На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

101 ВОПРОС ОБ ОДЕССЕ

ВОПРОС № 41: ЧТО ИЗВЕСТНО О ПЕРВЫХ ГОРОДСКИХ МЭРАХ?


Тотчас же отмечаю, что сколько-нибудь значимую информацию на этот счет в вышедших на сегодняшний день популярных изданиях вы почерпнете едва ли, да и в специальных выуживать что-либо приходится по крупицам. В меру своих возможностей постараюсь восполнить этот пробел.

Итак, первые выборы городского головы состоялись 14 января 1796 года в одном из единичных на тот момент казенных строений Одессы, причем участие в голосовании приняли около 150 местных граждан. Мэром стал елисаветградский купец второй гильдии Андрей Железцов, в числе первых жителей города получивший 15 сентября 1794 года места 59 — 60 в
VIII квартале Военного форштадта под застройку. Это место — нынешний угол Пушкинской и Дерибасовской. В ведомости купцам Новороссийской губернии за 1798 год значится, что он ведет торг на 3 тысячи рублей, в том числе на 500 — в России; "торгует разными товарами с кредитом", однако, у него "дому нет". Отсутствие домостроения — в высшей степени странное обстоятельство, ибо при раздаче участков под застройку владельцев обязывали окончить сооружение здания в два года, а иначе участок отбирали и передавали другому — более рачительному — хозяину. Вероятно, Железцов к этому времени разобрал старую постройку, а новую еще не окончил. В ведомости купцам от 31 января 1800 года указано, что в его семействе два человека мужского пола: очевидно, у Железцова был сын.
В 1797 — 1800 годах городским головой состоял Ларион (Илларион) Федорович Портнов. Орловский купец Портнов уже в 1795 году "имел постоянную оседлость" в Одессе и производил "довольно значительную торговлю лесом и другими русскими товарами" (железом, мануфактурой). Он получил участки №№ 61 и 62 в том же VIII квартале Военного форштадта. Между прочим, Железцов и Портнов прибыли еще в Хаджибей и построились уже в 1792 — 1793 году, впоследствии просто-напросто узаконив свои владения, что удавалось далеко не всем. Дом Портнова находился на углу Ришельевской и Дерибасовской, много лет спустя был куплен греческим семейством состоятельных негоциантов Ралли; новый на его месте построили в конце позапрошлого века (ныне — Ришельевская, № 5). Кроме того, Портнов владел лавками в так называемом старом гостином ряду на Александровском проспекте.
По ревизии 1795 года Портнов — орловский купец второй гильдии с объявленным капиталом в 8010 рублей, из Орла убыл в сентябре 1792 года; ему 43 года, жене Наталии столько же. Дети: Егор 27 лет (очень ранний ребенок, однако), Василий 17 лет, Николай 4 лет, Анна 13 лет. В том же составе семья остается на 31 января 1800 года, объявленный капитал такой же. В ведомости 1798-го находим о Портнове следующую информацию: торгует на 5100 рублей, в том числе в России на 1500; имеет два каменных дома, трактир, харчевню с шестью помещениями и погребом, четыре лавки и один двухэтажный флигель; занимается подрядом и отдачею недвижимости внаем. В доме Лариона Портнова помещалась одна из первых в Одессе рестораций, в которой собирались по преимуществу шкиперы, лоцманы, морские биржевые маклеры, факторы, страховые агенты — греки, итальянцы, югославяне. Похоже, супруги Портновы дожили до глубокой старости, ибо объявление от Одесского сиротского суда о вызове их наследников и должников помещено в "Одесском вестнике" лишь 1 мая 1837 года.
Сведения о следующем городском голове, Иване Кафеджи (Кафажи), к сожалению, весьма скудны. Он исполнял свои обязанности в 1800 — 1803 годах. Одесский купец греческого происхождения. Имел трех дочерей — Веру, Надежду, Любовь, и супруга его звалась Надеждой. Были у него еще сыновья Иван и Леонид, последний умер в младенчестве. Информация о пребывании Ивана Кафеджи в Одессе пока что прослеживается лишь до рубежа 1810 — 1820-х, да и то лишь пунктирно.
Иван Иванович Мигунов руководил городским самоуправлением в следующее трехлетие, 1803 — 1806. Как и Портнов, он был уроженцем Орла, откуда выбыл в июне 1792 года, а в Одессе в третью гильдию купечества записан в 1797-м, с объявленным капиталом в 2100 рублей. Было ему тогда 46 лет, его жене Евдокии — 32, детям: Григорию — 11 лет, Ивану — пять, Татьяне — полгода. В 1798 году он реально торговал на тысячу рублей, в том числе в России — на 600. Владел в Одессе двумя флигелями в восемь помещений, амбаром, двумя магазинами, двумя сараями, двумя лавками и пивным заводом. Торговал рогатым скотом на свой капитал и с кредитом.
В следующее трехлетие, 1806 — 1809 годы, мэром снова был представитель греческой общины — Иван Амвросиевич Амвросио, впоследствии купец первой гильдии, потомственный почетный гражданин, городской голова в пушкинскую эпоху, 1821 — 1824 годы. Владел он двумя домами на Греческом базаре, между Дерибасовской, Греческой и Колодезным переулком. Не так давно на месте этого дома, разрушенного в 1941-м, построен торговый центр, где ныне размещается салон-магазин "Мега-Антошка". В котловане под этот дом обнаружилось немало любопытнейших предметов материальной культуры первой половины XIX века (изделия и их фрагменты из стекла, фарфора, фаянса, кости, кожи), в том числе — украшавшие вход каменные грифоны, одного из которых мы с фотохудожником Иваном Череватенко доставили в краеведческий музей. В доме Амвросио в разное время помещались крупное виноторговое заведение, элитарный магазин посуды и столовых приборов, ресторации, гостиница.
