На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ИЗЯСЛАВ КЛИГМАН — ХУДОЖНИК ИЗ ОДЕССЫ


Четыре месяца назад в Бостоне (США) умер одессит, талантливый художник Изяслав Анисимович Клигман.

Он родился 12 августа 1927 г. в Кировограде. Его отец, караим Анисим Изяславович, был художником. Он умер, когда Изе было шесть лет. "Мать, Клигман Л.И. — домохозяйка, а затем служащая", — писал И.А. Клигман.
В 1940-м, окончив 7 классов средней школы, Изя Клигман поступает на скульптурное отделение Одесского художественного училища. Его преподаватель живописи — профессор Л.Е. Мучник.
Учеба после первого курса была прервана — началась война. Изя вместе с матерью и сестрой эвакуируется в Узбекистан. Там, в городе Джизак, в мае 1942 года он начинает работать в конторе связи линейным надсмотрщиком. На следующий год переезжает в г. Заамин Узбекской ССР, где продолжает работать вплоть до призыва в Красную Армию в октябре 1944 года (ему было всего семнадцать). Он служил рядовым в пехоте, был награжден медалями "За взятие Кенигсберга" и "За победу над Германией". В связи с контузией и болезнью в мае 1945 года его демобилизуют.
Восемнадцатилетний Изяслав возвращается домой, в Кировоград, и находит работу — становится художником Дома культуры г. Бобринец Кировоградской области. Так проходит несколько лет, но память об Одессе, об учебе в художественном училище живет. И вот в апреле 1951-го И.А. Клигман возвращается в Одессу, где устраивается в Художественный фонд художником-оформителем. В этом же году он поступает в Одесский институт иностранных языков (английский факультет, заочное отделение) и оканчивает его в 1955-м.
"С 1952 года работаю также в области книжной и прикладной графики, — напишет впоследствии И.А. Клигман в автобиографии. — В 1956-м, 1957-м и 1958 годах проектировал и оформлял разделы павильонов Казахской и Украинской ССР на ВДНХ в Москве, а также участвовал в оформлении павильонов СССР на Международных выставках в Брюсселе и Лейпциге".
Работая в Москве, Изяслав влюбляется в москвичку и женится. В 1958 году у них рождается дочь Галина. К сожалению, спустя несколько лет супруги расстанутся, дочь с матерью возвратятся в Москву.
Из справки домохозяйства, датированной 1965 годом, узнаем, что "Клигман И.А. проживает по ул. Привозной, 76, занимая жилплощадь в 10,22 кв. м. Состав семьи — два человека" (он жил вместе с матерью). Спустя два года И.А. Клигман живет по ул. Космонавтов, 56-А, еще через год — новый адрес: ул. Ласточкина (ныне — Ланжероновская), дом 26.
Но вернемся к деятельности Изяслава Анисимовича: в 1960-м и 1962 годах он оформляет разделы выставки "Передовой опыт в народном хозяйстве УССР" в Киеве и павильона Одесского совнархоза; в 1964-м принимает участие в выставке, посвященной 150-летию со дня рождения Т.Г. Шевченко, в Киеве и Москве (плакат "Розквітай, Україно" закуплен Министерством культуры УССР), на следующий год участвует в республиканской выставке "На страже мира".
"В области политического плаката работаю с 1957 года. Являюсь главным художником Жовтневого района Одессы", — пишет о себе И.А. Клигман. Он принимает участие в выборных органах Союза художников Украины, являясь членом бюро секции графики, членом республиканской комиссии по плакату.
За развитие советского плаката в 1970 году Изяслава Клигмана награждают медалью "За доблестный труд".
