На главную страницу сайта
Полоса газеты полностью.

ПРАКТИКА ИУДАИЗМА

«Песнь Песней» — музыка мироздания


ДАВИД И ШЛОМО: ОСНОВАТЕЛЬ И СТРОИТЕЛЬ

Золотой век еврейской истории начался, когда царь Шломо взошел на трон своего прославленного отца. Страна жила в мире, народ трепетал перед мудростью царя и воздавал должное его величию. Но еще большее великолепие его царствованию должен был придать Бейт Амикдаш — Святой Храм, который Шломо начал строить на холме в Иерусалиме. И Шломо его построил. Но то был не его Храм, то был Храм царя Давида, поскольку он явился результатом усилий предшественника Шломо. Можно сказать, что Храм стал отражением величия и праведности Давида.
В 2892 году (868 г. до н. э.) царь Давид перевел свою столицу из Хеврона в Иеруса-лим. Нового царя признали все двенадцать колен Израиля, и власть его укрепилась. Но Давид посмотрел вокруг себя и увидел, что сделано еще не все.
"И сказал царь пророку Натану: "Посмотри, я живу в доме из кедрового дерева, а Ковчег Б-жий находится под шатром". И сказал Натан царю: "Иди и исполни то, что в твоем сердце, ибо Г-сподь с тобою" ("Шмуэль" 2, 7:2 — 3).
Давид был обеспокоен. Царство его становилось прочнее и прочнее, а Ковчег Завета все еще не имел постоянного места.
Евреи вышли из Египта в 2448 году. Годом позже в пустыне была построена и освящена Скиния, передвижной Храм. По плану она, не будучи постоянным обиталищем Б-га, должна была сопровождать сыновей Израиля во всех их странствиях по пустыне. Ее разбирали, отправляясь в путь, а затем собирали вновь на стоянке. После того как Иеошуа привел свой народ в землю Израиля, Скиния была поставлена в Гилгале.
В 2503 году начался новый период: Скинию установили в Шило, за каменными стенами и под крышей из тканого холста. Она оставалась общенациональным центром до тех пор, пока 369 лет спустя Шило не был разрушен, а Ковчег не захвачен филистимлянами. Затем его перевезли сначала в Нов, потом в Гиву. Наконец воцарился Давид. Это произошло в 2884 году. Впрочем, сначала его власть была признана только коленом Иеуды, из которого происходил он сам. Лишь после семи лет борьбы Давида признали все колена, и во время празднеств и веселья Ковчег был торжественно перевезен в Иерусалим. Вот тогда и посмотрел Давид вокруг себя. Из своего дворца он увидел шатер, в котором находился Ковчег. Святая Святых — сердце переносного Храма — была укрыта простым полотном.
Давид знал, сколь многое в еврейской истории, прошлой и будущей, связано с горой Мориа в Иерусалиме. Там возвел Адам свой алтарь, ибо с этого места был взят прах для его сотворения. Каин, Эвель и Ноах приносили на этой горе жертвы Б-гу. На ней же Авраам собирался принести в жертву Г-споду своего сына Ицхака. Давид был уверен, что на этом месте и должен стоять Храм, даже больше, чем уверен, ибо знание о будущем Храме он получил из предания, которое брало начало со времен Моше.
Итак, Давид рассказал Натану о своем желании построить Святой Храм. Ответ Натана опирался не на личный опыт. Он прекрасно знал, что Давид был именно тем человеком, которого избрал Б-г. В Мидраше "Шохер Тов" говорится так: "Если бы Б-г не желал, чтобы ты построил Храм, то эта мысль к тебе бы не пришла. Но Б-г распорядился, чтобы было о тебе написано: "Г-сподь нашел себе мужа по Своему сердцу" ("Шмуэль" 1, 13:14). (Здесь приведены слова, сказанные пророком Шмуэлем царю Шаулю: о том, что Б-г нашел более достойного царя, то есть Давида.)
Однако той же ночью Б-г снова явился Натану с новым пророчеством для Давида: оказывается, надежде царя не суждено осуществиться, он не построит Храм Г-споду. Вот что сказано в пророчестве: "Я восстановлю потомка после тебя (...). Он построит Храм для Меня" ("Шмуэль", 2, 7:12,13).
Но как же быть с первоначальным обещанием Б-га Натану, что именно Давид возведет Храм? Как разрешить противоречия между этими двумя пророчествами? Мидраш "Шохер Тов" отвечает: "Хотя Шломо и выстроит Храм, называться он будет Храмом Давида". Давид, несомненно, был самым достойным человеком для строительства Храма, но Г-сподь сказал ему через пророка Натана: "Ты пролил много крови и вел большие войны. Не ты построишь Мой дом, потому что много крови ты пролил передо Мной" ("Диврей аямим", 22:8).

