На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

«Песнь Песней» — музыка мироздания


(Продолжение. Начало в № 536.)

Кто исполняет песнь?
Кто поет славу Создателю? Даже величайшие из людей делают это нечасто. Но песнь во славу Г-спода звучит постоянно: "Небеса поют славу Г-споду, и небесный свод рассказывает о делах Его рук" ("Теилим", 19:2).
В псалме говорится, что все сущее поет славу Г-споду. В небольшой, понятной лишь посвященным, но прекрасной книге "Глава Песни" мудрецы дают еще более глубокое объяснение. Все части и частицы мироздания — от могучего солнца до ничтожного муравья, от веселой певчей птицы до квакающей лягушки — поют свою особую песнь во славу Г-спода, песнь, составленную из одного или нескольких стихов Священного Писания. Звезды говорят, что Б-г создал небесные светила. Земля говорит, что вся она принадлежит Б-гу. Птица пустыни благословляет тех, кто на ее примере постигает, что Б-г заботится о пропитании всего сущего. Домашняя скотина говорит, что подобно тому, как она смотрит на своего хозяина, так человек должен смотреть на Б-га. Муравей говорит, что он учит ленивого, сколь многого можно достичь, если употребить в дело таланты, данные Г-сподом.
Это лишь некоторые примеры славословия Г-споду, приведенные в книге "Глава Песни". О чем они говорят? О том, что песня благодарности Г-споду звучит тогда, когда каждая частица мироздания выполняет свое предназначение. Симфонический оркестр, состоящий из сотни музыкантов, каждый из которых точно играет предназначенную ему часть симфонии, создает мелодию, льющуюся одним цельным, красивым потоком. Однако если нет гармонии, если голоса инструментов не образуют одно гармоничное целое, если каждый музыкант импровизирует, как хочет, не думая об общем результате, то результатом будет не музыка, а шум — оглушительный и ужасающий. Так же и в мироздании: каждый участник мировой симфонии имеет свою роль — большую или малую, могущественную или слабую. Каждое существо создано Б-гом, и каждому дано место во Вселенной в соответствии с Б-жественной целью. Б-г просит лишь одного: чтобы каждый выполнял данную ему задачу — и не более того.

Предназначение человека

Однако смысл, заключенный в каждой песне нашего мира, не раскрывается сам по себе, пока его не воспримет человек. Цель Творения — человек: его добродетели эту цель облагораживают, его грехи ее оскверняют. Когда он осознает, для чего созданы и солнце в небе, и муравей на земле, и все то, что находится между небом и землей, — тогда мироздание становится для него симфонией, созданной Б-гом для его слуха.
Когда же человек, наблюдая в телескоп звезды, способен воспринимать лишь мертвые статистические данные о солнечных системах или, например, говорить о существовании жизни на далеких планетах, когда он не может сказать: "Небеса говорят нам о величии Б-га", — тогда для этого человека, лишенного слуха, симфония мироздания звучит впустую. Он слышит звуки, но не музыку, какофонию скрежета и треска, но не гармонию.
Все, созданное Б-гом, несет свою задачу, но песнь эта не всегда слышна. Рамбам говорит: "Каков путь человека к Б-жественной любви, к благоговению перед Ним? Стоит человеку задуматься о великих чудесных делах и свершениях Его, чтобы постичь с их помощью Его несравненную, бесконечную мудрость, как сразу же у него возникает любовь к Б-гу, при которой он превозносит и восхваляет Его и чувствует страстное желание узнать Его Великое Имя. Как сказал Давид: "Душа моя жаждет постичь Б-га, Б-га живого". В тот момент, когда человек задумывается обо всем этом, он понимает, что является лишь крошечным, слабым, неразумным существом, которое стоит со всей своей пустяковой мудростью перед Тем, Чья мудрость совершенна. Как сказал Давид: "Когда я смотрю на небеса, на дело Твоих рук, то спрашиваю: "Что есть человек, чтобы Тебе думать о нем?"
Действительно, цель Творения заключается в том, чтобы человек продвигался в постижении смысла всего, что его окружает. Цель эта видна во всем, но лишь один человек должен ее обнаружить и назвать.
Когда завершились Шесть Дней Творения, Г-сподь сказал: "Закончено создание неба и земли" ("Берешит", 2:1). Мидраш толкует слово "закончено", "завершено" в соответствии с более глубинным смыслом: "они (небо и земля) стали орудиями". Материальная часть мироздания — небо, земля и все, что находится в них, — стали орудиями, с помощью которых человек обязан достичь высот, предназначенных ему Б-гом. Предназначенных ему — и никому другому. Главное в мироздании — борьба между добром и злом в человеке, его борьба за совершенствование духа, против соблазна бездуховного существования, борьба между душой и телом, когда душа стремится подчинить себе тело, а тело — душу. Если побеждает душа, чувства человека становятся возвышенными, он "слышит" музыку неба, земли и всего сущего, потому что в них узнает он руку Творца и понимает, что все зависит от Его воли, а не от слепых законов неразумной природы.
Если человек продвигается по этому трудному пути, он становится как бы свидетелем Творения. Эта роль — быть свидетелем Творения — святая обязанность каждого еврея. "Вы свидетели Моих дел", — говорит Г-сподь ("Ишайя", 43:10). Поэтому самыми великими в еврейской истории были те моменты, когда народ сознавал, что силы природы не слепы, что только Один Б-г возобновляет каждодневно процесс Творения. Вселенная, созданная Б-гом в один момент, постоянно создается Им вновь, она продолжает существовать по Его велению и никогда не выходит из-под Его власти.