На 31 января 1800 года И. Амвросио значится купцом второй гильдии с объявленным капиталом в 5010 рублей. Очевидно, в это время он еще холост. Женился, как это тогда водилось, в зрелом возрасте на девушке моложе его 28-ю годами. Жена София умерла 7 января 1874 года в возрасте 74 лет, а сам купец — на исходе 1852-го. Несмотря на разницу лет и вообще далеко не юные годы, Иван Амвросиевич оказался весьма плодовит. В метрических книгах значатся дети: Елена (1820), Константин (1822), Елевтерий (1825), Василий (1827), Андрей (1828), Григорий (1829), еще один Григорий (1835), Надежда (1841), Наталия (вступила в брак в 1851-м). Упомянутый дом на Греческом базаре, о котором шла речь, вдова Амвросио продала за четыре года до своей кончины, в конце 1869 года.
В бытность градоначальником де Ришелье городскими головами состояли также известные предприниматели Андросовы: Иван (в 1809 — 1812-м), Семен (в 1812 — 1815-м). В ведомости купцам на 1798 год Иван Андросов значится елисаветградским купцом, торгующим в России на 15 тысяч рублей. В это время ему принадлежали двухэтажный дом, кладовая, две лавки в Одессе, в старом гостином ряду, да еще дома в Очакове и Елисаветграде. Торговал он "красным товаром своего произведения, на свой капитал и в кредит". Надо уточнить, что речь тут, скорее всего, идет об отечественной мануфактуре, ибо красным товаром в России именовались еще и ювелирные изделия. В метрических книгах упоминаются жена Ивана Андросова, Елена, и сын Анастасий (1814).
Семен Андросов — одесский купец 1-й гильдии. В 1816 — 1817 годах принимал участие в организации местного девичьего училища. Между прочим, он — один из тех, кто в качестве членов магистрата подписал всеподданнейшее письмо императору Павлу при хрестоматийной посылке 3 тысяч апельсинов, каковая акция возымела весьма благоприятные для юной Одессы последствия.
По свидетельству мемуаристов, Андросовы и их потомки отличались исключительным хлебосольством.
В следующее трехлетие (1815 — 1818) городское самоуправление возглавлял Яков Протасов. По его предложению (1816) было открыто городское девичье училище (1817). Впоследствии, когда он несколько охладел к общественному служению и активно занимался предпринимательской деятельностью, его, случалось, ругали — как гласного, порой игнорирующего заседания думы. Впрочем, сын Якова Протасова, Алексей Яковлевич, купец 3-й гильдии, впоследствии был видным и усердным гласным той же городской думы.
В архивных документах 1810 — 1840 годов упоминаются купцы Гавриил и Петр Протасовы, владевшие красными лавками на Александровском проспекте: судя по всему, брат и племянник Якова. Семейство в разные годы владело многочисленными торговыми помещениями, и один из "именных рядов", расположенный между Еврейской и Троицкой улицами, даже назывался Протасовским (реже — Еврейским, Караимским, Немецким).
Два следующих трехлетия городскими головами снова были крупные греческие негоцианты. Отставной капитан флота, а затем первой гильдии купец Дмитрий Спиридонович Инглези состоял мэром в 1818 — 1821 годах, был также членом коммерческого суда. Немногие из отставников сумели сделать такую стремительную карьеру. Торговый дом Инглези открылся еще в эпоху Ришелье, а в 1836 году оборот этой крупной фирмы обозначен в интервале между одним и двумя миллионами рублей. Как и Амвросио, Инглези владел патриархальным домом на Греческом базаре, обращенным и к Красному переулку, близ Полицейской улицы. Его супруга Екатерина Зоевна состояла членом Одесского женского общества призрения бедных, возглавляемого графиней Е.К. Воронцовой. В метрических книгах значатся дети четы Инглези: Спиридон (1816), Анна (1819), Дмитрий (1820), Иоанн (1831), Аристид (1834). Был еще сын Николай Дмитриевич, довольно известная в дальнейшем фигура в одесском обществе, скончавшийся в начале 1874 года. Д.С. Инглези ушел из жизни 30 апреля 1846 года в возрасте 75 лет.
Из приведенного реестра видно, что все без исключения первые городские головы были довольно крупными предпринимателями. В этом нет ничего удивительного, ибо город в то время формировался под идею солидной торговой фактории, перевалочной базы, южных ворот империи. И понятно, что заказывали музыку здесь именно те, которые платили, то есть инвестировали очень юную и столь же хрупкую на первых порах Одессу. Очень жаль, что мы еще так мало знаем об этих людях, заложивших последующее процветание и невиданную популярность "жемчужины у моря".

Олег ГУБАРЬ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.