Давид освящает Храм

Храм был освящен песнью, которая предваряется в Писании словами: "Псалом; песнь освящения Храма" ("Теилим" 30-й).
На первый взгляд, псалом кажется странным. Он предназначен для освящения Храма, однако, о Храме в нем ничего не сказано. Вот как объясняет эту странность рав Хирш в своем комментарии:
"Этот псалом — описание опыта человеческой жизни. В нем говорится об исцелении и спасении, испытаниях и блаженстве, которые Б-г посылает тем, кто посвящает себя Ему.
В чем состоят сущность и назначение Храма? Храм, обитель Б-га, должен воплощать в себе, прежде всего, идею близости Б-га, тесной связи Б-га с человеком, напоминать о Его присутствии в людских трудах и о стремлении человека к Нему. Святилище Б-га — лишь материализованный символ одной истины, которая звучит так: когда физическое и духовное существование человека, когда все его усилия направлены на то, чтобы снискать благоволение Г-спода, то есть на то, чтобы практически применять Его законы, тогда его жизнь, общественная и личная, становится местом обитания ангелов. Ведь и в запове-ди построить Святилище говорится: "Пусть они построят Мне Святилище, чтобы Я мог жить среди них".
Легко понять, почему Давид пришел к решению построить Храм Б-гу. Давид был переполнен чувством непосредственной близости Б-га, он знал, что Г-сподь руководит его делами, направляет его. И это знание не оставляло его на протяжении всей его полной тревог жизни.
Храм должен был стать живым воплощением Синайского Откровения. Скиния и Храм мыслились как место Б-жественного присутствия, подобно тому, чем когда-то была гора Синай. Из Ковчега Завета, содержащего Скрижали с Десятью заповедями, люди должны были слышать слово Г-спода, как когда-то они слышали его на горе Синай. Рамбам объясняет, что назначение Скинии — продолжать Дарование Торы, поэтому Храм, по объяснению Рамбама, — не только хранилище Скрижалей, но и неиссякаемый источник Б-жественного слова. Дом Санхедрина, еврейского суда, потому и находится рядом с Храмом, что Храм — вечное воплощение Дарования Торы. Благодаря тому, что Храм служит воплощением Синайского Откровения, в нем помещен алтарь, на котором совершаются жертвоприношения. Храм — дом Торы, а значит, именно
в этом месте должны совершаться жертвы, предписанные Г-сподом, как способ приближения к Нему.

Почему не Давид?