Сомнения народа

Сыны Израиля впервые постигли эту истину, когда, преследуемые египтянами, остановились перед непроходимым морем. Не было у них тогда возможности ни сражаться, ни спастись. Те, кто был слаб духом, решили, что они обречены, что Б-г вывел их из безопасного Гошена только для того, чтобы они встретили свою смерть или попали в еще более ужасное рабство.
"Моше сказал: "Г-сподь будет сражаться за вас, а вы оставайтесь спокойными". Тогда сказал Г-сподь Моше: "Почему взываешь ко Мне? Скажи детям Израиля, чтобы шли вперед" ("Шмот", 14:14-15).
Мидраш, комментируя эти строки, цитирует слова из "Песни Песней" (1:2): "Передай мне Твою сокровенную мудрость и любовь, потому что Твое расположение ко мне приятнее, чем все земные наслаждения".
Этот перевод следует аллегорической интерпретации Раши. В буквальном же смысле сказано, что народ Израиля просит Б-га даровать "поцелуй Его Уст". Рабби Авраам из Слонима объясняет значение слова "поцелуй" в таком контексте: ужас охватил детей Израиля, они были окружены со всех сторон, их жизнь была в опасности. Взывали они к милосердию Г-спода и не видели никаких средств к спасению. В Святом Писании сказано: "Искренни укоризны любящего и лживы поцелуи ненавидящего" ("Мишлей", 27:6).
Поцелуй — знак любви и близости, он символизирует чувство одного человека к другому, возникающее в самых сокровенных глубинах души. Поцелуй — материальное воплощение чувства, то есть чего-то эмоционального, духовного.
Что противоположно поцелую? Упрек. Упрек причиняет боль. Обычного человека оскорбляют острые упреки, так как они могут глубоко ранить и причинить боль большую, чем раны, нанесенные оружием. А потому все, как правило, предпочитают поцелуи упрекам. Обычно целует друг, а враг упрекает, потому принято считать, что тот, кто целует, — друг, а кто упрекает — тот враг. Да и как может быть иначе, спрашиваем мы, ведь если он меня любит, как он может причинить мне боль? Однако не надо быть очень мудрым, чтобы заметить следующее: не все поцелуи чистосердечны, некоторые специально предназначены для того, чтобы скрыть враждебность и усыпить подозрения. С другой стороны, не в каждом упреке содержится враждебность. Искренний друг, то есть тот, кто искренне заботится о другом человеке, должен уметь искренне осудить товарища, если того требуют обстоятельства. И если тот, кому предназначен этот резкий дружеский укор, чувствует себя обиженным, если он почему-то глубоко оскорблен и начинает испытывать столь сильную неприязнь к другу — даже это не должно остановить истинного товарища. Он более обеспокоен тем, чтобы помочь близкому человеку, чем тем, чтобы сберечь его расположение. Ибо ради сохранения любви нельзя приносить в жертву тех, кого любишь.
Вот что хочет сказать Шломо, когда говорит, что раны, наносимые другом, более свидетельствуют о преданности, чем многочисленные поцелуи врагов. Жаль, что встречаются люди настолько поверхностные, что предпочитают "целующих" врагов укоряющим друзьям.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА "Вечность и суета".

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.