".
Талмуд.

"Было две женщины:
Тамар и Рут. Первая дала жизнь потомкам Йеуды,
от второй произошли
царь Давид, царь Шломо
и царь Машиах.
Обе они поступили праведно, выполняя свой долг
перед умершими".
"Зоар".

"Пока сыновья Израиля
продавали
Йосефа мидианитянам,
а Йосеф, Реувен и Яаков
постились,
облачившись во вретище,
пока Йеуда
выбирал себе жену,
в это время Г-сподь,
да будет благословенно
Имя Его,
создавал род Машиаха,
который должен
принести нам свет".
Мидраш

ИСТОРИЧЕСКИЕ РАМКИ И ХАРАКТЕРИСТИКА ЭПОХИ

"Книга Рут" начинается с фразы, которая, на первый взгляд, определяет исторические рамки повествования: "И было это в то время, когда Судьи вершили суд". Прочитав эту строчку внимательнее, мы видим, что Шмуэль, автор "Книги Рут", практически ничего не сказал об исторической эпохе. Ведь эпоха Судей началась после смерти Иеошуа и продолжалась вплоть до того времени, когда царь Шауль установил единовластие в земле Израиля. Период этот длился ни много ни мало 350 лет. Но слова пророка о том, что все происшедшее с Рут свершилось в эпоху Судей, вряд ли дают нам представление о том, когда именно происходили эти события. Правда, Талмуд говорит, что Боаз - это судья Ивцан. В этом случае Рут могла стать его женой в 2792 г. (968 г. до н. э.), т. е. через 304 года после того, как Иеошуа привел сыновей Израиля в Землю Обетованную, или через 259 лет после начала эпохи Судей. Однако в том-то и дело, что в Танахе не сказано явно, будто Боаз и Ивцан - одно и то же лицо, поэтому, согласно нашим мудрецам, фраза "когда Судьи творили суд", определяет не исторические рамки, а, скорее, является характеристикой морали того периода.
Рут появилась в период хаоса в еврейской истории. Это было время, когда народ не прислушивался к своим правителям, а правители не всегда заслуживали преданности своего народа. Голод поразил страну в те годы - голод не только физический, но и духовный. Когда иудаизм лишается своих вождей и последователей, душа народа страдает не менее, чем истощенное голодом тело человека.

Когда не было царя

Хотя "Книга Рут", одна из двадцати четырех книг, составляющих Танах, - вполне самостоятельное повествование, все же она во многих отношениях удивительно схожа с двумя наиболее трагическими сказаниями Танаха, завершающими книгу Судей. Это, во-первых, сказание о наложнице в Гиве - рассказ о чудовищной жестокости, приведшей к войне, в которой более 80 тысяч человек были убиты, а колено Биньямина почти полностью истреблено. И вторая история - об идоле Михи, в которой говорится, как некоторые из сынов колена Данова отошли от Б-га. Время, когда происходили эти события, также не определено точно, и комментаторы расходятся во мнениях по этому вопросу. Однако характеристика эпохи есть: "В те дни не было царя над Израилем, и каждый делал то, что было правильно в глазах его".
Удивительно, не правда ли? Точный год события не указан, да он и не важен. Не имеет значения, какой именно судья правил в то время. Если бы даже были известны эти исторические подробности, они бы не помогли нам лучше понять описываемые события, а следовательно, не дали бы нам никакого дополнительного урока на будущее.
В конечном итоге, Танах - не историческая книга. Повествование о конкретных событиях в нем часто неполно и хронологически не определено. Чудесные и вдохновляющие истории рассказаны лишь в Талмуде и Мидраше. Почему их нет в Танахе? Их нет потому, что они там не нужны: Тора - не историческая книга и не летопись событий. Б-г в Своей бесконечной мудрости дал нам "Книгу поколений человека" и включил в нее только то, что необходимо для нас. Более миллиона пророков было среди евреев до тех пор, пока в период вавилонского изгнания не кончилось их время, но лишь 55 из них упомянуты в 24-х книгах Танаха. Записаны были лишь те пророчества и сказания, которые актуальны для потомков. Да, остальные пророчества также являются проявлением воли и слова Г-спода, но они были нужны лишь в свое время, в тот момент, когда выходили из уст пророков, поэтому они не были навечно запечатлены в Торе.
Не так, однако, произошло с историями о наложнице в Гиве и идоле Михи. Они навечно остались в памяти евреев, ибо были не просто историями. В них показано, что может произойти, когда нет царя у Израиля и каждый человек делает то, "что правильно в глазах его". А потому эти два рассказа обладают вечным смыслом. В каждую эпоху еврей должен знать, какая судьба ожидает его, если он отказывается подчиниться авторитету правителей.
"Книга Рут", как и указанные другие истории, говорит о том, чего надо ждать, когда в Израиле нет законной власти. Она начинается с загадочной фразы: "В дни, когда Судьи творили Суд". Пророк несколькими словами определяет характер эпохи. Согласно Талмуду, эти слова означают, что люди судили и критиковали своих судей, насмехались над ними. В таких условиях авторитеты рушатся. И тогда наступает голод - физический и духовный. И даже такой человек как Элимелех, образованный, почитаемый, богатый, может сбросить с себя ответственность перед своим народом и уйти в землю моавитян.