Комментаторы прошлых веков отмечали, что кажущиеся случайности в жизни наших праотцов — следствие некоей высшей причины. Натан объяснял Давиду, что он не мог бы просить разрешения построить Храм, если бы Сам Б-г не выбрал его для этой задачи. Просьба Давида не была случайной, она отражала его глубокое внутреннее стремление, совпадающее с Б-жественной волей. Поистине, Давид был арфой в руках Г-спода: не только в его искренних песнях, но и во всей его жизни слышалось звучание Б-жественной музыки.
Вот что сказано в Мидраше "Шохер Тов": "Увидев, что Давид опечалился, когда узнал, что ему, как виновнику кровопролитий, нельзя строить Священный Храм, Г-сподь утешил его, открыв более глубокое значение пророчества Натана: "Будь спокоен, Давид, вся кровь, которую ты пролил, будет считаться как бы подношением Мне. Если бы ты построил Храм, он стоял бы вечно и никогда бы не был разрушен, как бы Израиль ни грешил. Я знаю, что народ Израиля будет грешить. Поэтому, если Храм будет построен не тобой, Я смогу наказать народ, уничтожив Храм, но не людей".
Итак, мы должны по-новому посмотреть на жизнь Давида. Войны, которые он вел, были необходимой прелюдией к построению Храма, а его старания подготовить все необходимое для будущей постройки явились выражением его собственной глубокой связи с делом возведения Святилища, которому уготовано было имя — Дом Давида.
Мудрецы говорят, что Храм был назван Домом Давида, потому что Давид посвятил ему всю свою жизнь. Войны, которые он вел, и страдания, испытанные им, были лишь материальной оболочкой его духовной борьбы.
Враг приходит в людском обличье и объявляет войну еврейскому народу. Но война, которая ведется с помощью видимого оружия, — лишь поверхностное проявление истинной войны, которая происходит в сфере духовной. Вот почему наши мудрецы всегда употребляли такие выражения: ангел Эсава, ангел Египта, ангел моря. Они имели в виду духовные силы зла, которые стремятся одолеть стремление человека к добру. Если дух Израиля ослабевает, армия его терпит поражение. Если же его дух остается сильным, терпят поражение его смертельные враги.
Когда Амалек напал на израильтян вскоре после Исхода из Египта, Иеошуа повел народ в битву, а Моше взошел на вершину горы, чтобы молиться. "И было так, что, когда Моше поднимал руки, побеждал Израиль, а когда он опускал руки, побеждал Амалек" ("Шмот", 17:11).
Не от руки Моше зависел исход битвы. Моше поднимал руки в молитве, чтобы заставить сынов Израиля поднять взоры к небу и посвятить свои сердца их Небесному Отцу. Стоило ему опустить руки, взгляд сынов Израиля возвращался к их земному врагу. И тогда, вместо того чтобы бороться с собственными пороками, они терпели поражение от Амалека.
Яаков тоже был великим воином, он прекрасно владел мечом и луком. Но существует и иное оружие кроме меча и лука. Незадолго до своей смерти Яаков завещал Йосефу Шхем, "который завоевал я у амореев своим мечом и луком" ("Берешит", 48:22). После того как Шимон и Леви убили всех мужчин в Шхеме, соседние амореи объединились, чтобы отомстить за опустошенный город. Вот тогда Яаков взял свои меч и лук, чтобы отразить их. Но Таргум трактует слова "моим мечом и луком" как "моими молитвами и просьбами". Да, некоторые видели в Яакове сильного воина, мощного человека, который одной рукой сдвигает огромные камни. Очевидцы могли рассказывать и о том, как он защищал Шхем, беспощадно разя врагов мечом и стрелами. Но сам Яаков знал, что его меч и стрелы только потому и смертоносны, что за ними стоит молитва.

Шломо — наследник Давида

Праведная война, которую вел Давид, была направлена против сил зла. Прежде всего он должен был одержать победу в этой войне и только после этого приступить к строительству Храма. Так и произошло. Одержав победу над силами зла, Давид подготовил почву для более мирной жизни. Но царствование в этой мирной жизни уже принадлежало Шломо.
"Внимай Мне: сын родится у тебя, будет он жить в мире. Дам Я ему отдых от его врагов, ибо имя его будет Шломо (мир ему). Дам Я Израилю мир и спокойствие в дни его (царствования)" ("Диврей аямим", 22:9).
Шломо суждено было родиться в мире и жить в мире. Давид оставил ему в наследство благочестие, за которое сражался с внутренними врагами. И еще он оставил ему безопасность страны, за которую он сражался с врагами внешними. К слову сказать, Шломо родился, когда Давид был уже не молод. В 2924 году в возрасте 12 лет Шломо взошел на трон. Сначала, приняв на себя управление страной, новый царь постарался укрепить свою власть. И лишь затем, на четвертом году царствования, 480 лет спустя после Исхода из Египта, он приступил к самому великому делу своей жизни — возведению Храма. Спустя семь с половиной лет Храм был построен.

Из книги рабби Носсона ШЕРМАНА "Вечность и суета".

(Продолжение следует.)

Полоса газеты полностью.
© 1999-2017, ИА «Вiкна-Одеса»: 65029, Украина, Одесса, ул. Мечникова, 30, тел.: +38 (067) 480 37 05, viknaodessa@ukr.net
При копировании материалов ссылка на ИА «Вiкна-Одеса» приветствуется. Ответственность за несоблюдение установленных Законом требований относительно содержания рекламы на сайте несет рекламодатель.