Из характеристики И.А. Клигмана, выданной одесским отделением Союза художников в декабре 1971 года: "Правление Союза художников, партийная организация и местный комитет считают целесообразной поездку т. Клигмана И.А. в США согласно вызову его дяди Джекоба Клугмана, проживающего в США, в качестве гостя на 2,5 месяца. Тов. Клигман И.А. помимо посещения родственника посетит ряд музеев США, достопримечательности, ознакомится с достижениями графики, плаката, рекламы. В силу указанных причин считаем возможным предоставить т. Клигману И.А. отпуск на 2,5 месяца без содержания". Как быстро бежит время! Сейчас мы читаем этот документ с улыбкой, а тогда без него не было бы и поездки…
Известный одесский график Давид Юлиевич Беккер рассказал мне: "Знакомство мое с Изей (так звали его коллеги) произошло в начале 70-х. Он был членом многих худсоветов, дружил с Гальпериным, студия которого была во дворе Русского театра, а моя студия — рядом. Оттуда и знакомство. Впечатление: всегда вежливый, тактичный, юмор грустный, "рыцарь печального образа". В искусстве в основном делал официальные заказы, как и все мы, чтобы заработать. Делал интересные плакаты, писал акварелью.
Изя был "подпольщиком", как и я, на выставки давал "официоз", для себя — другое. Я тогда многого не знал. Сейчас, наконец, увидел настоящее его творчество и был несказанно удивлен и поражен: гротеск, юмор, метафора, близкая к Шагалу.
Еще Изя, зная прекрасно английский, помогал мне держать связь с зарубежьем. Он делал мне переводы без малейшего ропота, деликатно и вовремя.
Общение с Клигманом было для меня очень приятным, и виделись мы довольно часто: он заходил в студию с очередным переводом, я бывал у него дома и в студии. Несмотря на это, он был довольно сдержан со мной, наверное, сказывалась разница в возрасте. Уехал он по-английски, не прощаясь, во всяком случае, я узнал об этом позднее. Жаль…"
В 1981 году в Москве вышел альбом "Изобразительное искусство Одессы" (единственный, за все годы Советской власти, посвященный художникам и скульпторам Одессы). Автор-составитель В.Д. Власов во вступительной статье отмечал: "В 70-е годы активизировалось творчество молодых графиков. В эти годы сложилась группа интересных акварелистов (Ю.М. Злочевский, К.К. Силин, В.А. Паникаров, В.С. Потеряйко, И.А. Клигман и другие)". В альбоме И.А. Клигман репродуцирует автолитографию "Девушка у окна" и акварель "Новая эра. Лист из серии "Приморский бульвар".
В июне 1993 года персональная выставка Изяслава Клигмана под названием "Мотивы старой Одессы" прошла в стенах музея на Пушкинской. В рецензии на выставку А. Щербаков пишет: "Свидетельство мастера волнует и внушает доверие, ибо опирается не только на доскональное знание города и горожан, но и на счастливейший дар — умение по-доброму посмеяться (…). Основу образных структур живописца составляет гротеск (…). Одесса для Клигмана — это одесситы (…). Есть на этой выставке и другой Клигман (…). Это графическая серия, в которой безраздельно властвует лирика".
В том же 1993-м Клигман навсегда покинул Одессу, уехал в США вместе с сестрой (парализованной, прикованной к постели), ее дочерью и мужем дочери. Какой удар пережил Изяслав Анисимович, прилетев в Америку, трудно представить. Дело в том, что в конце 80-х его дочь Галина с мужем и двумя детьми переехала из Москвы в США. Уже прибыв в Штаты, Изяслав узнал, что Галина оставила мужа, забрала детей и вернулась в Москву. И.А. Клигман остается в семье племянницы.
О его жизни в Америке дает представление письмо, отправленное друзьям и коллегам в Одессу в канун нового тысячелетия. Приведу выдержку из него.
"О жизни здесь вы, наверно, знаете немало…
Общеизвестно, что специальность художника — это не то, "с чего можно жить", если не считать избранных и удачливых… Я не вращаюсь в гуще жизни, связей никогда не умел налаживать, просто веду совершенно замкнутый образ жизни, посылая по почте фото или принты своих работ. Это не лучший способ, но объясняется отсутствие успеха, конечно, многими факторами. Мои попытки очень напоминают карабканье на гладкий столб, смазанный маслом.