Рут и ее история

В свете всего сказанного история Рут, история происхождения дома Давидова приобретает новое значение. Рут, дочь царя моавитян, никогда бы не встретила еврея, если бы не грех Элимелеха и всего еврейского народа. Только потому, что в то время не было правителя над народом, семья Элимелеха покинула Бейт Лехем и оказалась в земле моавитян. Таково было первое звено в цепи событий, в результате которых дочь царя моавитян стала основательницей царского рода, того рода, который дал еврейскому народу Давида - царя, открывшего людям Славу Г-спода. Этот же род даст нам Машиаха, о котором известно, что он поведет народ Израиля и все человечество к духовному совершенству, предназначенному нам Г-сподом, ибо Он сказал: "Да будет свет!"
Во всем видна рука Г-спода - таково одно из основных положений еврейской веры. Какими бы трагическими не были события, в самом их начале уже заложены семена будущего спасения. Йосеф был продан в рабство, и его праведный отец двадцать два года оплакивал его, но в это время Б-г сделал милосердного Йосефа приближенным фараона, чтобы в свое время была обеспечена участь еврейского народа, ушедшего в изгнание. Мать положила своего ребенка в корзину, и он должен был погибнуть, но дочь фараона спасла его, и он стал преданным Б-гу пастырем своего народа. Он стал Моше.
Элимелех бежал от своей судьбы, и можно представить себе, как опечалены были те немногие из оставшихся в колене Йеуды, когда один из лучших сынов бросил их в момент одного из самых тяжелых испытаний. Но Б-г создавал тогда род Давида, который должен был, наконец, принести колену Йеуды славу, обещанную ему Яаковом в его последнем благословении.

ГРЕХИ ДРЕВНИХ

Прежде чем идти дальше, важно понять, что грехи наших предков нельзя ставить в один ряд с нашими грехами. Тора не создает культа героев, не призывает преклоняться перед ними. Она открыто говорит о проступках и грехах как еврейского народа в целом, так и самых достойных его представителей. Правда, на этом пути нас подстерегает одна опасность: когда такие великие люди как Моше и Давид отступают от тех жестких правил морали, которые считались обязательными для них, и только для них, Тора сурово их осуждает, но мы, читающие эти строки сейчас, невольно начинаем чувствовать себя спокойно и уютно, думая о своей "непогрешимости". Поверхностное прочтение Торы привело к ложным представлениям о том, будто она изобилует сценами насилия, жестокости и проявления низменных страстей. Такое представление широко и с выгодой для себя используют писатели и режиссеры, которые ради наживы, не задумываясь, искажают образы величайших героев истории. Однако один из самых праведных и мудрых людей недавнего прошлого очень верно и кратко выразил точку зрения Торы, сказав: "Если бы только наши благие дела были так же святы, как их грехи!"
Наши предки, поскольку они были ближе по времени к Синайскому откровению, были несравненно более праведны, чем мы, - это одна из основ нашей веры, и она незыблема. Разница между нами и нашими предками необычайно велика. Более того, любые законы, установленные в одну эпоху, не могут быть отменены законодателями всех последующих эпох, эти законы разрешено только интерпретировать или сравнивать с другими законами, но не больше. Если выдающиеся ученые определенного поколения осознавали, что они слишком во многом уступают своим великим предшественникам, они сами объявляли о конце определенного периода и начале другого, более низкого по уровню. Так было, например, когда талмудисты решили, что великий период танаев, период Мишны, закончен. Точно таким же образом оценивалось и поведение отдельных личностей древности, а особенно - самых великих из них, причем оценка производилась по неизмеримо более высоким и жестким критериям, нежели у нас.
Согласитесь, что такой способ оценки поведения нам с вами знаком. Вот лишь один пример. Допустим, мы видим пьяного велосипедиста. Конечно, мы негодуем: выехав на дорогу, он подвергает опасности свою и чужие жизни. А теперь представим себе пьяного пилота. От каждого его неверного движения зависят жизни не одного - двух, а сотен людей в самолете и на земле. Такая картина уже не возмущает, а ужасает.
Поскольку от великих людей ожидают всегда большего, то и поступки их оцениваются тоже более жестко. Тора безжалостно осуждает проступки, совершенные праведниками древних времен, но это лишь подтверждает их величие. Никто не ждет величия от людей обыкновенных, но никто не прощает великим их "человеческие слабости".

