На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

Самый грустный кавээнщик


45 лет исполнилось одному из самых популярных на советском и постсоветском пространстве явлению — Клубу веселых и находчивых. Что такое КВН (игра? телепередача? шоу-бизнес? диагноз?), до конца не ясно, наверное, никому — даже людям, которые ему отдали хороший кусок жизни. Доподлинно известно одно: КВН — это навсегда!
Гость программы "Ко времени" — Ян Гельман, драматург, режиссер, шеф-редактор студии развлекательных программ телеканала "РТР" и художественный руководитель знаменитого Клуба джентльменов Одесского государственного университета. Интервью ведет первая леди легендарной команды, главный редактор телекомпании "РИАК" Светлана Фабрикант. Своего собеседника она характеризует так: "Остроумный и веселый человек и в то же время — самый большой пессимист в истории КВНа"...

— Я, честно говоря, удивлена, что сегодня ты находишься в родной Одессе, а не в ставшей тебе почти родной Москве, где уже несколько дней широко празднуется 45-летие КВНа. Почему? Неужели не пригласили?
— Москва родной не стала и не станет — заверяю всех.
— Это очень приятно!
— Не знаю, насколько это приятно. Пограничное существование достаточно тяжело. Москва не стала родной, а про Одессу… Ладно, о грустном не будем. А праздник действительно идет. Невероятный праздник в МИТе — институте инженеров транспорта, который выбрали, потому что когда-то его окончил Саша Масляков… У меня же — счастливая, хотя и короткая, неделя, которую я смог пробыть в Одессе. Я по-прежнему люблю КВН, но Одессу все-таки больше.
— Мы с тобой очень часто спорим по этому поводу. Я считаю, что человек, любящий Одессу, может найти себе применение в родном городе. Ты в свое время этого применения здесь не нашел и решил уехать в Москву. Сегодня не жалеешь?
— Я жалею об этом постоянно, но не как о принятом решении, а как о том, что такое решение должно было быть принято. Ты забываешь, что я там далеко не один. Ничего другого ни мне, ни нам всем не оставалось. Как это ни грустно, каждый мой визит в город подтверждает, что мы по-прежнему здесь ни к чему. Я, как человек практикующий и как член нашей авторской группы на российском телевидении, очень много делаю, в том числе и в Украине — в Донецке, в Харькове, в Днепропетровске. Но это одноразовые проекты. Сюда не зовут.
— Может быть, ты очень дорогой автор?
— Я действительно очень дорогой автор, уважаемые друзья. Но, может, следовало бы попробовать? "Одеситам — знижка!" Позавчера шел по Ришельевской, вижу: "Фантастичнi знижки!
7 процентiв!". Я заинтересовался — существенная же "знижка". Оказалось — на батарейки…
— Мы сегодня решили поговорить о КВНе. Я понимаю, что эта тема тебе, наверное, поднадоела, ты много раз рассказывал и об истории КВНа в целом, и об истории одесского КВНа. Ты ведь хорошо знал тех людей, кто это дело "породил".
— Тех, кто "породил" КВН, я, в общем, знал не очень близко: в недавние времена уже познакомился с Муратовым. С Аликом Аксельродом познакомился очень поздно — чуть ли не тогда же, когда мы с тобой в 1986 году начали играть. А с теми, кто начинал наш, одесский КВН: это и Валера Хаит, и Валик Крапива, и Юра Макаров, — мы действительно были знакомы и дружны.
Что произошло на самом деле с теми, кто "породил"? Все они тогда еще были живы, очень хотели помогать, приходили в жюри…
— Был родительский комитет одно время…
— Но Масляков для того, чтобы остаться в гордом одиночестве, их всех очень активно "вычистил". И даже те, кто еще может (за исключением Юлика Гусмана, который уже почти и не может), на КВН не ходят. Я держался дольше всех. Не ходят не от вредствования, не от злости, а… больновато.
— Не нравится то, что происходит?
— Не нравится! Им не нравится то, что происходит. Им не нравится их место в этой ситуации. Это не значит, что из осколков того КВНа нужно делать какие-то живые самоходящие памятники. Тем не менее, там было достаточно достойных людей. А последнее поколение, которое еще как-то с КВНом пересекается, это сезон 1995 — 1996 годов.
— После этого — всё?
— Всё. Я не буду говорить, как теперь очень модно: это — КВН, а вот это — не КВН… Всё КВН. Постараюсь не брюзжать. Но, очевидно, это действительно возрастное дело. И все-таки мы — и ты еще застала кусочек этого — очень хотели что-то сказать, а они, нынешние, в общем, хотят красиво потанцевать. Что тоже неплохо. Но несколько не то.
— Если бы это было действительно так, если бы они хотели просто потанцевать, не думая о том, что они произносят, неужели у них было бы сегодня такое количество поклонников? И разве было бы такое количество людей, которые сегодня играют и для кого, как и для нас в свое время, КВН — это всё?
— Нет. Не согласен с тобой. Я не знаю, что делается на нашей благодатной периферии, я знаю, что делается в Москве. Нынешний КВН развивается, и это неизбежно, по законам шоу-бизнеса. Это составная часть очень прибыльного бизнеса. Кавээнщики уже попали в журнал "Форбс". И поэтому все, что там внутри происходит, у детишек вызывает восторг.
— Это гастрольная деятельность?
