На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

РОДИТЕЛЯМ НА ЗАМЕТКУ

Эффективное еврейское воспитание


(Продолжение. Начало в № 536.)

Два самых разрушительных и опасных чувства, которые возникают у родителей при общении с детьми, — это гнев и вина.

Что заставляет нас впадать в гнев?
Раздражительность, гнев — одна из основных проблем всех родителей и едва ли не самая разрушительная сила внутри семьи. "Раздражительность в доме, — говорит Талмуд, — как черви в зерне", она приводит к полному разложению ("Сота" 3б). "Все виды ада правят человеком, который постоянно сердит" ("Недарим" 22а), "Его жизнь — не жизнь" ("Псахим" 113б). Большинство людей, легко выходящих из себя, сознают пагубное влияние своего гнева и то унизительное положение, в которое они себя этим ставят. Но по большей части они абсолютно беспомощны и ничего с этим не могут поделать, потому что не понимают причин своего гнева.
За вспышками гнева, как правило, стоит убеждение, что жизнь должна идти именно так, как мы хотим. Талмуд говорит о гневе как о "лжебоге внутри нас" ("Шаббат" 105б). Этот "бог" постановляет, как все должно быть. А когда люди или ситуации противоречат придуманному человеком ходу событий, его мечтам, замыслам и чаяниям, его надеждам, ожиданиям, требованиям, вынесенному им решению, тогда человек разражается гневным осуждением. Может быть, это имели в виду мудрецы, говоря: "Гневливый подобен идолопоклоннику" (Рамбам, "Мишнэ Тора").
Наше подсознательное требование, чтобы все происходило в точности так, как мы этого хотим, вызывает наш гнев и по отношению к детям. Например, женщины сердятся и кричат на детей, когда те оставляют неубранной комнату. Но материнский гнев вызывает не сам беспорядок в детской, а то, что мать говорит об этом самой себе. Если она думает: "Какой беспорядок! Я бы хотела, чтобы дети не оставляли комнату в таком состоянии, когда уходят", — тогда ее эмоциональная реакция на беспорядок будет кроткой. А обозленная мать, скорее, скажет себе: "В жизни не видела такого дикого беспорядка! Почему мои дети такие ужасные неряхи?! Почему они не в состоянии поддерживать порядок в своей комнате?!" За этим возмущением стоит категорическое требование: "Мои дети обязаны поддерживать в комнате порядок!" Мы не всегда осознаем это требование, но, тем не менее, оно постоянно присутствует.
"А что в этом плохого?" — спросите вы. В конце концов, аккуратность — очень важное качество, все родители должны стараться научить этому своих детей. Проблема заключается в том, что если мы сердиты, главным в наших словах становится требование совершенства. Отчитывая детей за беспорядок в комнате, мы на самом деле заявляем: "Мои дети всегда должны быть такими, как Я хочу!" Это требование нереалистично и иррационально. Намерение приучить детей к аккуратности достойно хвалы, но наш гнев противоречит задаче воспитания в детях этого хорошего качества.

Нетерпимость и нетерпение

Хотя такие глобальные требования стоят за всяким гневом, они не являются его прямой причиной. Заводит наш гнев, приводит к срыву мнение, что такая ситуация нестерпима. Когда мы сердимся, мы не просто думаем о недопустимости того, чтобы наши дети вели себя не так, как мы этого хотим. Мы еще говорим себе, что это "ужасно" и что "это нельзя так оставить". Мы настаиваем на том, чтобы наши дети подходили немедленно, когда мы их зовем, и считаем непозволительным, чтобы они этого не делали. Или мы хотим, чтобы они помогали нам по своей охоте и с радостью, и, увидев их гримасу, тут же срываемся. Мать, которая при виде ссорящихся детей думает: "Они не должны так много драться", — все-таки воспринимает их столкновения как неприятный, но нормальный аспект взаимоотношений, и поэтому она не будет так расстроена, как та, что воспринимает это как нечто "ужасное" или "невыносимое". (Не следует путать эти выражения с суждением, которое они представляют. К примеру, мы можем сказать "ужасно" или "невыносимо", просто констатируя, что ситуация неприятна. Сказанное со вздохом: "Не выношу эти драки", — еще не означает, что вы их абсолютно не приемлете. Но если мы с яростью выкрикиваем: "Не выношу эти драки!" — то любой может сказать, что именно это мы и имеем в виду. Таким образом, способ выражения, то, как мы говорим, иногда раскрывает наши истинные чувства больше самих слов.)