Проступок, но не грех

"Пошел Реувен и лег с Билою, наложницей своего отца" ("Берешит" 35:22).
Страшный грех. Лишь недавно дети Яакова уничтожили жителей Шхема в наказание за менее ужасный проступок. И все же Реувен стал основателем одного из колен еврейского народа. Талмуд объясняет, что Реувен не совершал греха прелюбодеяния: "Кто говорит, что Реувен согрешил, тот ошибается" ("Шаббат"). После смерти Рахели, которую Яаков ставил выше Леи, Лея и ее дети почувствовали, что теперь первенство должно принадлежать ей. Однако вещи Яакова были перенесены не в ее шатер, а в шатер Билы. Тогда-то Реувен и решил, что с его матерью поступили несправедливо. Чтобы восстановить справедливость, он перенес вещи Яакова в шатер Леи. Понятный и в чем-то даже правильный поступок. Но для такого человека, как Реувен, столь вольное обращение со всем, что касалось личной жизни его отца, патриарха Яакова, было актом непростительной грубости. Согласно тем оценкам, которые применялись к поступкам Реувена, проявить такую неучтивость по отношению к отцу было все равно что склонить к неверности его наложницу, поэтому Тора так об этом и сказала.
"И случилось так, что когда Шломо был стар, жены его отвратили его сердце к другим богам (...) и не соблюдал он заповедей своего Б-га" ("Млахим" 1, 11:4).
Казалось бы, в Писании говорится о том, что на склоне лет Шломо стал идолопоклонником. И опять Талмуд говорит: "Нет". Жены пытались заставить его поклоняться идолам, но он не слушал их. И все же Шломо обвиняют в идолопоклонничестве, в одном из самых страшных грехов по Торе, потому что, попустительствуя грехам своих жен, он дал им повод думать, будто они могут отвратить его сердце от Б-га. Это можно было бы простить менее великому человеку, но только не Шломо.
Таким же образом оценивается поведение всего еврейского народа в целом. Это особенно касается того периода, когда евреи были свидетелями чудес, слышали голоса пророков. Для доказательства укажем на события, описанные в 7-й главе "Книги Иеошуа": евреи потерпели жестокое поражение, когда пытались завоевать небольшой городок Ай. После чудесной победы над жителями Иерихона, после полученных от Б-га обещаний о том, что они беспрепятственно завоюют всю землю Ханаана, это внезапное поражение ошеломило весь народ. Иеошуа и старейшины разорвали свои одежды, посыпали головы пеплом и, упав на колени перед Святым ковчегом, просили Б-га объяснить им, почему случилось такое несчастье. В ответ они услышали перечень грехов: Израиль согрешил и преступил Мой завет, и взяли из заклятого, и украли, и утаили, и положили между своими вещами.
Страшное осуждение! Некогда святой и праведный Израиль превратился в толпу изменников и воров. Иеошуа потребовал объяснения от своих людей, и тогда выяснилось, что только один из всего народа - Ахан - нарушил запрет хоть что-нибудь взять из несметных богатств Иерихона. Так из-за греха одного человека был жестоко наказан и обречен на поражение целый народ. Из-за проступка одного-единственного человека Б-г едва не отказался от Своего завета с еврейским народом и его патриархами. Конечно, если бы это событие не было так подробно изложено в Танахе, нам не пришло бы в голову расценивать поступок Ахана как тяжкий грех, а тем более - как грех, ставящий под угрозу существование целого народа. Однако этот проступок был назван тяжким грехом, низким преступлением. Отсюда мы видим, как велик был наш народ, если всего лишь за то, что евреи пренебрежительно отнеслись к проступку одного человека, все они были так строго осуждены.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА "Вечность и суета".

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.