— Это гастрольная деятельность, это рекламная деятельность, это деятельность тех, кому что-то удалось уже на послекавээновской ниве ("Камеди клаб", несколько авторских групп, подобных нашей, одесской, "ОСП-студия"). Не может человек, как бы у него ни горели глаза, когда он выходит на разминку за любимую команду города Сыктывкар, не думать о том, что за этим стоит, сколько игр нужно сыграть, чтобы попасть в "ротацию". У них уже тоже существует "ротация"; нужно попасть в формат, в обойму. Все это у них существует и в силу крайнего непрофессионализма и юности основных действующих персонажей не всегда хорошо и красиво получается. Иногда получается — все равно способные дети…
В "раньшие времена" мы за свои деньги ездили. А сейчас это выкачивание денег из доверчивых или просто глупых спонсоров. Ладно, договорились не брюзжать!
— Когда говорят, допустим, о нашей команде, кто-то просто в силу возраста не помнит о ее существовании, кто-то слышал. Понятное дело, что многие не видели игр. Но многие молодые ребята, которые все-таки видели, сегодня говорят: "Это отстой! Ну как они шутили? Это все не смешно!" Говорят, что нам было проще, потому что тогда не шутили о политике, не шутили на какие-то вечные темы. Ты с этим согласен?
— Я абсолютно не согласен. Я согласен с тем, что у каждого времени, конечно же, есть свои темы. Но все мы знали, что до нас делалось. Мы знали, кто такой Валера Хаит, кто такие Сеня Лившин, Леня Сущенко. Смотрели на них с открытыми ртами, пытались что-то придумать, но не отрицали их изначально. Говорить мне в 1972 году, когда я впервые стал чемпионом, что "Одесские трубочисты" 1970 года — это полный отстой, было бы несколько глуповато.
Вот этого, к сожалению, нынешние мальчики и девочки, мне кажется, лишены. Помню, что несколько полупоколений уже после нас, после "джентльменов", на отрицании "джентльменства" пытались идти куда-то. А видишь, что произошло: несмотря на то, что в разгул КВНа невероятные были лиги: Северная, Южная, Центральная… И все равно — не было ничего после этих мальчиков в шарфиках…
— А в чем причина? Почему нет сегодня одесской команды?
— Порвалась связь времен… Спасибо, конечно, тому же Диме Шпинареву, который что-то делает. Но, очевидно, этого недостаточно. И даже те из нас, из вас, кто остался в городе, тоже могли бы этим ребятам, для которых мы "отстой", что-то подсказать.
— Если б нас об этом спросили!
— Ну вот, ты же сама все знаешь…
— По прошествии 45 лет от рождения КВНа — как ты думаешь, что КВН давал людям? И лично дал или, может быть, отнял у тебя?
— Вопрос спорный. Оценить, чего хотелось и что сбылось, очень сложно. Считаю, что КВН дал, и не только мне, считаю, что дал всем нам. Может быть, он нашу жизнь изменил, может быть, он нашу жизнь загубил в какой-то степени. Но ты знаешь, где, как и чем занимаются все наши товарищи. Я не думаю, что кто-то из них жалеет, что не стал плохим химиком, плохим бухгалтером, как я, или плохоньким физиком. А вот занимаются они странным этим делом.
— Сегодня ты перечислял ряд телевизионных проектов, которые родили представители КВНа — команды первого сезона. Почему этого не захотел сделать и ты? Ведь у одесситов, наверное, шансов было больше, чем у других.
— Я не "не захотел" этого сделать. Я не смог. Поскольку организаторские способности у меня отсутствуют начисто. А кроме того, как ты помнишь, мы делом занимались — мы играли в КВН.
— Самые яркие впечатления за время твоей жизни в КВНе?
— "Моя жизнь в КВНе…" Трогательно! Финал 1990 года.
— Почему?
— А потому что, если б я тогда помер, это было бы как раз то. Я был близок к этому состоянию. Это была авантюра, как тебе известно. Было дикое напряжение. Спасибо вам — тем, кто в меня, афериста, поверил. Ну вот, тогда бы это было красиво. А потом было медленное схождение. И это всегда болезненно переживается. Вовремя нужно уходить.
— Ты говоришь о сезоне 1990 года и о его финале. Это самые яркие воспоминания. Можешь напомнить несколько номеров или шуток, чтобы опровергнуть мнение, что сегодня нельзя вспомнить ни одной шутки от "джентльменов"?
— Я, как унылый Валера Хаит, сейчас буду напряженно вспоминать шутки сорокалетней давности… Нет, лучше процитирую того же Валеру Хаита: за тем КВНом была гражданская позиция, за нынешним КВНом — налаженный или менее налаженный шоу-бизнес. Это не ругательное слово. Я сам занимаюсь, в общем, шоу-бизнесом, на доступном мне уровне, конечно…
— Хотя мы и договаривались, что не будем жаловаться и брюзжать, тем не менее, ты сегодня очень многим дал понять свое отношение к тому, что происходит. Если бы сегодня тебе предложили возглавить…
— Что?!
— Какую-то одесскую команду, у которой не было бы проблем и с финансированием, и с талантливыми молодыми людьми. Нужны были бы только та твоя идея, способности и талант. Ты бы взялся за это или нет?
— Я боюсь, что, конечно, не удержался бы и совершил очередную глупость в своей жизни. Но на самом деле я не уверен, что эти дети захотели бы с таким "отстойным пряником" общаться. Думаю, это из области мифологии.
— А вот если бы сегодня вернуться…
— Ну-у-у… Никуда нельзя вернуться.
— А если бы? Если бы снова — и был бы выбор? Ты бы снова стал этим заниматься? Ведь если бы можно было поставить в трудовой книжке штамп "профессиональный кавээнщик" — так это Ян Альбертович Гельман. Разве я не права?
— Такое впечатление, что ты председатель комиссии по литературному наследию. Я же еще жив. Хотя уже с трудом… А вообще через КВН действительно прошло огромное количество людей, и я думаю, что все они или большинство из них это время вспоминают с благодарностью. Но нужно вовремя завязывать. В любом деле. В том числе и в КВНе.

РИАК

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.