Осуждение

Гнев — это не только неприятие ситуации. Он включает еще и осуждение. Когда наши дети плохо себя ведут, мы быстро переходим от "Этого нельзя так оставить!" к оценке: "Они — ужасные дети!" К примеру, если мы сердимся на ребенка, который не идет, когда его зовут, мы не только расстроены и обеспокоены. Мы также осуждаем и ругаем ребенка за то, что он вызвал наше беспокойство. Порой мы думаем: "Он слышал меня, знал, что должен подойти, почему же этого не сделал? Очевидно, он не хочет слушаться. Он просто плохой!" Приписывая ребенку дурные мотивы, мы начинаем видеть плохим его самого. Наш гнев усиливается, если мы считаем, что наш ребенок действовал так нарочно, чтобы нас рассердить.
Мы не всегда осознаем негативные суждения, которые являются подоплекой нашего гнева. Но если мы припомним все, что думали в это время, то можем это обнаружить. К примеру, если ребенок говорит с нами неуважительно, возникает мысль: "Как он смеет говорить со мной в таком тоне?!" И хотя здесь не высказана негативная оценка ребенка, незримо она присутствует. Чтобы ее выявить, достаточно спросить себя: "Кто он такой, чтобы со мной так разговаривать? (Плохой мальчик!)" И то же, если мы думаем: "Он не должен со мной так разговаривать!" Дальше можно продолжить ход своей мысли: "И поскольку он так поступает, то он... (Ужасный ребенок!)" Мы не хотим в этом признаваться, но рассуждение всегда таково.
Досада и раздражение вызывают такие же негативные суждения, но в более мягкой форме. Оценка та же, но не так резко выражена. Если взять шкалу от 1-го до 10-ти, гнев будет, в зависимости от интенсивности, располагаться между 6-ю и 10-ю, раздражение — от 1 — 2-х до 5 — 6-ти.
В раздражении мы говорим резким тоном. Есть родители, которые в раздражении прибегают к сарказму. Видя, что ребенок играет чашкой на столе, они насмешливо замечают: "Я вижу, ты не успокоишься, пока она не разобьется!"

Невыносимость разочарований и низкий порог сдержанности

Родители, которые часто раздражаются на детей, может быть, страдают от низкого порога сдержанности. А причина этого — в убеждении, что они не в состоянии переносить боль, неудобства или разочарования.
Родители с таким комплексом стремятся к тому, чтобы их жизнь всегда была легкой и комфортной, без страданий и волнений. Но растущие дети без конца причиняют беспокойство. Они лишают сна, привязывают к дому, они заставляют взрослых делать лишнюю работу, являются финансовым бременем, и, поскольку у них на все есть собственное мнение, они часто поступают по-своему. Конечно, мы хотели бы, чтобы все происходило иначе. Тем не менее, мы можем оставаться вполне счастливыми, если научимся принимать беспокойства и разочарования невозмутимо.
Если мать, вытирая пролитое ребенком молоко, думает: "Какой жуткий беспорядок я должна убирать. Это ужасно! Я не должна работать так тяжело", — в этом случае она не может не рассердиться на происшедшее и на самого ребенка, который заставил ее выполнять дополнительную работу. Именно наше желание жить без лишних проблем и беспокойства порождает наш гнев. Мысленно мы говорим: "Все должно быть так, как я хочу, иначе я просто не выдержу!" Сами по себе обстоятельства, которые могут вызвать раздражение, не повлекут за собой гнев, если мы при этом не говорим себе: "Такого ужасного беспокойства не должно быть".
В основном за гневом стоит убеждение: "У меня все должно быть так, как я хочу". А не получая желаемого, мы испытываем разочарование.