То, что "накрапало" за 7 лет, достаточно для среднепреуспевающего за месяц. Участвовал где-то в 20 выставках разного калибра. Делается все не столько ради всенародной славы, сколько ради "пары баксов". Все же продолжаю работать урывками. Мастерской нет… с авторами публикаций обо мне, в т. ч. русскоязычной прессы, никогда не встречался, на выставках, кроме Бостона, никогда не бывал. Известно, что "каждый пишет, как он дышит"… Здесь существует некоторая тенденция подчеркнуть себя, как жертву режима. Я сделал пару работ еще, очень невинных, чтобы потрафить, но не более. В целом же, будучи причислен к нонконформистам (в музее Нью-Йорка есть девять моих работ), себя таковым не считаю. Просто когда-то собирал эскизы и делал работы на тему типов, населявших "Привоз", Молдаванку и т. д., где я прожил в трущобе 16 лет (а не вообще в Одессе)…
А страна эта, вообще, огромная, безумно красивая и богатая, и живут в основном процветающие. "Но не по мне краса в чужом окошечке". Я остался там, в том времени, в той системе, очень нехорошей, но лучше которой не знаю… Связь с той страной слишком велика, чтобы ее можно было оборвать. В Москве — моя дочь, внучки. А в Одессе — человек души и сердца. И город для меня — лучшее место на свете.
Перефразируя Пушкина, скажу: "Где б ни был я, в краю чужом, я буду мыслию всегдашней бродить Приморского кругом, как бы вернувшись в День Вчерашний!".
В общем, грустное письмо…
За тринадцать лет жизни И.А. Клигмана в США его дочь Галина несколько раз приезжала в Штаты, и они виделись. В 2002 году умерла сестра Изяслава, а через год у него — инсульт, и он, парализованный, лег на кровать сестры. В 2004-м племянница с мужем устраивают 77-летнего Изяслава Анисимовича (который уже начал ходить и говорить) в дом престарелых, где он и заканчивает свой земной путь — 27 мая 2006 года.
Он был самородком с нежной душой. От его гравюр веет любовью к старой Одессе и одесситам, к которым он относился с теплым юмором…
Не хочется заканчивать на грустной ноте, потому приведу несколько цитат из рецензий на выставки И.А. Клигмана в США.
Весь август 1998 г. в Нью-Джерси (в часе езды от Нью-Йорка) в галерее "Ark//Gallery" проходила выставка "Изяслав Клигман. Из России с экспрессионизмом".
Кармен Граймс, владелица галереи, увидев работы художника, влюбилась в них раз и навсегда. "Чем больше я смотрю на картины И. Клигмана, тем больше погружаюсь в них, они не отпускают от себя. Это большой талант, и эту выставку невозможно пропустить".
"Вечерний Нью-Йорк" в августе 1998-го писал об И.А. Клигмане: "Он — романтик, покоренный экзотикой старого города, воспевающий уходящее племя жизнелюбов, неунывающих натур, независимых характеров — всех тех, кто входит в великую и загадочную общность — "одесситы". Работы художника представлены в музеях и частных собраниях многих стран, он участник более 50 выставок в России, Украине, Франции, Италии, Англии, Германии, Израиле, Канаде и США".
В марте 1999 года "Новое русское слово" публикует статью Маргариты Шкляревской "Экспрессионизм Изяслава Клигмана": "Живопись Клигмана говорит с нами языком, полным метафор и иносказаний, сдобренным тонким юмором (одесским юмором)… Река истории, бурное ее течение, водовороты и мели — это, пожалуй, главная, хоть и не декларируемая тема Клигмана, причем у художника — свое видение истории ХХ столетия… Полотна не просто иллюстрируют, они пытаются языком живописи объяснить, высветить, расшифровать парадоксальные проблемы той страшной эпохи".
Джуди Карацио из галереи "De Lann", где также выставлялись работы Клигмана, отзывается восторженно: "Превосходная живопись!"
Более всего миру художника созвучны слова Шолом-Алейхема. "Автор по натуре не меланхолик и печальным историям предпочитает смешные. Он хочет, чтобы и евреи, и все люди на Земле больше смеялись. Смеяться полезно" (из статьи в "Вечернем Нью-Йорке").
В заключение хочу поблагодарить за рассказы об Изяславе Клигмане и помощь материалами о нем художников В.П. Кабаченко, Д.Ю. Беккера и С.А. Живковича.

Александр ЧАЦКИЙ.

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.