На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРОЗА

ОКНА УЛИЦЫ


В комнате было холодно. Она подошла к окну улицы и заглянула в него. Не выглянула, именно — заглянула. Улица недовольно задернула занавески дня. Начало смеркаться. Термометр вяло уснул на пометке "восемь выше нуля".
— Что ж так холодно?! В доме, я имею в виду.
Она прошлась взад-вперед по комнате.
— Наверное, потому что это окна улицы. Это она наставила окон, чтобы хоть иногда отдыхать от нас.
Она продолжала нарезать геометрические фигуры из комнаты.
— Бедная улица, уставшая от наших тяжелых ног и мыслей. Изуродованная бороздами наших следов. Так не хочется тебе делать больно, а летаю я пока с трудом, так что без поземки следов никак… Это было длинное предисловие, просто мне холодно за твоими окнами. Я пойду к тебе по тебе пройтись. Недолго и без тяжелых мыслей. Чес-слово!
На улице и вправду было уютнее, чем дома. Листья-листья-листья. Желтые на мокро-зеленой траве. Вокруг газона на асфальте — тоже аппликация на темы октября. Засыпанные по макушку машины. Улица собрала с трех ближайших кварталов спорхнувшие с веток листья в один гигантский мешок из дождя и ветра. И ходила с мешком, присыпая вечерний город, как во время гололеда посыпают солью или песком, чтобы было не скользко. Так осень присыпала листьями, чтобы не грустилось. Идет человечек грустный, а ему на плечо или под ноги падает фигурный листок: "Это ж не последнее лето было. И не последняя осень. Честно!" Грусть улетает на время, есть у нее такое славное качество — периодически таки куда-то исчезать.
Желтковый листок спикировал ей на плечо.
— Какой смелый! А если возьму и отмахнусь от тебя? Пройду мимо. Отброшу и не обращу внимания?!
— Ой, как страшно! Уже обратила. И не выбросишь меня, спорим?
Она замялась — Листок был такой красивый и веселый, ну как от него отмахнуться?! А с другой стороны, никогда не нравилось, когда ею пытались манипулировать. А именно это он и делал.
Она молча бросила его на землю и пошла дальше. Сделала три шага… вернулась. Подобрала Листок.

* * *
— Так, что сделать с этим фАнтом? А, фантОм? Ну, в смысле, привидение.
— А со мной что-то делать обязательно?
— Понимаешь, обычно листья кладут в книгу между страницами, пока не высохнут. Надежнее всего — "Большая Советская Энциклопедия", такое издание в желтом переплете. Почему не в красном? Непонятно.
— Как-то не радует такая перспективка. Абсолютно.
— Зато чучело листа получается изумительным — как папирус. Прожилочки такие красивые! Правда, не представляю, как оно, лежать между одними и теми же страницами до полного высыхания… да, грустно.
— А если без этой своеобразной кремации?
— Тогда через пару дней ты скрючишься в "дульку", и все — никакой эстетики.
— Ладно, книга — так книга. Но ты должна пообещать, что не забудешь меня там, между страницами.
— Обещаю. Знаешь, чтоб не так скучно было, я тебя каждый день буду перекладывать с места на место. Начитаешься до тошноты! Тоже полезно иногда.
— Особенно для осенних листьев…
— …пикирующих на голову и напрашивающихся в собеседники!
— А тебе прямо так неинтересно со мной!
— Ладно-ладно, шучу. Ну, так что — в какую книгу пойдешь?
— Действительно, чего тянуть? Варианты?
— Герберт Уэллс.
— Пойдет. Не в энциклопедию же!
Она взялась за ножку Листка.
— Ай! Ты меня за здесь не бери — больно. Еще не зажила рана.
— Какая рана?
— А ты думаешь, как оно: растешь-растешь, зеленеешь-зеленеешь, а потом — ба-бах!!! И ты либо свалишься через пару дней, сорванный ветром, либо сам срываешься, превозмогая боль. Чтобы тебе понятно было — это как родиться и ожидать, как перережут пуповину.
— Я не помню — как это, увы.
— Это тоже обсудим, но потом. Давай, закрывай "Дверь в стене". До встречи!

* * *
Каждый вечер, приходя домой, открывала книгу, выслушивала восторженные речи Листка, укладывала его в следующее междурядье. Со временем Листик стал приобретать интересный окрас. На его желтоватых бочках появлялись отпечатки букв — наверное, не самая качественная печать. Буквы укладывались одна на другую, получалась странная картинка.
— Слушай, может, тебе уже хватит прессоваться? Будешь просто лежать на столе или где захочешь.
— Ага, и чем я буду заниматься целыми днями?
— Ну, как хочешь. Или книгу сменим? Не надоело искать зеленую дверцу в белой стене?
— А разве это может надоесть? Каждый что-то ищет. А в общем, каждому нужна дверь. Главное — однажды найдя, не пройти мимо.

* * *
Весной Листик загрустил.
— Ты что такой молчаливый?
— Я и так задержался. Пойдем в парк?
Она вышла с томиком Уэллса. Было грустно. Дошла до места, где он упал ей на плечо, открыла книгу. Ветер подхватил пергаментный Листок и унес ввысь. Она смотрела ему вслед. Показалось, или он правда махнул на прощанье, возвращаясь домой. В свою дверцу в белой стене.

* * *
В комнате было все так же холодно, несмотря на весну. Она подошла к окну улицы и заглянула в него. Улица недовольно задернула занавески дня. Начало смеркаться. Термометр вяло уснул на пометке "восемь выше нуля".

Лета ДЕТОЧКА.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.