Гнев не дает нам никаких преимуществ

Если бы гнев был эффективным способом заставить детей изменить свое плохое поведение, мы вскоре увидели бы, что они перестали так поступать. Но все наоборот: гнев — один из самых неэффективных способов реагирования на плохое поведение детей.
Например, ваш пятилетний сын постоянно обижает свою младшую сестру и заставляет ее плакать. Вы его много раз просили прекратить так поступать, но он продолжает, и вы срываетесь на крик: "Что с тобой происходит? Неужели ты не можешь относиться к сестричке по-человечески?!" После этого у вашего сына будет еще меньше желания менять свое поведение. Если он примет вашу негативную оценку, он будет думать, что он плохой. А если ее отвергнет, будет стараться себя защитить. Более того, ваша агрессия вызовет у него ответную агрессию по отношению к вам — и вряд ли это лучший настрой для согласия.
Так гнев разрушает наши цели.
Фактически гнев даже закрепляет поведение, которое мы хотим устранить. В глазах ребенка наш гнев означает, что он плохой. Постепенно он воспринимает эту оценку как истину и приходит к выводу: "Вот такой я и есть. Так я и буду всегда поступать". И он продолжает вести себя так же плохо, как и раньше.
Родительский гнев, конечно, может запугать ребенка и заставить его подчиниться, но это будет оплачено дорогой ценой — отношения с ребенком будут испорчены. Более того, достигнутые результаты в лучшем случае временны, и вскоре отцу и матери придется прибегать к гневу постоянно, чтобы добиться детского послушания. Пока взрослые не будут вынуждены признать: "Дети слушаются нас только тогда, когда мы срываемся и кричим".
Известный талмид-хахам (ученый Торы) рабби Симха Вассерман сказал: "Родители должны задуматься о том, чего они хотят. Если хотят выразить гнев, пусть так и делают. Но если хотят чего-то добиться, то, выражая гнев, не смогут этого достичь".
Может ли контроль над гневливостью принести ущерб?
Наши мудрецы всегда указывали, что раздражительность — отрицательная черта характера. А современная психология, напротив, утверждает, что подавление гнева может принести вред, и поощряет людей "выпускать пар" и свободно выражать свой гнев. Однако некоторые специалисты сегодня подвергают это сомнению. Так, доктор Кароль Таврис пишет: "Мне кажется, основной эффект теории "выпускания пара" сводится к повышению уровня шума в нашей жизни, а не к уменьшению проблем. Я заметил, что люди, особенно склонные к выражению гнева, становятся от этого не спокойнее, а наоборот — еще более сердитыми и злыми".
Но сознательный подход к происходящему заключается не в подавлении или сдерживании гнева, а в первую очередь в работе с корнем этого явления — нашими негативными суждениями и оценками. Обратите внимание на два подхода в нижеследующем рассказе матери.
"Мой сынишка не одевался самостоятельно, хотя вполне мог это делать. А когда я говорила ему одеться, он игнорировал это. И каждый раз, когда я повторяла свои слова, мой голос становился все более жестким. Я продолжала убеждать себя: "Нет, я не буду на него кричать, я его не шлепну". Но с каждым повторением моего требования я чувствовала, как нарастает мое раздражение. Позднее, обдумывая эту ситуацию, я недоумевала, где допустила ошибку. И вдруг поняла, что идея не в том, чтобы сохранять самообладание в гневе, а в том, чтобы устранить сами причины для гнева. Что мне помогает больше всего, так это говорить самой себе: "Я не собираюсь достигать своей цели с помощью гнева!" Теперь мой сын начал одеваться сам. Он не всегда это делает, но те несколько раз действительно послужили началом. Это убедило меня в том, что, сохраняя спокойствие, можно достичь большего".
Некоторые родители сердятся на детей, когда те не слушаются, и оправдывают это тем, что Тора заповедала, чтобы дети уважали отца и мать. Но, хотя дети действительно обязаны выполнять волю своих родителей, мы не можем заставить их это делать. Мы должны помнить, что Тора запретила нам обижать других людей ("Ваикра" 25:17, "Бава мециа" 58б).
Лишь в особых обстоятельствах родители могут показывать детям свое негодование, чтобы скорректировать их поведение, даже если это их обижает ("Сефер гахинух" 338). Такое намеренное и продуманное проявление гнева резко отличается от вышеописанных — спонтанных, неконтролируемых — вспышек гнева, которые возникают, когда наши дети не соответствуют нашему идеалу. Это продуманное негодование следует приберечь для тех редких случаев, когда необходимо оставить у ребенка сильное впечатление о тяжести его неправильных поступков ("Шаббат" 105б). Но, прежде чем применять этот способ, нужно совершенно устранить всякие следы гнева из своего сердца, чтобы такой метод воспитания был действительно эффективен.
Как же избавиться от гнева? Об этом — далее.

Мирьям ЛЕВИ.

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.